Коротко


Подробно

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ   |  купить фото

За потерянные взятки запросили реальные сроки

Закончилось судебное следствие по делу о попытке отставить генерала ФСБ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно “Ъ”, от 5 до 12 лет заключения запросило гособвинение для целой группы предпринимателей и офицеров ФСБ, которые за $2 млн пытались отставить начальника УФСБ по Сахалинской области Игоря Стручкова, начавшего расследование в отношении экс-главы региона Александра Хорошавина. Сами деньги пропали, генерал-майор получил повышение, а господин Хорошавин сел на 13 лет.


Процесс шел в Московском гарнизонном военном суде почти два года. По словам его участников, связано это было с тем, что судья детально изучал все доказательства, содержащиеся более чем в 40 томах, собранных следователями СКР. При этом первоначальный список свидетелей, в котором числилось около 40 человек, значительно увеличился. В него, в частности, попали четыре генерала ФСБ, включая командира легендарной спецгруппы «Альфа», сотрудник администрации президента и муж бывшей «мисс Вселенная» Оксаны Федоровой Андрей Бородин, а также работники полпредства президента в Дальневосточном федеральном округе. Не вызвали только генерала Стручкова, возглавляющего сейчас УФСБ Приморского края.

На скамье подсудимых оказались восемь человек. Среди них действующий подполковник ФСБ Сергей Лежебоков и бывший полковник спецслужбы Владимир Заречнев, прослуживший в органах около 40 лет и возглавлявший затем международный общественный фонд «Правопорядок-центр». Остальные шестеро — это коммерсанты с Дальнего Востока и из Москвы: сын высокопоставленного офицера спецслужб Валерий Михеев, «приморцы» Юрий Некраш, Сергей Орлов, Владимир Гостев, а также водитель последнего Владимир Сулименко и столичный бизнесмен Сергей Морозов — близкий родственник сенатора от Рязанской области Игоря Морозова.

Отправной точкой для расследования стал визит в 2013 году на Сахалин президента Владимира Путина, который обратил внимание на проблемы и махинации при возведении четвертого энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. Найти виновных поручили областному УФСБ, которое возглавлял Игорь Стручков. Контрразведчики заподозрили в махинациях главу фирмы-подрядчика ООО «Сахалинская компания "Энергострой"» Николая Крана.

По версии следствия, господин Кран и его подельники решили предупредить неблагоприятное развитие ситуации. Передав влиятельным чиновникам в Москву $1,3 млн, они рассчитывали, заручившись их покровительством, добиться отставки или перевода генерала Стручкова в другой регион, а заодно и сохранения лицензии у подконтрольного Крану ОАО «Тихоокеанский Внешторгбанк». Одним из решальщиков, по версии следствия, выступил полковник Заречнев.

Затем, считают в СКР, в Москву поступил еще один «транш» с Дальнего Востока. Дорожную сумку с $700 тыс. получил Сергей Орлов. Деньги должны были гарантировать серьезность намерений Николая Крана. Их положили в машину Сергея Лежебокова, откуда они загадочным образом исчезли.

Как оказалось позже, разговоры и перемещения всех фигурантов тщательно отслеживались сотрудниками УСБ ФСБ, в поле зрения которых попал Валерий Михеев, являвшийся одним из первых «переговорщиков». В сентябре 2014 года на основании полученных с Сахалина данных старший следователь по особо важным делам при председателе СКР Сергей Чернышев возбудил уголовное дело, а девять фигурантов во главе с Николаем Краном были задержаны. Всех, кроме Сергея Морозова и Сергея Лежебокова, первоначально признавших свою вину, отправили в СИЗО, а последних двух поместили под домашние аресты. Между тем ни первой части денег, ни второй найти так и не удалось, а господа Морозов и Лежебоков отказались от признаний. Зато раскаялись господин Кран и его главный охранник Юрий Некраш. Более того, первый дал показания о получении взяток губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным. В марте 2015 года чиновника задержали, а позже приговорили к 13 годам заключения с полумиллиардным штрафом. Николай Кран, которого освободили из-под стражи, впоследствии скончался от сердечного приступа.

Уже отставному полковнику Заречневу инкриминировали покушение на особо крупное мошенничество (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) и вымогательство (ст. 163 УК РФ), так как он помимо попытки обмануть «приморцев» якобы отнял автомашину Hyundai у другого фигуранта Валерия Михеева. Еще одним мошенником посчитали Сергея Лежебокова, а всех остальных — посредниками в передаче неустановленным чиновникам пропавших взяток (ст. 291.1 УК РФ).

В ходе прений сторон вину признавали только подсудимые Некраш и Михеев. Первый, кстати, во время процесса перенес сложнейшую операцию и стал инвалидом второй группы.

Прокуратура излагала свои требования два дня, а защита — три. Самый маленький срок, пять лет колонии общего режима, гособвинение запросило для Сергея Лежебокова, а максимальный, 12 лет,— для Владимира Гостева. Для полковника Заречнева потребовали десять лет колонии строгого режима, а для тяжелобольного Юрия Некраша — пять с половиной лет. При этом обвинители не стали настаивать на штрафах, предусмотренных ст. 291.1 УК РФ.

Адвокаты господ Некраша и Михеева просили суд лишь о снисхождении, а защитники остальных — о полном оправдании своих клиентов. «Покушение на мошенничество подразумевает совершение любых действий для получения денег, чего не было, как не было и вымогательства машины»,— заявил “Ъ” адвокат Владимира Заречнева Сергей Витебский.

Сергей Сергеев


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз