Коротко


Подробно

Фото: Reuters

«Действительно важные вопросы не прозвучали»

Собеседники “Ъ FM” смотрят первое интервью подозреваемых в отравлении Скрипалей

от

Подозреваемые в отравлении Скрипалей дали первое интервью. В беседе с главным редактором телеканала RT Маргаритой Симоньян Александр Петров и Руслан Боширов сообщили, что не связаны с ГРУ и работают предпринимателями в фитнес-индустрии. Молодые люди также заявили, что опасаются за свои жизни и безопасность близких. В Солсбери они поехали исключительно ради местных достопримечательностей. Как рассказала Маргарита Симоньян, об интервью Петров и Боширов попросили сами — позвонили на мобильный вскоре после того, как Владимир Путин призвал подозреваемых по делу Скрипалей выступить в СМИ. «Коммерсантъ FM» попросил экспертов и наблюдателей поделиться своими впечатлениями от интервью.


Дмитрий Гудков, бывший депутат Госдумы, лидер партии «Гражданская инициатива»:

— Они в этом интервью сказали, что Гудков превратил их жизнь в ад. Вообще это все очень странно и выглядит постановочным. Самое главное, что в этом интервью не прозвучали никакие важные вопросы. Например, даже можно было бы спросить про собор в Солсбери — очевидно, что все наборы фраз из «Википедии» вырваны. Далее в этом интервью не спросили, почему у них были куплены билеты сразу на целый ряд рейсов в один день, почему паспорта отличаются. Вообще в этом интервью не раскрыты личности Петрова и Боширова — кто они такие? Они рассказывают, что занимаются каким-то спортивным питанием, возят из Европы — из каких стран, что за фирма? А в ответ они говорят: мы не хотим называть, потому что мы не хотим, чтобы наши партнеры узнали. А при этом появление их в эфире Russia Today разве не вызывает подобные вопросы? И самое главное: люди говорят «оставьте нас в покое» — их подозревают в преступлении, которое грозит нашей стране серьезными санкциями, почему мы их должны оставить в покое? Мы должны, наоборот, выяснить, кто они на самом деле, имеют ли отношение к отравлению и спецслужбам, для того чтобы решить вопрос, будут ли санкции в отношении нашей страны или нет. Это все очень важно. Это не их личный вопрос.


Алексей Филатов, эксперт-профайлер:

— Когда люди приходят на интервью в их ситуации, то, скорее всего, инициатива должна бы исходить от них — они должны были рассказывать свою версию происходящего, свои какие-то комментарии давать, быть более инициативными, как минимум. Здесь скорее вопросы задавала Маргарита, а они крайне неохотно говорили, даже не отвечали на эти вопросы, я бы так сказал. Это, безусловно, странно. Да, люди находятся в стрессе, переживают за себя. Но когда они говорили, что очень устали — наверное, это все-таки было несколько гиперболизировано. Действительно парни не знают, что будет дальше, не понимают, что делать в такой ситуации. Я считаю, что все-таки не они были инициаторами этого интервью.


Андрей Луговой, бывший сотрудник российских спецслужб, депутат Госдумы:

— Я верю, что эти люди не являются сотрудниками спецслужб. Всему, что исполняет Великобритания на глазах честной публики в течение шести месяцев, не может быть никакой веры. Все рассчитано на обывателей — они подгоняют какие-то события, факты, людей, перемешивают все в кучу и потом выдают как готовый результат. А потом все равно никто разобраться в этом не может. Их обвиняют в убийстве и в том, что они являются сотрудниками ГРУ. Вы вообще себе представляете? Нормальный человек как это воспринимать все будет? Он будет в шоке находиться, в растерянности. Он просто офигеет. Вот я офигел в 2006 году. И у меня не просто растерянность была, у меня была паника, смятение, сумасшествие в голове. В подавленном состоянии человек может долгое время находиться. Время прошло — они вышли из тени. Наверное, они в себя пришли, поняли, что надо говорить. Они нормальные русские мужчины. Когда шли на интервью, то прекрасно понимали, что их весь мир сейчас покажет. Не знаю, может, они выпили валерьяночки, чтобы спокойными сидеть. Понятно, что они готовились. Они целенаправленно шли к Симоньян.


Андрей Колядин, политолог:

— У меня не было ощущения жесткой подготовленности этих людей, что они заучили какие-то блоки информации, которую «Отче наш» повторяли. Мне проще поверить в то, что это два близких друга, чем сотрудники одной организации — не принято так в ГРУ. Сами понимаете, что каждое мероприятие такого рода индивидуально. Так, как это выглядит — это что угодно, но не разведка. Создать непохожий на сотрудников ГРУ образ, потом попасться, организовать для себя санкции и потом долго их расхлебывать — мне логика подсказывает, что там все-таки работают не дебилы, а нормальные профессиональные люди. А та схема, которая сейчас рассматривается, точно невыгодна России ни в каком виде.


Андрей Остальский, корреспондент «Коммерсантъ FM» в Британии:

— В целом, конечно, в Великобритании интервью не вызвало доверия, мягко говоря. В соцсетях превалируют оценки типа «смешно», «это вообще выглядит как признание». Кто-то написал: «Я не верил до сих пор британской полиции, но, посмотрев это интервью, пришел к выводу, что, наверное, все-таки так оно все и есть, как в Лондоне официально говорят». Какая-то еще женщина писала» «Может быть, это нарочно, нас троллят, над нами издеваются, втирают нам соль в раны, чтобы обиднее было». Самая яркая реакция была на жалобы предполагаемых Александра Петрова и Руслана Боширова на погоду, на то, что небольшой снежок, выпавший в Солсбери 3 марта, просто был для них невыносим — эта история на все лады подвергается осмеянию: русские, конечно, не знакомы со снегом, не знакомы со слякотью и бурями, и для них действительно невыносимо передвигаться в таких тяжелейших условиях. Обращают внимание, что собор — все-таки это не главная достопримечательность не то что в Англии, а даже в Солсбери. В основном туристы, если и приезжают, то из-за Стоунхенджа — его упомянули выступавшие граждане, но как-то неуверенно. Но и в Стоунхендж, и в другие места, которые они называли, пешком не дойдешь, поэтому идея, что они планировали это каким-то образом посетить за один день, конечно, не выдерживает никакой критики и тоже подвергается осмеянию.


Михаил Дымшиц, социальный психолог:

— Меня удивило, что два человека, которые, как нам говорит Ми-6, неоднократно пересекали совместно границу страны и куда-то ездили в зарубежные поездки, за 30 минут практически ни разу друг на друга не посмотрели, рассказывая о чем-то, никогда не обращались к другому за поддержкой. При этом есть несколько моментов, которые меня очень сильно удивили. Когда они представлялись, и один, и другой назвали имя и фамилию. Но мы обычно, когда заявляем о себе официально, говорим имя и отчество — эти люди так не сделали. Когда мы волнуемся и хотим создать некий статус, мы обычно говорим имя и отчество. То, что они говорили о различных местах — это такая статья из «Википедии». Нам хотят доказать, что эти два человека ездили в некую Мухосрань для того, чтобы посетить некое архитектурное сооружение, при этом они ни разу не упомянули, что они всегда, когда куда-то ездят, ездят что-то смотреть. Что они, что интервьюер действовали в рамках рассказа, подготовленного человеком, который реально не очень хорошо понимает, кого они все должны изображать. И при том они очень устали — видно, что там не первый дубль.


Дмитрий Тульчинский, политтехнолог:

— Все это похоже на комическую историю. Попытка списать историю на двух культурных нормальных мужиков, чуть больше любящих друг друга, чем обычные мужчины, как минимум, кажется достаточно смешной. Либо пытаются все это превратить в фарс — но, к сожалению, не получится. Либо история не продумана и не вызывает доверия. Я думаю, что попытка из свирепой серьезности сделать что-то смешное и комичное, может быть, и была изначально, как минимум, если так этот шаг продумывали, то он удался.


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз