Коротко


Подробно

2

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Куда труба зовет

Что толкает к сотрудничеству лидеров России и Германии, объясняет Виктор Агаев

Лидеры Германии и России неожиданно для всех почувствовали потребность в общении и через три года полного отсутствия личных контактов провели в течение трех месяцев две встречи «с глазу на глаз». О чем договорились (и договорились ли), не ясно. Зато контекст понятен


Полтора часа длилась встреча в Сочи в мае. Вдвое дольше была встреча в доме приемов правительства в Мезеберге близ Берлина 18 августа. Некоторые немецкие СМИ и политологи заговорили даже о переломе в немецко-российских отношениях, о новом сближении и новом диалоге. Неужели действительно все так?

«Нет,— уверен политолог Штефан Майстер, аналитик Германского общества внешней политики (DGAP), работающий на правительство.— О возникновении нового стратегического партнерства между Германией и Россией говорить преждевременно». Сближение Путина и Меркель, полагает эксперт, началось только потому, что оба не смогли сработаться с непредсказуемым Трампом: «Начавшийся диалог должен показать, что Меркель и Путин намерены противостоять шантажисту Трампу»,— пишет Штефан Майстер. «Они оказались по одну сторону баррикады, поняв, что иначе не защитить "отечественный" бизнес от американских санкций и не завершить проект "Северный поток – 2" ("СП-2"), который Трампу "не по душе"»,— соглашается комментатор агентства Bloomberg.

Трамп объясняет свою нелюбовь к «СП-2» тремя аргументами. Во-первых, говорит он, Германия, да и все члены Евросоюза окажутся в полной зависимости от России. Во-вторых, Украина и Польша лишатся доходов (2–3 млрд в год), которые они получают за то, что по их территории проложены ныне действующие газопроводы. Третье (и главное, по мнению немецких аналитиков и 92 процентов населения ФРГ — опрос forsa) — Трамп хочет, чтобы европейцы покупали американский сжиженный природный газ (СПГ), так называемый сланцевый газ. А это реально лишь в том случае, если «СП-2» не будет построен, ведь американский газ должен обходиться европейцам на 20–25 процентов дороже сибирского.

До сих пор финансовый момент был решающим. Как напомнил обозреватель газеты Welt Даниэль Ветцель, «помешать обоюдовыгодному газовому сотрудничеству, приносящему миллиарды, не мог никто, даже во времена холодной войны, хотя поставки газа из СССР в Западную Европу не нравились ни одному президенту США, начиная с Рейгана». Но Трамп настроен более решительно, чем Рейган.

И встреча в Мезеберге была организована в пожарном порядке, когда стало известно, что в конце августа Трамп намерен объявить о санкциях против компаний, участвующих в проекте «СП-2»

«Пожарный порядок» не случаен: на сей раз речь идет не только о санкциях против России, но и против западных, прежде всего немецких фирм.

Немецкий новостной телеканал nTV, ссылаясь на серьезные источники в Вашингтоне и ЕС, сообщил, что администрация США намерена «предупредить всех участников проекта "СП-2", что их ждут санкции со стороны США». Под угрозой санкций могут оказаться концерны, строящие «СП-2» (французский Engie, голландский Shell, австрийский OMV и немецкие Wintershall и Uniper), их поставщики и кредиторы. Это ожидание сильно нервирует: неясно, имеются в виду лишь производители оборудования, исполнители работ или еще и банки, финансирующие «СП-2»? Последнее чревато наибольшими проблемами: по мнению экспертов Восточного комитета немецкой экономики (объединение фирм, работающих в России и Восточной Европе), это может стать смертельным ударом по проекту, поскольку из 10 млрд евро, которые необходимо иметь, получены и использованы лишь 4 млрд.

Еврокомиссар Марош Шефчович решительно заявил, что Брюссель не бросит в беде европейцев — участников «СП-2». Однако не похоже, что европейцы сильно верят в надежность такой «политической защиты» — достаточно посмотреть, что происходит в Иране, на который Трамп обрушил санкции в мае. Немецкий государственный концерн Deutsche Bahn (железные дороги), на треть государственный Deutsche Telekom (телефон, интернет) недавно получили от Трампа уведомление: если они не прекратят работать в Иране, то будут лишены возможности работать в США. И хотя ЕС заявил, что готов защищать все компании, попавшие под американские санкции, и даже были приняты соответствующие законы, концерны сами предпочли уйти из Ирана, поскольку бизнес в США для них важнее (аналогичное решение принял и автомобильный концерн Daimler, собиравшийся строить грузовики в Иране, намерен уходить с «токсичного рынка» и его французский конкурент — концерн PSA).

В отношении «СП-2» до такого рода ультиматумов дело пока не дошло, и именно во время этого «пока» германский канцлер и российский президент встречаются «с глазу на глаз».

Балансировка на грани


В отсутствие достоверной информации об итогах этих бесед оптимисты грезят о «едином газовом фронте», но иллюзий все же быть не должно: не стоит забывать, что и ФРГ, и ЕС не отказывают Трампу, который навязывает Европе американский СПГ — его готовы покупать. Но, во-первых, не только его; и, во-вторых, не «решительно и сразу».

«Поддержка поставок такого (сланцевого) газа из США уже на протяжении многих лет, а не только с приходом Дональда Трампа, является центральным элементом трансатлантической энергетической политики и повестки дня энергетического совета ЕС — США»,— сообщил немецким журналистам научный руководитель лондонского института King's College Франк Умбах. Одним из элементов этой стратегии стало принятое с участием Германии решение: развивать на территории Евросоюза — в первую очередь в странах Восточной и Южной Европы — инфраструктуру терминалов по приему и разгрузке танкеров с сжиженным газом (СПГ). К концу 2019 года, по данным Франка Умбаха, страны ЕС смогут в сумме принимать ежегодно по 214 млрд кубометров СПГ, что составляет весьма значительную долю общего потребления газа в Евросоюзе. В ФРГ, правда, пока нет специальных портовых терминалов для перекачки СПГ с танкеров в наземную сеть. Но в ближайшее время их строительство начнется в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн, и многие надеются, что это все же успокоит Трампа.

«Реагирует» Берлин и на звучащие со стороны оппонентов «СП-2» опасения, что Украина после завершения строительства новой трубы потеряет суммы, которые сейчас получает за газовый транзит. На официальном уровне Меркель и в Сочи, и в Мезеберге «обращала внимание» Владимира Путина на «недопустимость» этого (а президент России и там, и там заверил, что часть газа будет поступать на запад через Украину и после ввода в строй «СП-2», если это будет технически возможно). На экспертном уровне Роланд Гёц, один из наиболее известных немецких экспертов в энергетической сфере, в интервью DW пояснил, что беспокоиться об этом сегодня просто рано: момент ввода «СП-2» на проектную мощность наступит не к концу 2019 года, как хотелось бы «Газпрому», а не раньше… 2023 года.

Строительство тоннеля под Сайменским каналом для прокладки трубы газопровода «Северный поток»

Фото: Александр Чиженок, Коммерсантъ

Причины названы такие: санкции Трампа (они не остановят проект, но наверняка затормозят строительство, поскольку усложнится финансирование и уйдут некоторые фирмы) и возможное изменение маршрута у берегов Дании (она опасается возникновения экологических проблем и до сих пор разрешения на прокладку трубы не дала), которое затянет строительство. А главное, раньше этого срока не будет готов трубопровод EUGAL (Европейский соединительный газопровод) протяженностью 485 км (его проложит по территории ФРГ дочка «Газпрома» Gascade). EUGAL соединит Лубмин, где «СП-2» выйдет на сушу, с потребителями российского газа. Точнее, EUGAL дойдет до границы с Чехией (откуда газ должен распределяться по другим странам ЕС), а конечной целью станет Баумгартен на востоке Австрии, которая активно участвует в строительстве. Подчеркивается, что EUGAL должен транспортировать газ из разных источников (не только от «Газпрома») во всех направлениях и будет интегрирован в существующую трубопроводную инфраструктуру — таково требование энергетического законодательства Евросоюза, которое препятствует появлению монополистов на европейском газовом рынке. «Первую нитку EUGAL должны соорудить к концу 2019 года, вторую — до конца 2020-го. Но и после этого трубопроводы не смогут в одночасье выйти на полную мощность, для этого обычно требуется несколько месяцев. Да и потом украинская газовая сеть должна будет выполнять резервную функцию. Поставки газа подвержены сезонным колебаниям, и, чтобы обеспечивать пики спроса, всегда нужны резервы»,— говорит Роланд Гёц.

Звучат контраргументы и по части популярных (особенно в США) страхов о растущей энергозависимости от России. Они строятся на следующем: решениями ООН и ЕС к 2050 году мир должен отказаться от использования всех углеводородов (в том числе и газа), поскольку их сжигание ведет к выделению СО2 и изменению климата; после 2050 года ток должны давать только неиссякаемые источники — вода, ветер, солнце. От атомной энергетики ФРГ в принципе отказалась, и сторонники прокладки «СП-2» убеждены, что, пока Европа находится в процессе перехода на эти альтернативные источники энергии, надо активнее пользоваться газом. Это наименее вредоносное топливо, оно позволяет вытеснить уголь (основной источник загрязнения) и снизить уровень выбросов СО2 в атмосферу.

Тезис занятный (перспектива ведь и американского СПГ касается), хотя и не бесспорный. Например, профессор Клаудиа Кемферт (наиболее известный эксперт в экоэнергетической сфере) считает, что такой подход вреден: средства и силы, которые идут на развитие газовых сетей, необходимо инвестировать в развитие альтернативной энергетики, которая уже сейчас дает более 35 процентов тока, потребляемого в ФРГ. К сожалению, говорит Кемферт, переход на альтернативные источники постоянно саботируется энергоконцернами, производителями угля, газа, нефти, которые не могут добровольно отказаться от гигантских прибылей от использования углеводородов. В мире идет реальная энергетическая война, убеждена Клаудиа Кемферт, которая и свою новую книгу так назвала.

Немцы с профессором, впрочем, не согласны. 65 процентов (опрос института forsa) считают, что и в будущем обеспечить энергоснабжение Германии исключительно за счет возобновляемых источников энергии не удастся, а потому и в будущем потребуются традиционные виды энергии, и прежде всего природный газ (63 процента). В необходимости использования угля, ядерной энергии и нефти уверены от 20 до 29 процентов.

Опрос также показал, что 66 процентов населения считают «правильным делом» строительство газопровода «Северный поток – 2», поскольку традиционные виды топлива должны продолжать оставаться частью энергетического баланса Германии. 84 процента населения страны назвали абсурдным заявление Трампа о том, что Германия находится под полным контролем России, так как получает от нее энергоносители. А на вопрос, сможет ли «СП-2» сделать энергоснабжение Германии более безопасным и стабильным, две трети респондентов ответили положительно.

Но убедят ли Трампа ослабить санкционную удавку личные встречи лидеров двух стран с неясным исходом, затейливые контраргументы и данные социологических опросов? Вопрос нелепый, но в Германии он в кулуарах звучит: а на что еще уповать, если больше не на что…

Виктор Агаев, Бонн


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение