Коротко


Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

«Мы очень похожи»

Прямая речь

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

На вопросы «Огонька» ответили преподобный Леон Франсуа дю Туа и его сын Йоханн дю Туа


— Преподобный, вы не впервые в России, но все же: каковы ощущения?

— Я священник Датской реформаторской церкви в ЮАР. Во времена апартеида она была государственной, как когда-то и Русская православная церковь в России. Так вышло, что в нашем доме мы всегда молились за Россию — с тех самых пор как я впервые вышел на улицу в Москве. Я ясно ощущал всем сердцем, что нахожусь в городе, где власть почти осязаема, где могущество и сила таковы, что без сомнений влияют на все, что происходит в мире. Я помню свои сердечные переживания в тот момент и не солгу, сказав, что это была настоящая любовь к этой стране. С тех пор Россия в моем сердце…

— Нынешний приезд — это ваша личная инициатива или поручение «сходить в разведку»?

— И то, и другое. На это путешествие меня подвигла нынешняя ситуация в ЮАР, там очень много неправильности, и последняя из них — решение об экспроприации земель у африканеров-буров. Я служу среди буров. Это честные люди, с характером, трудяги и первооткрыватели. Много поколений они трудятся на земле, работают много и успешно. И в своем сердце я ощущаю, что если связь между нашими странами укрепится, это будет очень хорошо и на пользу и России, и ЮАР.

— Насколько серьезно настроены буры на переезд в Россию? Нет ли страха?

— Страха нет. Я побывал в России год назад, и когда вернулся в ЮАР, очень позитивно рассказывал прихожанам о том, что видел и слышал. Я убежден, что мы очень похожи — буры-африканеры и россияне. Проблема в том, что буры не знают России, русских и здешних возможностей. Это вопрос образования и информации. Многие буры мигрировали в Канаду, Австралию, Новую Зеландию. И везде их принимают, приглашают и ждут. Буры всегда несут позитивные инвестиции и не только в сельское хозяйство, но и в другие сферы — образование, бизнес…

— Йоханн, что-нибудь добавите? 

— У нашей семьи хорошие отношения с самыми крупными фермерами и предпринимателями в ЮАР. Когда мы планировали эту поездку, мы разговаривали с ними. Мой отец по положению — советник для тысяч буров. Только прихожан одного его прихода насчитывалось более 2 тысяч человек, а он все время менял места служения, но всегда оставался там, где буры. Впрочем, дело, мне кажется, не в количестве, а, скорее, в качестве людей, которые ждут результатов нашей миссии. Речь идет о людях, которые действительно могут инвестировать большие средства и приехать в Россию жить. Один из друзей моего отца говорил мне пару лет назад, что 20% урожая арахиса в стране принадлежат ему. Наша поездка, словом, многим крупным землевладельцам интересна, а папа — их духовный советник.

— Йоханн, поясните пожалуйста: интересна именно Россия или какие-то еще адреса?

— Попытки уехать предпринимались бурами неоднократно, но не все они были удачны. Даже когда речь шла не о тысячах, а всего о нескольких десятках человек. Последний такой пример — Грузия. Я говорил недавно с представителем самого крупного Союза фермеров ЮАР, и он жаловался на то, что ему пришлось лично помогать возвращению уехавших на ПМЖ в Грузию — 90% из 60 буров, уехавших туда, вернулись, потому что никто не помог им обустроиться на новом месте. Не хватало информации, образовательных программ, инфраструктуры. Иными словами, мы уже обожглись на том, что долгие переговоры не всегда приводят к нужному результату. Мы не хотим повторения такой ситуации в России, поэтому намерены в первую очередь получить нужную нам информацию и уже ведем переговоры с российской ассоциацией фермерских хозяйств АККОР. Между фермерскими союзами достичь консенсуса можно быстрее.

— Что интересует в первую очередь?

— Где и как получить образование, в том числе языковое, какая инфраструктура, налоги и т.д. Поэтому для начала мы говорим не о тысячах переселенцев, а, скорее, о сотнях или даже десятках, но это будут крупные инвесторы, способные создать необходимые условия. А потом могут приехать и тысячи буров! Но повторю: сегодня мы больше интересуемся качеством, а не количеством… В России и сегодня живут сотни народностей, но в ЮАР не в курсе этого. Не знают того, что Россия уже сегодня является примером справедливости, дружелюбия, местом, где можно оставаться самим собой, но в мире и покое с другими. Это важно донести…

— Вы согласны, преподобный?

— В свои 72 года я еще никогда не переживал такое время, когда бы в сердцах людей было столько волнений и горечи. Сегодня мне задают вопросы, которые не задавали никогда, о будущем буров, потому что речь идет не о ныне живущих, а о тех, кто придет на смену. Где они будут жить? В каком мире? Я верю, что у России огромный потенциал, так как это христианская, православная страна, где есть Слово Божье. А где есть Слово Божье, там будущее. Я думаю, что приезд буров окажет благотворное влияние. Часть характера буров — честность и открытость, они не будут врать и что-то делать под столом.

— Йоханн, на что будете обращать внимание во время поездки по России?

— Нас просили поверить информацию. Папа видит сердцем, как духовное лицо, а я — фермер и представляю фермерские союзы буров-африканеров. Буду оценивать предложения как фермер.

Беседовала Светлана Сухова


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз