«Масштабная операция в Идлибе становится для России неоправданно рискованной»

Максим Юсин — об обострении ситуации в Сирии

В Вашингтоне не исключают, что ситуация вокруг сирийской провинции Идлиб грозит привести к прямому военному столкновению вооруженных сил России и США. Обозреватель "Ъ" Максим Юсин задумался о том, как вести себя Москве.

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Ситуация вокруг сирийской провинции Идлиб все больше напоминает мину замедленного действия, грозящую взорвать не только регион, но при определенном развитии событий и отношения двух ядерных сверхдержав. Если верить источникам американской газеты The Wall Street Journal, в Вашингтоне не исключают удара по иранским и российским военным объектам в ответ на применение войсками Башара Асада химического оружия в ходе готовящегося наступления на Идлиб.

Какой будет реакция Москвы в случае, если США осознанно, а не по ошибке атакуют в Сирии ее военнослужащих, ее системы ПВО, можно легко догадаться. Ситуация гораздо более напряженная, гораздо более опасная, чем была в апреле этого года, когда после сообщений о применении сирийскими войсками химического оружия в пригороде Дамаска Думе американцы и их союзники нанесли символический удар по правительственным объектам, предварительно договорившись с россиянами, как минимизировать последствия этой операции.

С тех пор отношения между Москвой и Вашингтоном катились под откос.

И, увы, нет полной уверенности, что сегодня генералы и политики сумеют договориться. Американцы убеждены, что в ходе наступления на Идлиб, которое представляется неизбежным, сирийская армия применит хлор. Якобы Башар Асад уже отдал такое распоряжение. Если раньше западные союзники обещали реагировать в случае применения Дамаском зарина или иприта, то сейчас в Вашингтоне дают понять: хлор тоже в «черном списке».

О готовности участвовать в «ударах возмездия» по Сирии уже заявила Франция. Но самым, пожалуй, неприятным сюрпризом для Москвы стало то, что и Германия, которая прежде воздерживалась от военных операций на Ближнем Востоке, не исключает, что присоединится к союзникам. Как сообщает газета Bild, такая возможность рассматривалась в ходе недавней беседы министра обороны Урсулы фон дер Ляйен с военным атташе США в Берлине.

В российском оборонном ведомстве убеждены: оппозиция в Идлибе готовит провокацию с целью имитировать использование Дамаском химического оружия и создать тем самым повод для ударов западных союзников по сирийским объектам. Если это действительно так, бомбардировки становятся практически неизбежными — сложно себе представить, что в случае масштабной, профессионально проведенной и широко освещенной в СМИ провокации Вашингтон, Лондон и Париж согласятся признать ее таковой и не поддадутся искушению поставить на место Дамаск, слишком уж стремительно выигрывающий войну. А заодно и Москву.

Дополнительные сложности может создать позиция Анкары. В ходе переговоров в Иране с президентами России и Исламской республики лидер Турции Реджеп Тайип Эрдоган так и не сумел найти с ними общий язык по вопросу Идлиба, который считает своей зоной ответственности. Анкара по-прежнему против наступления сирийской армии на эту провинцию. И в случае, если его целью станут группировки, которые поддерживает Турция, ситуативный альянс Москвы и Анкары может распасться.

В нынешней ситуации это последнее, что нужно Кремлю.

Операция в Идлибе, направленная против всех оппозиционных отрядов с целью полного отвоевания провинции, становится для Москвы неоправданно рискованной.

Есть ли альтернатива? Теоретически – да. С учетом того, что полностью отказаться от планов наступления на Идлиб уже едва ли возможно — все силы для него давно стянуты, — Москва могла бы попытаться убедить горячие головы в Дамаске и Тегеране ограничить его масштабы, сделать целью ударов главным образом радикальные джихадистские группировки, не трогать тех, кого Турция считает своими союзниками и за кого готова нести ответственность, очистить от боевиков районы, откуда взлетают дроны, атакующие российскую базу в Хмеймиме, и откуда противники Асада могут начать наступление на Латакию, Алеппо или Хаму. При этом оставить основную часть провинции в нынешнем подвешенном состоянии. Тем самым, кстати, избежать массовых потоков беженцев, которых так боятся в Турции и в ЕС.

В военном плане это, конечно, не лучшее решение — идеально было бы развить успех последних месяцев и ликвидировать самый крупный очаг сопротивления правительству. Но иногда политические соображения должны брать верх над чисто военными. Особенно в том случае, когда риск глобального обострения слишком велик, когда ситуация грозит выйти из-под контроля, когда надо элементарно выиграть время.

В общем, в ближайшие дни Москве предстоит принять, возможно, самое важное решение за годы ее сирийской кампании.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...