Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Цена вопроса

Сергей Строкань о том, как время работает на талибов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Представители запрещенного в России движения «Талибан» 4 сентября приедут в Москву на международную встречу по Афганистану, анонсирует новость бегущая строка одного из российских телеканалов.

Нет, это не ошибка.

Движение «Талибан» официально включено в список 22 запрещенных в РФ организаций, размещенный на сайте ФСБ,— оно находится в нем на «почетном» восьмом месте. И тем не менее в российскую столицу все-таки делегация талибов едет.

А как же «никаких переговоров с террористами» и «хороших и плохих террористов не бывает»? В ситуацию вмешалась realpolitik. Реальность такова, что через два неполных десятилетия после свержения режима талибов контакты с талибами, восстанавливающими свои позиции, в той или иной форме поддерживают ведущие мировые державы, причем не первый год.

Получается, что в некоторых ситуациях такие переговоры все же возможны. Как и возможна попытка отыскать «хороших террористов» и попытаться с ними договориться.

Вот только договориться о чем? Это и есть главный вопрос.

Необходимо отдать должное организаторам предстоящей встречи, которые хотят сделать ее максимально репрезентативной, помимо талибов пригласив на нее представителей Индии, Китая, Ирана, Пакистана, Афганистана и бывших советских республик южного фланга СНГ. Тем самым устроители пытаются не повторить двусмысленную ситуацию, которая возникла после прошедших в Москве в конце 2016 года консультаций по Афганистану с участием России, Китая и Пакистана. Представителей самих афганских властей на той встрече почему-то не оказалось. После этого постпред Афганистана в ООН Махмуд Сайкал обвинил соседние страны в поддержке экстремистов «для продвижения своих внешнеполитических целей» и назвал недопустимыми «попытки наладить контакты с вооруженной оппозицией» без участия Кабула. А президент Ашраф Гани Ахмадзай осудил «стремление отдельных стран разделить террористов на хороших и плохих».

Спустя неполные два года никто уже не назовет новую встречу «междусобойчиком». И все же это вовсе не гарантирует московской встрече даже минимальный практический результат. Ведь талибы рассматривают любые переговоры как инструмент достижения двух стратегических целей. Во-первых, завершения присутствия США в Афганистане. Во-вторых, международного признания их, талибов, а не властей в Кабуле ведущей силой в стране. Талибы ждут радикального переосмысления всей ситуации в Афганистане, который в 2001 году, казалось бы, окончательно и бесповоротно шагнул в счастливую жизнь без них.

Но представители США во встрече в Москве даже не участвуют, более того, в Вашингтоне оценят ее крайне негативно. Так что на позицию США по Афганистану она никак не повлияет. Что касается второй цели, то невозможно себе представить, что руководство Афганистана согласится с таким «национальным примирением», которое приведет к признанию талибов главной властью в стране, в то время как официальные власти станут ее декоративным оформлением.

Необходимо понять и принять одну простую вещь: время работает на талибов, которые из года в год становятся только сильнее. Поэтому договариваться с ними, отбросив все мифы о талибах и не теряя времени, нужно уже сегодня. Договариваться о том, чтобы будущий Афганистан не стал той зловещей силой, какой он был раньше, при их правлении.

Сергей Строкань, обозреватель


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз