Коротко


Подробно

Фото: facebook.com/paul.a.romero.18

«Таких концертов не было, когда я был молодым — да и не могло быть»

Композитор Пол Ромеро о музыке для игры Heroes of Might and Magic и Ростроповиче

от

10 сентября с концерта в Московском международном доме музыки начнутся гастроли в России автора саундтрека к серии культовых компьютерных игр Heroes of Might and Magic (HOMM) американца Пола Ромеро. Он впервые будет исполнять композиции из «Героев меча и магии» в сопровождении хора и оркестра. Специальный корреспондент “Ъ” Александр Черных поговорил с Полом Ромеро и выяснил, что автор музыки к культовым компьютерным играм никогда в них не играл, а на самые известные мелодии из Heroes of Might and Magic его вдохновили произведения Шостаковича и Прокофьева.


— Публика давно привыкла к тому, что симфонические оркестры исполняют поп- и рок-хиты. Концертами с музыкой из фильмов тоже уже никого не удивишь. Но когда оркестр выступает с музыкой из компьютерных игр, это кажется чем-то новым. Или уже нет?

— Да, мне тоже подобная идея кажется очень необычной. Вы знаете, я всегда считал свою музыку для игр лишь фоном, который создает определенное настроение, атмосферу. И для меня стало приятным сюрпризом, что людям нравится слушать эти мелодии отдельно.

В прошлом году я был на концерте в Польше, где прозвучала 90-минутная симфония, основанная на моей музыке для серии «Heroes of Might and Magic». И я был шокирован, удивлен и по-настоящему счастлив, когда увидел, что публика сидит и тихо слушает, как будто в опере. В зале не было экранов над сценой, никаких трансляций с видео из игры. Только оркестр и музыка. Конечно, таких концертов не было, когда я был молодым — да и не могло быть.

Когда я был подростком, это 1970–1980-е, то даже представить не мог, что когда-нибудь оркестр будет исполнять музыку из кинофильмов. Такое просто никому не могло прийти в голову. Даже музыка Джорджа Гершвина тогда считалась «джазовой музыкой» и не могла быть исполнена на серьезных концертах. Но сейчас Гершвин считается американской классикой. По-моему, такие изменения — просто фантастика.

— Что за публика приходит на ваши концерты? Геймеры?

— Понимаете, обычно я исполняю Шопена, Рахманинова, Листа. И на такие выступления приходят, как правило, люди зрелого возраста, чаще даже пожилые. А если говорить о музыке для компьютерных игр — пока что у меня было только три подобных концерта. Первый — несколько лет назад в Будапеште, в маленькой комнате, полной поклонников HOMM. Они просто пришли встретиться со мной, а в комнате оказалось небольшое пианино. Так что я сел и сыграл для них несколько мелодий из Heroes — и уже тогда заметил, что они слушали очень тихо и уважительно. Позже меня пригласили сыграть в Польше фортепианный концерт моей музыки из «Героев». Тогда пришли очень молодые слушатели — лет 35 и даже младше. А в прошлом году я играл третий, совсем короткий концерт во Вроцлаве. И меня слушали 20–30-летние!

Концерты с оркестром и хором — для меня новый опыт.

Но мне ужасно нравится играть на пианино мелодии из компьютерных игр — как будто я загадываю загадки публике.

Они никогда не слышали эту музыку, исполненную на классических инструментах — и это будет звучать для них очень непривычно. Надеюсь, они все-таки узнают любимые мелодии.

Я взял в тур своего партнера Брока, и он в паре композиций присоединится ко мне на сцене с саксофоном. Он участвовал в записи музыки для Heroes II и Heroes IV, и мне безумно нравится слышать, как проникновенно саксофон передает мои мелодии.

— Первая часть Heroes вышла в 1995 году, третья, самая популярная,— в 1999-м. Многие группы, известные в те годы, давно уже забыты. И все же люди помнят и эту игру, и музыку. Как вы думаете, почему?

— К сожалению, я не смогу ответить, почему «Героев» помнят столько лет. Я никогда не играл в компьютерные игры! Когда я был подростком, все мое время уходило на изучение музыки и тренировки по плаванию — я всерьез занимался спортом, участвовал в соревнованиях. А в 15 лет пошел в колледж, и это было очень сложно, у меня почти не было времени на всякие веселые штуки.

Я слышал от поклонников Heroes of Might and Magic, что эти игры и забавны, и сложны одновременно. Как я понял, в них идеальный баланс стратегии, фантазии и сложности. Конечно, мне очень повезло, что у меня появилась возможность написать фоновую музыку для такой популярной игры.

— Самая любимая часть в России — третья. Вокруг нее сформировался настоящий культ. Какая из композиций в третьих «Героях» больше всего нравится вам?

— Думаю, это музыка для Castle. Мне нравится, как мелодия поднимается вверх, а аккорды меняются от мажора к минору. В итоге музыка получается элегантной, героической, но при этом не напыщенной.

— 20 лет назад вы создали музыку для восьми противоборствующих королевств, и у вас получились совершенно разные композиции. Помните ли вы, что вас вдохновило?

— Я пытался выстроить мелодию для «Castle» блоками, как секции каменного замка. Хотелось сделать музыку имперской, сильной, но при этом немного эмоциональной. Как будто там, в замке, происходят трагические и прекрасные вещи. На создание «Rampart» (в России переводили название как «Бастион», «Оплот», «Долина».— “Ъ”) меня вдохновила армянская народная музыка. А еще я представлял, как Клеопатра движется на корабле вниз по Нилу.

— А «Tower»?

— Я люблю вальсы, особенно Вальс №1 Шостаковича. И хотел передать в этой теме мрачные ощущения от его вальса. В «Inferno» я хотел показать, как языки пламени взмывают вверх, а яростный ветер разносит искры. Как яркие и мерцающие огни снова и снова поднимаются к небу, а звук крутится вокруг них, как постепенно затихающее торнадо. А на «Necropolis» меня вдохновил аттракцион «Дом с приведениями» из Диснейленда и «Пляска смерти» Листа. Сама мелодия при этом основана на «Dies irae» — одном из старейших музыкальных произведений Римской католической церкви.

— А что скажете о музыке для «Dungeon»?

— Когда я писал ее, я думал о музыке Прокофьева, особенно о его Концерте для фортепиано с оркестром №3 и музыке для балета «Ромео и Джульетта». Музыку к «Stronghold» («Твердыня», «Цитадель».— “Ъ”) я хотел сделать очень мужественной и сильной.

Знаете, как гордый король, который не показывает своих эмоций — но при этом тверд и решителен. В середине композиции он поднимается с трона, чтобы народ увидел его величие,— а затем садится обратно.

Ну а в «Fortress» («Крепость», «Болото».— “Ъ”) я хотел передать ощущение коварства. Как будто воины подло подкрадываются к врагу и при этом перемигиваются друг с другом, тихо посмеиваются. А потом неожиданно нападают.

— Я читал, что Heroes II — одна из первых игр, где в саундтреке была использована оперная музыка. Как вам пришло это в голову? Вы не боялись, что подростки не поймут?

— В то время я дружил с несколькими оперными певцами, в том числе с Карин Мушегян, совсем еще молодой девушкой. Мне нравились их голоса, и я подумал, что будет забавно включить их в саундтрек к игре. Такая вот прихоть. Компании не понравилась идея, но мы пообещали убрать оперные элементы из саундтрека, если они не понравятся. Я был уверен, что все получится. Ну кто не любит красивые голоса? Ведь это величайшие инструменты из всех!

— Вы используете в своих композициях стихи на разных языках — латыни, греческом, армянском, фарси, даже ацтекском. Вам не приходило в голову записать что-нибудь, например, на эльфийском?

— Я счастлив, если компания позволяет мне использовать любое наречие, какое мне нравится. Тогда я получаю возможность немного изучить этот язык и посмотреть, как он будет звучать в саундтреке. Каждый язык имеет уникальное звучание, и, возможно, эльфийский отлично подойдет к какому-нибудь моему будущему саундтреку.

— Расскажите, как происходит процесс создания музыки для игр? Я-то думал, что вам присылают диск с готовой игрой, и вы играете в нее самым первым, отрываясь от клавиатуры, только чтобы записать ноты.

— Чаще всего мне действительно предлагают контракт в тот момент, когда игра уже практически закончена. Я получаю от студии несколько записей игрового процесса, изображения и письменные описания мест и персонажей. Также они могут отправить свои музыкальные пожелания — например, прислать саундтрек из «Игры престолов» с просьбой написать что-нибудь в этом духе. Потом я несколько дней сочиняю небольшие музыкальные отрывки. Их мы и обсуждаем с компанией до тех пор, пока разработчики не будут довольны стилем и атмосферой. После я начинаю сочинять и записывать саундтрек. Обычно все это занимает около двух месяцев.

— Наверное, в 1990-х было сложно сочинять музыку для игр из-за технического несовершенства компьютеров. А сейчас легче?

— Наоборот, гораздо сложнее! С развитием технологий появилось больше возможностей, великолепных звуков, оркестровок и методов записи. Например, в музыке для первых «Героев» я мог использовать всего 20 инструментов, каждый из которых играл и записывался на маленьком компьютере с маленькой клавиатурой.

Для последней на данный момент игры я записал больше 350 музыкальных инструментов одновременно — и мне пришлось использовать восемь разных компьютеров.

Новые возможности требуют гораздо больше времени, энергии и ресурсов.

— Не секрет, что мейнстримовые писатели и критики часто относятся свысока к авторам фантастических романов. Случается ли нечто подобное среди композиторов? Может быть, коллеги считают создание музыки к играм чем-то несерьезным?

— Большинство моих друзей-композиторов работают в поп-музыке, роке, R&B либо создают музыку для Голливуда. Я близко дружу только с тремя классическими композиторами. Это мой профессор и два одногруппника из Института музыки Кертиса. И я знаю, что они рады создавать музыку в любой сфере,— главное, чтобы результат соответствовал их способностям и стилю.

Я всегда восхищался Леонардом Бернстайном, он работал сразу в нескольких музыкальных жанрах и с уважением относился к каждому из них.



Мне очень повезло — работа в индустрии компьютерных игр предполагает сочинение музыки, которая звучит так, как будто ее создали в другую эпоху. Я мечтаю сочинить музыку для Бродвейского мюзикла — и надеюсь, что эта мечта скоро сбудется.

— Какую музыку вы слушаете? Может быть, вам приходилось работать с российскими музыкантами?

— В основном я слушаю классическую музыку — Шопена, Листа, Форе, Дебюсси, Равеля, Орфа, Холста, Хачатуряна. Из русских классиков — Рахманинова, Чайковского, Стравинского, Прокофьева… Больше всего на меня повлияли Рахманинов и Прокофьев — я очень сильно люблю обоих.

Когда мне было 15 лет, я работал с Мстиславом Ростроповичем — русским виолончелистом и дирижером.

Мы вместе дали несколько концертов в зале Генеральной ассамблеи ООН для телевизионного благотворительного концерта ЮНИСЕФ и несколько концертов в Кеннеди-центре в Вашингтоне. Кроме того, Мстислав Ростропович был моим дирижером на премьере моего первого фортепианного концерта До мажор, а потом мы вместе сделали запись этого произведения с Национальным симфоническим оркестром.

Русской поп-музыки я пока не слышал, но надеюсь, что в России я это исправлю.

— Бывало такое, что вы говорили случайным знакомым в баре: «Эй, знаешь, я вообще-то тот, кто написал музыку для “Героев”?» Какой была реакция?

— Я никогда не рассказываю людям о своей работе — мне кажется, они посчитают это скучным. И редко встречаю тех, кто играет в «Героев». Так что это был бы очень забавный диалог для меня.

— Я бы вам на это ответил: «Меня когда-то отчислили из университета, потому что я не учился, а играл в “Героев”».

— О, я очень извиняюсь! Если хотите, могу отправить несколько хороших книг, чтобы вы могли улучшить свое образование.

— Этой зимой я поставил друзьям на смартфоне музыку из заставки третьих «Героев». И ее услышали все, кто был вокруг. Незнакомые мне бородатые мужики оборачивались и радовались как дети. Когда вы написали эту композицию, вы понимали, что получился хит, который люди из других стран будут помнить через два десятка лет?

— Как композитор, я рад, что моя мелодия сделала кого-то счастливым. Это похоже на работу шеф-повара — он или она были бы очень взволнованы, если бы кто-то наслаждался их едой. И художник пришел бы в восторг, если людям нравятся его картины. Или мать будет счастлива, если другие люди полюбят ее детей.

— В сети есть множество каверов на вашу музыку из «Героев». Может быть, поделитесь самыми любимыми?

— В Польше есть просто потрясающие ребята The Heroes Orchestra. Они очень хорошо сыграли некоторые мелодии, например «Tower».

Дрианте Зан тоже потрясающий, вот его версия «Rampart».

А вот замечательный гитарист Дэвид Вурчел.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз