Коротко


Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Замдиректора ФСИН откатили под стол

Подсудимый чиновник утверждает, что платить ему было не за что

Как стало известно “Ъ”, Гагаринский райсуд Москвы приступил к рассмотрению по существу громкого уголовного дела в отношении бывшего заместителя директора ФСИН России Олега Коршунова. Вместе с бывшим руководителем ФГУП «Производственно-промышленный дом ФСИН России» (ППД) Виталием Морусовым он обвиняется в хищении более 263 млн руб. при производстве обуви для заключенных и сотрудников пенитенциарной системы. Подсудимые, не признав свою вину, дали показания, из которых следовало, что они не имели отношения к криминальной схеме. При этом господин Коршунов утверждал, что якобы полученный им откат просто не влез бы в папку.


Согласно оглашенному прокурором обвинительному заключению, в 2015 году тогдашний замдиректора ФСИН России Олег Коршунов, руководитель ППД Виталий Морусов и гендиректор ООО «Торгово-промышленная компания "ДАЦЕ Групп"» (ТПК) Смбат Арутюнян из корыстных побуждений вступили в преступный сговор с целью хищения бюджетных средств. Для этого в колониях, расположенных в Пермском и Красноярском краях, а также Липецке на оборудовании ТПК и из ее материалов было организовано производство обуви для заключенных и сотрудников тюремного ведомства. По документам выпуск осуществлялся ППД, у которого по поручению господина Коршунова территориальные подразделения ФСИН должны были закупать обувь.

ФГУП в рамках заключенных с ним госконтрактов получил почти 400 млн руб., перечислив впоследствии 263 млн 278 тыс. 421 руб. на счета «ДАЦЕ Групп», ООО «Промторгобувь» и «Мультишвейгруп», подконтрольных господину Арутюняну. Получив данные о том, что в производстве вместо кожи использовался более дешевый материал — кожевенный спилок, в ФСБ и ГСУ СКР решили, что вся эта сумма была похищена.

Олег Коршунов, полагает следствие, на махинациях заработал €300 тыс.— согласно показаниям Смбата Арутюняна, именно такую сумму он в качестве благодарности передал замдиректора ФСИН в его служебном кабинете.

Дело самого господина Арутюняна, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, было выделено в отдельное производство. Предполагается, что тот же Гагаринский райсуд рассмотрит его в особом порядке после того, как господин Арутюнян в качестве свидетеля обвинения выступит на процессе над Олегом Коршуновым.

На вопрос, понятна ли им суть обвинения, подсудимые Коршунов и Морусов ответили утвердительно, но свою причастность к хищениям отрицали. По словам бывшего замдиректора ФСИН, который дал показания суду, все обвинение построено на показаниях предпринимателя Арутюняна и состоит из сплошных противоречий. Как отметил подсудимый, интересы ТПК он не лоббировал. Еще задолго до событий, которые вошли в уголовное дело, в феврале 2014 года, директор ФСИН Геннадий Корниенко, к которому поступило предложение из ООО, являвшегося поставщиком МВД, «создать государственно-частное партнерство на базе исправительных учреждений РФ по производству форменного обмундирования», поручил господину Коршунову «проработать этот вопрос». Господин Коршунов предложение одобрил, но к размещению оборудования и выпуску обуви, по его словам, никакого отношения не имел, так как за производство в ведомстве в тот период отвечал другой замдиректора ФСИН — Олег Симченков, которого привлекать к уголовной ответственности не стали. ФГУП «Производственно-промышленный дом ФСИН России» в период предполагаемых нарушений, как выяснилось в суде, возглавлял не Виталий Морусов, а Сергей Томашев, который также следствие не заинтересовал.

«Я им был не нужен, так как свои вопросы они решали с господином Симченковым»,— сообщил суду Олег Коршунов. «Что касается меня, то я, наоборот, требовал от людей на местах проверять обувь, и этим занимались специальные комиссии, и когда обнаруживалось несоответствие качеству сырья, то Арутюнян срочно менял спилок на кожу, поэтому и рекламаций на обувь не поступало»,— подчеркнул бывший замглавы ФСИН.

По версии подсудимого, поскольку он не участвовал в криминальной схеме, Смбату Арутюняну не за что было ему и платить откат. Саму передачу денег в октябре 2016 года, описанную в уголовном деле, господин Коршунов считает ложью господина Арутюняна, за которую его отпустили из-под стражи. Следствие, опираясь на показания господина Арутюняна, полагает, что деньги находились в папке формата А4, которую предприниматель принес в кабинет замдиректора ФСИН. Однако, отметил господин Коршунов, в рамках борьбы с коррупцией, начатой в ведомстве после посадки экс-директора ФСИН Александра Реймера, к руководящим сотрудникам для исключения провокаций с портфелями и объемными папками не пропускали без досмотра либо заставляли оставлять их в приемной вместе с телефонами. Смбат Арутюнян, говорится в его показаниях, не только смог пронести папку с крупной суммой, но и, оказавшись в кабинете господина Коршунова, зачем-то сказал, что в ней «300 тысяч евро», и продемонстрировал их последнему. Но потом сунул папку под стол замдиректора ФСИН, да еще для верности подпихнул ее ногой. При этом, по словам господина Коршунова, он тогда уже точно знал, что за ним с 2015 года ведется негласное наблюдение (в уголовном деле об этом есть соответствующие документы) и в его кабинете была установлена спецаппаратура. По версии чиновника, если бы господин Арутюнян говорил правду, следствие и ФСБ не стали бы ждать целый год, а задержали бы его сразу после истории с откатом.

Кроме того, подсудимый Коршунов заявил, что считает обвинение абсурдным, поскольку вся якобы бракованная обувь поступила десяткам тысяч людей по всей стране, а претензий по ее качеству ни от кого не поступало. Интересно, что к моменту возбуждения уголовного дела обувь уже износили и списали, поэтому сказать, что вся она с браком, невозможно. К тому же проверками качества обуви занимались не только технологи и вещевики, но и служба собственной безопасности ФСИН. Именно ее сотрудники, по версии подсудимого, а не участники расследования обнаружили факты подмены кожи спилком.

Юрий Сенаторов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение