Коротко


Подробно

3

Фото: Слава Замыслов/LUDI

Большой порядок в перевернутом классе

"Наука". Приложение от , стр. 29

Одной из главных образовательных задач в современной России стала сдача Единого государственного экзамена (ЕГЭ): его результат многое определяет в судьбе выпускника школы. Компания LUDI уже четыре года готовит школьников к ЕГЭ и уверяет, что ее технологии позволяют резко улучшить результат. Что именно делает LUDI, объяснили основатели образовательного сервиса Илья Созонтов и Андрей Гречко.


— Вы беретесь за сложнейшую задачу — готовить учеников к сдаче государственных экзаменов. Внутри этой задачи как бы содержится декларация, что школа чего-то недоделывает...

Илья Созонтов: Не соглашусь с тем, что школа чего-то не доделывает в данном случае. Те, кто так рассуждает, исходят из мысли, что задача школы — подготовка выпускника к ЕГЭ. Я сомневаюсь, что это популярный ход мыслей. Когда люди выбирают подготовку к ЕГЭ и обращаются к нам, они платят не за то, чтобы мы учили ребенка писать, читать, считать. Родители и дети хотят, чтобы мы объяснили все тонкости ЕГЭ и показали самый простой и понятный путь к высоким баллам на экзамене.

— Другая причина обращения к вам, как можно предположить,— недостаточная мотивированность самого школьника. Что в вашей методике может заинтересовать подростка?

И. С.: Школьник вообще не должен быть мотивирован на сдачу ЕГЭ. Вот завтра к вам придет дядечка и скажет: ты обязан сдать государственный экзамен или не будет у тебя карьеры. Тебя пришли и поставили в известность о каком-то не очень приятном факте в будущем. Разве это должно тебя мотивировать?

На мой взгляд, корень проблемы в том, что школьная программа подготовки размазана по разным годам. К 10-11-му классу школьник не особо помнит половину курса, а то, что обрывочно помнит, не понимает, как использовать. У него нет четко выстроенной системы, чтобы самостоятельно подготовиться к ЕГЭ на высокие баллы.

Я уверен, что если бы мы учили ребят, которые вообще в первый раз слышат, кто такие восточные славяне, что такое гипотенуза или понятие рынка, нам не хватило бы и пары лет, чтобы подготовить такого ребенка к экзамену. База и бэкграунд важны, хорошие школы дают это.

Что касается секрета подготовки у нас на курсах, то мы взяли за основу методику "перевернутого класса" — одного из ключевых аспектов концепции смешанного обучения, когда вместе используются элементы онлайн- и офлайн-подготовки.

"Перевернутый класс" — это отказ от лекций в пользу практических занятий, командной, исследовательской, проектной работы, игр и кураторской поддержки учеников. Школьникам нравится подготовка к ЕГЭ по модели "перевернутого класса": она экономит время, силы и позволяет быстро увидеть результат.

Ты изучаешь материалы дома в комфортное время и в привычном темпе, а на занятии видишь, как теория, изученная дома, работает на практике. Всем приятно видеть результат трудов, дети не исключение.

— Судя по вашему сайту и отзывам в интернете, у вас отличные результаты. Расскажите тогда о неудачах!

Андрей Гречко: Да, наша методика действительно работает: после обращения к нам на ЕГЭ ученик в среднем получает +46 баллов в сравнении с моментом первой диагностики знаний. Мы готовим к ЕГЭ в формате курсов уже четвертый год (и три года до этого индивидуально) и увидели закономерность: если ребенок пропускает занятия по теме, то на ЕГЭ по этой теме недобирает баллы. Каждый такой потерянный балл мы воспринимаем как личную неудачу.

Культура LUDI нацелена на осмысление опыта, мы постоянно фокусируемся на том, что можно улучшить или доработать. К примеру, до прошлого года у нас не было возможности активно работать с родителями, объяснять им, что происходит с подготовкой ребенка, что такое ЕГЭ, как помочь ребенку справиться и самим избежать лишних стрессов.

Мы увидели, что для многих родителей эта информация важна, и исправились: внедрили еженедельные и ежемесячные отчеты об успеваемости, обучающие вебинары и мастер-классы про ЕГЭ и подготовку к нему, а также "родительские завтраки" — родитель может приехать к нам в офис, попить кофе и пообщаться с преподавателями Это был эксперимент, но родителям он очень понравился.

— Кто ваши преподаватели? Как вы собираете команду, много ли неподходящих среди соискателей?

А. Г.: Если рассматривать процент кандидатов, успешно прошедших отбор с момента подачи анкеты, то на работу к нам попадает 1 из 15 соискателей, а на этапе анализа анкет мы исключаем порядка 30%. У нас было много гипотез, кто такой идеальный преподаватель курсов LUDI: мы рассматривали и студентов, и школьных учителей, и профессиональных репетиторов. И пришли к выводу, что ключевой критерий — открытость новому, нацеленность на результат детей и понимание роли преподавателя как куратора, наставника и "менеджера знаний", а не "истины в первой инстанции". Эта ценностная установка очень важна. После трех этапов собеседований мы приглашаем всех соискателей на обучение: преподаватели учатся работать с группами и пишут пробные ЕГЭ. И только после того, как преподаватель успешно справился со всеми испытаниями, он может получить группу.

Основатели образовательного проекта LUDI Илья Созонтов (справа) и Андрей Гречко

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

Если мы видим, что преподаватель не видит в учениках равных себе людей, ведет себя надменно или высокомерно, не хочет развиваться и профессионально расти,— мы с таким человеком работать не будем. Конечно, у нас случались ошибки в отборе, когда кандидат производил хорошее впечатление, а это была "разовая акция". С такими преподавателями мы прощались сразу и без сожаления. Но за все время мы "отчислили" в течение учебного года всего трех преподавателей.

— Наверное, вы одни из немногих, кто может реально оценить качество государственных экзаменов. Справедлива ли критика? К примеру, факультет журналистики МГУ сообщил, что даже 100-балльники по русскому языку делают множество ошибок в проверочном диктанте.

И. С.: Любой экзамен может быть подвергнут критике. На мой взгляд, качество государственных экзаменов в России вполне соответствует как уровню образования в целом по стране, так и уровню экономики. Лично я вижу проблему не в том, что 100-балльник делает ошибки в диктанте, а в том, что школьников никто не учит работать с информацией, критически ее осмыслять, анализировать.

— Есть ли у вас конкуренты?

И. С.: Конечно! Подготовка к ЕГЭ — очень конкурентный рынок, за учеников борются и репетиторы, и курсы, и вузы со школами. Большую часть рынка занимают репетиторы, и я рад, что она постепенно сокращается.

Фото: Слава Замыслов/LUDI

Я глубоко уважаю преподавателей, которые профессионально подходят к делу и помогают детям получить высокие баллы ЕГЭ. Но таких немного. В основном репетиторство — подработка, такие преподаватели не утруждают себя изучением всех аспектов ЕГЭ, а страдают родители и дети.

У преподавателя может быть какой угодно опыт или должность, в подготовке к ЕГЭ это не играет решающей роли. Когда я начинал готовить первых учеников, их результаты были на голову выше, чем у многих заслуженных профессоров. Потому что для многих профессоров готовить школьников к ЕГЭ — унизительная, вынужденная мера, а для меня — работа, которую я должен выполнить безукоризненно. На мой взгляд, этот факт отличает LUDI от репетиторов: мы сервисная компания, в которую люди обращаются, чтобы получить максимальный балл на ЕГЭ и поступить в вуз мечты.

Записал Петр Харатьян


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз