Коротко


Подробно

Фото: Susan Ragan / AP

Гений и злодейство Стива Джобса

Дочь создателя Apple представила отца неприятным и даже отвратительным человеком

В США выходит новая биография Стива Джобса, человека, который, по мнению многих, совершенно изменил мир. От множества других книгу, получившую название «Мелюзга» (Small Fry), отличает то, что написана она человеком, который знал Джобса едва ли не лучше других. И уж точно так, как не мог его знать никто другой. Лайза Бреннан-Джобс — дочь Стива.


В книге Стив Джобс предстает чуть ли не чудовищем. Но, что еще более странно, так это публичные заявления самой госпожи Бреннан-Джобс, что это не так. В очередной раз она попыталась доказать это, дав интервью The New York Times до официального начала продаж книги. Биография должна появиться на прилавках 4 сентября.

История взаимоотношений Стива и Лайзы в общих чертах известна многим. Ему было 23 года, когда она родилась. Он наотрез отказывался признать свое отцовство, даже несмотря на положительный тест ДНК. Он едва замечал ее и позже, когда стал чуть ли не богом Силиконовой долины. Ни моральной, ни материальной поддержки с его стороны она практически не знала.

Более того, вся ее книга — коллекция унижений, которые выпали на ее долю со стороны отца. И тем не менее она наотрез отказывается считать это унижениями.

Когда Стив сказал своей маленькой дочери, что его компьютер Lisa назван вовсе не в ее честь (хотя именно так оно и было), то, говорит госпожа Бреннан-Джобс, не стоит смотреть на это как на ложь маленькой девочке, которую хотели унизить. Просто отец так давал понять, что не стоит думать, что можно всю жизнь просидеть у него на шее.

А когда он отказался поставить кондиционер в ее комнате, он не был жесток или мелочен. Он приучал ее к своей системе ценностей.

Свой последний удар Стив Джобс нанес буквально со смертного одра. Уже умирающий, он попросил дочь наклониться к себе, только для того, чтобы сказать, что от нее несет как от помойки.

Однако и это, по словам госпожи Бреннан-Джобс, не было оскорблением. Просто так он демонстрировал ей свою честность.

По словам автора, если кто-то решит, что, описывая свою жизнь с отцом, она хотела отомстить ему, написав что-то разоблачительное, то этот кто-то ошибается. Ее книга — сложный, полный нюансов портрет семьи. Не более того.

Как она сама говорит, ей бы хотелось, чтобы сцены, в которых она подробно описывает, как они с отцом катались на роликовых коньках, как они вместе смеялись и были счастливы, запомнились не меньше, чем описанная ею сцена, в которой отец говорит Лайзе, что она ничего не получит после его смерти. Кстати, в действительности он ей оставил ровно столько, сколько и другим своим детям.

Для нее «Мелюзга» — книга, в которой она раз и навсегда прощает своего отца. И очень хочет, чтобы и читатели его простили.

Однако, как она сама признает, возможно, второй цели она достичь не смогла. «Неужели мне не удалось в полной мере показать то, как он мне дорог, какое это было удовольствие быть с ним?» — цитирует ее The New York Times.

Как рассказывает сама госпожа Бреннан-Джобс, свою книгу она начала писать незадолго до смерти отца в 2011 году. Она, давно покинувшая и Силиконовую долину, и Соединенные Штаты, вернулась туда, чтобы побеседовать с родственниками, членами семьи, людьми, которые знали ее отца, даже с его бывшей любовницей. Окончательно идея написать книгу сформировалась в том же 2011 году, после выхода авторизованной биографии Стива Джобса из-под пера Уолтера Айзексона, гуру американской биографической литературы.

Его «Стив Джобс», основанный на нескольких десятках бесед с создателем Apple на протяжении двух лет, вышел через месяц с небольшим после смерти главного героя. Книга не скрывала нелюбви Стива к Лайзе, но была очень жестока и к ней.

«Я ни разу не говорила с Уолтером, я не читала его книги, но я хорошо знаю, что там я показана холодной и бездушной, плюющей на то, хорошо ему или плохо,— говорит она.— Я была совершенно раздавлена этим. Мне было стыдно оказаться плохой частью великой истории. Я чувствовала, что в истории не поставлена точка».

Собственно, чтобы избавиться от этого чувства стыда и чтобы поставить точку, и написана «Мелюзга». В ней рассказывается о том, как Стив Джобс постепенно привыкал к своей дочери, подпускал ее к себе. В какой-то момент даже перевез к себе жить.

Он мог чудовищно к ней относиться. Он мог использовать деньги, чтобы не наказать, но унизить ее или ее мать.

В книге рассказывается о случае, когда мать Лайзы, Крисэнн, увидела красивый домик и попросила Стива купить его для нее и Лайзы. Стив согласился с тем, что дом действительно хорош, купил его, но не для Крисэнн с Лайзой, а для себя.

Крисэнн Бреннан, прочитав книгу дочери, в которой и она описана с предельной честностью, заметила: «Тяжко читать такое. Но все правильно. Все так и есть».

Что же до отношения Стива к дочери, то, по словам госпожи Бреннан, она скорее преуменьшила масштаб катастрофы. «Она не вдавалась в то, как ужасно все это было на самом деле, уж не знаю, поверите ли»,— цитирует ее The New York Times.

Зато масштабы проблемы были хорошо видны тем, кто был рядом. Соседи Джобса были настолько шокированы его обращением с дочерью, что однажды буквально выкрали ее из дома к себе. Позже, несмотря на скандалы и запреты Джобса, они дали ей денег, чтобы она смогла окончить колледж. Справедливости ради стоит упомянуть, что этот долг Джобс вернул.

Были и другие формы унижений. Когда Лайза хотела уйти из комнаты, где Стив Джобс обнимал свою жену, он крикнул ей: «Эй, Лиз, не уходи. Это семейное, и тебе неплохо бы хоть чуть-чуть почувствовать себя частью семьи». А по словам матери Лайзы, она как-то застала свою 9-летнюю дочь вдвоем со Стивом, который с интересом задавал девочке вопросы о ее сексуальных предпочтениях и вслух размышлял о том, как бы она смотрелась в постели с тем или иным мужчиной.

Впрочем, она точно так же честна и про себя. В финале книги она рассказывает один из эпизодов, когда она была в комнате своего отца незадолго до его смерти. Он смотрел «Закон и порядок» в постели, а потом повернулся к ней и спросил: «Ты напишешь обо мне книгу?»

Она ответила, что не будет. «Хорошо»,— сказал Стив и снова повернулся к телевизору.

Филипп Ночевка


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение