Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Daria Svertilova

"Я пишу ароматы, как музыку"

Килиан Хеннесси о деле своей жизни

"Стиль Мужчины". Приложение от , стр. 55

Один из самых известных парфюмеров своего поколения, создатель нишевых ароматов Kilian 46-летний Килиан Хеннесси рассказал Лидии Агеевой о том, как он построил свою парфюмерную империю.


Килиан встречает меня в своем офисе, который называет L'Appartement (квартира) — за версальский паркет, белые стены, камины, резьбу на потолке и розовые мраморные лестницы. Это помещение занимает три этажа османовского особняка в восьмом округе на Rue de la Boetie, неподалеку от галерей на улице Матиньон, отеля Bristol и Елисейского дворца. Теперь это главный офис марки: после продажи бренда американскому бьюти-гиганту Estee Lauder два года тому назад Килиан закрыл нью-йоркский офис и отныне руководит всем из Парижа.

Кабинет Килиана уставлен книгами об ар-деко и искусстве 20-30-х годов ХХ века, альбомами с работами Климта и фотографиями Аведона и Ньютона, есть здесь и коллекция бабочек в деревянных боксах. А еще кругом расставлены маленькие флаконы с первичными материями и проектами будущих ароматов: "Мой кабинет — это моя маленькая лаборатория".

Рабочий день Килиана чрезвычайно насыщен: переговоры с важными инвесторами и клиентами, летучки с командой — с директором по мерчандайзингу нужно обсудить оформление новых торговых пространств марки, с директором разработки продукта — поговорить о планах на ближайшее время и на год вперед. А на конец дня намечена поездка в парижскую парфюмерную лабораторию Givaudan для встречи с идейным наставником и напарницей по любимому делу — легендарным парфюмером русского происхождения Калис Беккер (это она создала хиты J'adore Dior и Lola Marc Jacobs).

Между делом Килиан Хеннесси (представитель восьмого поколения коньячной династии Хеннесси) рассказывает, как стал парфюмером. Все вышло почти случайно. Он учился в высшей школе коммуникаций CELSA при Сорбонне, прошел пару стажировок в парфюмерном направлении марки Kenzo и, когда пришло время выбирать тему дипломного проекта, решил заняться семантикой ароматов. Он говорит, что это был самый простой вариант: "После стажировки я уже знал команду Kenzo и примерно понимал, как это работает, но главное — у меня был доступ к документации". Однако, начав работу над проектом, он обнаружил, что все исследователи вопроса не разобрались с тем, как доступно расшифровать язык парфюма. "Язык музыки универсален, все знают, что в нем семь нот. А в мире парфюма их 3 тыс., и знают их только парфюмеры и те, кто хочет ими стать". Чтобы научиться говорить на этом языке, Килиан, учась на последнем курсе, поступил в школу парфюмеров Cinquieme sens. "С первой ноты я знал, что нашел дело своей жизни".

Потом последовали работа в Нью-Йорке на Parfums Christian Dior (его пригласил тогдашний глава компании Морис Роже, который был в дипломной комиссии) и возвращение в Париж, чтобы создавать ароматы для Paco Rabanne (Puig), Alexander McQueen (Gucci Group — нынешний Kering), Armani (L'Oreal). После 12 лет работы на крупных игроков бьюти-индустрии Килиан был готов сменить парфюмерию на моду и даже записался на собеседования к Тому Форду и Эди Слиману в Dior, но в его судьбу опять вмешался случай. На этот раз — ужин в музее Baccarat, где проходила выставка, посвященная лучшим парфюмам ХХ века: многие из них были выпущены во флаконах знаменитой хрустальной мануфактуры.

"У моей бабушки был огромный флакон с выгравированными инициалами Tubereuse Le Galion. Когда аромат заканчивался, она наполняла флакон у своего парфюмера. У дедушки тоже был большущий флакон Eau Sauvage Dior, каждое утро он макал в него расческу и несколько раз проводил ею по волосам". Экспозиция напомнила Килиану о временах, когда парфюмы были не главным мотором коммерческого успеха модных брендов, а произведением искусства и предметом роскоши. И он решил создать собственное дело, "чтобы вернуть парфюм на его пьедестал". Так в 2007 году появилась марка Kilian.

Парфюмы Kilian сразу привлекают к себе внимание. В отличие от других нишевых брендов (сам Килиан предпочитает определение "альтернативные"), таких как Labo и Frederic Malle, Хеннесси делает ставку не только на содержание, но и на форму. Никаких бумажных этикеток, только гравировка на металлических табличках. И никаких пластиковых колпаков, только металл. Флаконы из черного и белого стекла — тоже своего рода произведения искусства. Их лаконичную прямоугольную форму парфюмер придумал сам и украсил их круговыми узорами, напоминающими рисунки на щите греческого воина Ахилла, потому что парфюм — "это не только инструмент соблазна, но и лучшая защита". Каждый флакон можно пополнять при помощи рефиллеров, ведь "настоящий люкс не создан для того, чтобы его выбрасывали, его следует передавать из поколения в поколение". К тому же к флаконам всегда прилагается деревянный бокс для хранения или компактный футляр с изображениями золотых змей, как у бестселлера Good Girl Gone Bad.

Love Don't Be Shy, Straight to Heaven, Back to Black, Light My Fire, Voulez-Vous Coucher Avec Moi, Liaisons Dangereuses... Каждое название аромата — своего рода сигнал к действию. Оно не просто подходит по настроению к парфюму, но и раскрывает его суть. Большинство названий Килиан находит в повседневной жизни — в книгах, в песнях. Главное, чтобы они, как и запах, были актуальными.

Когда я спрашиваю, каким парфюмом пользуется Килиан, он рассказывает, что это всегда ароматы — не меньше пяти,— которые находятся в разработке: "Не могу позволить себе ничего другого, до запуска нового парфюма нужно опробовать больше 300 его вариаций. Да и не хочу, ведь кожа лучше любой бумажки раскрывает запах. А когда на мне больше нет места, зову на помощь детей и жену". А какими были самые первые духи, которыми он пользовался? "В парфюмерном магазине города Коньяк был очень маленький выбор (в конце 80-х и ароматов на рынке было меньше). Мне было лет четырнадцать, и я выбрал Vetiver by Guerlain, которому впредь никогда не изменял. И с тех пор как основал свою марку, мечтал создать аромат с центральным аккордом ветивера, который сможет его превзойти. Но ни одному парфюмеру не удавалось удивить меня: все предложения были вариациями на тему хитов Guerlain или Carven. А мне нужно было сделать что-то лучше или не делать вовсе!" Хеннесси не признает копий, его главное правило: аккорд должен быть уникальным. 11 лет спустя долгожданный аромат наконец появился: Dark Lord "Ex Tenebris Lux" ("Из тьмы к свету").

Автор нового аромата — французский парфюмер Альберто Морильяс, один из соратников и менторов Килиана наряду с Калис Беккер, Сидони Лансессер и Жаком Кавалье, с которыми он всю свою профессиональную жизнь придумывает парфюмерные бестселлеры. Килиан создает центральный аккорд и передает аромат на разработку парфюмерам. Почему он не работает один? "Я, как режиссер, который снимает кино по своему сценарию, знаю наперед, кто, как и какую роль должен у меня сыграть. Калис может точнейшим образом воссоздать запах малины, ее работы как кружево, в них продумано все до мелочей. А у Сидони, наоборот, всегда очень короткие формулы. С ней мы чаще работаем с более маскулинными ароматами, например с нотами виски, водки, коньяка. Центральный аккорд ром-пачули аромата Straight to Heaven — это тоже она. А к Альберто я обращаюсь, когда хочу выразить чувственность". У каждого парфюмера — своя задача, а Килиан будет и дальше руководить оркестром.

Одним из условий сделки с Estee Lauder был выход Kilian в более доступную ценовую категорию. Хеннесси принял вызов и создал новую гамму парфюмов My Kind of Love — это главный запуск сентября 2018-го. Названная в честь одноименной композиции шотландской певицы Эмели Санде линейка разработана специально для миллениалов. "Это коллекция о любви в ее самом раскрепощенном и необременительном проявлении, свободной от любых предрассудков",— поясняет парфюмер. "Но не стоит воспринимать себя слишком серьезно". Поэтому у каждого из пяти ароматов My Kind of Love свой шуточный слоган. Например, у Kissing — "Поцелуи сжигают шесть с половиной калорий в минуту, давай потренируемся?", а у Princess — "Мне не нужен принц, чтобы быть принцессой".

Ароматы разработали парфюмеры основной линии: Калис Беккер (Kissing), Альберто Морильяс (Boys), Онорин Блан (Princess) и Паскаль Горен (Adults и Madly in Love — второй можно будет купить только во флагманском магазине Sephora на Елисейских Полях в Париже). По компонентам они не уступают бестселлерам Kilian, но у них свой секрет. В отличие от старшей линейки, у молодежной все ароматы строятся вокруг одного сладкого ингредиента — такие ноты по-французски принято называть gourmandise, с большей частью из них Килиан раньше никогда не работал. "Сейчас на рынке есть спрос на ноты ванили, топленого молока, малины, колы или зефира,— объясняет парфюмер Калис Беккер.— Особенно у молодежи. И интересно поиграть с ними, сделать аромат не таким, как у остальных. Поэтому мы решили разбить сладость сильной нотой. В моем аромате Kissing это ландыш, свежая, яркая и легкая нота".

My Kind of Love в отличие от ароматов основной линии будут представлены не в фирменных магазинах и люксовых универмагах, а в 900 точках продажи сети Sephora в мире (в России новинки можно будет найти в магазинах Ile de Beaute — бренд принадлежит Sephora, а также в L'Etoile, Rive Gauche, ЦУМе и ДЛТ). В дополнение к черным лаковым флаконам-"бомбам" объемом 30 мл, 50 мл и 100 мл можно приобрести парфюмированный объект: футболку со слоганом или мягкий клатч с помпоном — Килиан Хеннесси считает, что парфюм должно быть не только слышно, но и видно.

На Килиана Хеннесси работают лучшие "носы" мировых производителей ароматов Givaudan, IFF, Robertet. Со многими из них он познакомился еще в период работы на крупных игроков парфюмерной индустрии, таких как L'Oreal и Puig. "У Килиана не бывает простых задач. Все его идеи максимально оригинальны, они настоящий вызов для парфюмера,— говорит одна из создательниц ароматов марки Kilian Калис Беккер.— Хотя работа с Килианом и не занимает большую часть моего рабочего времени, это определенно его лучшая часть".

Слово редактора

Натела Поцхверия


На обложке — Килиан Хеннесси, наследник коньячной империи и парфюмер, а тема номера — новые технологии. Говорим о новых технологиях в моде, но почему-то на фотографиях классические туфли и пиджаки. Печатаем интервью с Кимом Джонсом как с новым креативным директором Dior Homme, но его первая коллекция для дома поступит в продажу только весной. Эй, "Коммерсантъ", вы там как? В своем уме?

Мы хорошо. В своем. Объясняю по порядку. Этот номер — о новых технологиях, которые бренды применяют в работе: в производстве, в маркетинге, в продажах. Килиан Хеннесси совершил свою маленькую революцию в парфюмерии и объявил, что ароматы — это музыка и их надо писать по нотам. Ким Джонс когда-то вывел в лидеры мужское направление Louis Vuitton (в том числе придумал нашумевшую коллекцию в партнерстве с Supreme), а для дебютной коллекции Dior Homme использовал кутюрные техники, но в совершенно нестандартном ключе — шил пальто из пластика, например. А все на первый взгляд "классические" костюмы можно стирать в машине и надевать сразу после сушки, они не мнутся, тянутся и разве что сами не прыгают на плечи хозяину. Тренчи после дождя сохнут за несколько секунд и не пропускают ни капли влаги. Туфли же дышат, самоохлаждаются и отправляют уведомления на экран смартфонов, освещая путь-дорогу. А некоторые аксессуары и вовсе способны измерить уровень загрязнения воздуха и даже спасти вам жизнь!

Кажется, что, пока все вокруг только говорят о приближающихся неблагоприятных переменах на нашей планете, модные и часовые марки перешли от слов к делу и уже подготовились к тому, чтобы предупредить своих клиентов о надвигающейся опасности и защитить их от всемирного потопа, кислотных дождей, ядовитых испарений и потоков лавы. Одновременно.

Комментарии
Профиль пользователя