Коротко


Подробно

Фото: Reuters

Доллар меняет курс Ирака

Багдад вынужден присоединиться к антииранским санкциям США

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Ирак стал первой страной, по которой ударило возвращение американских санкций против Ирана. Товарооборот двух соседних стран в минувшем году составил около $13 млрд. Но после заявления иракского премьера Хайдера аль-Абади, что Багдад будет соблюдать санкции США, Центробанк Ирака сразу же уведомил коммерческие банки о запрете на проведение долларовых трансакций с иранскими банками. Решение далось непросто: связи с Ираном играют важную роль в экономике Ирака. Более того, политическое влияние Ирана на Ирак таково, что при желании он вполне может повергнуть соседнюю страну в хаос.


Не поддерживаем, но соблюдаем


В конце минувшей недели Центробанк Ирака принял решение о запрете использования доллара во взаиморасчетах с Ираном. В то же время ЦБ не против использования евро. Это решение стало реакцией на восстановление с 7 августа американских санкций в отношении Ирана.

Иран — третий по значимости торговый партнер Ирака после Турции и Китая. По данным посольства Ирана в Багдаде, в 2017 году товарооборот между странами достиг $13 млрд. Если не считать поставок нефти, то объем экспорта Ирана в Ирак составляет $6–6,5 млрд. Экспорт Ирака в Иран значительно меньше — $50–60 млн. Две страны реализуют совместные нефтяные проекты. Кроме того, Ирак до последнего времени импортировал из Ирана электроэнергию. В июле Тегеран прекратил поставки электричества из-за неуплат. Аналогичная ситуация была год назад, но тогда стороны смогли договориться. Сейчас это будет сложнее.

«Мы не поддерживаем санкции, считая их стратегической ошибкой, неправильными, но вынуждены уважать их для защиты интересов нашего народа. Мы не собираемся реагировать на них или поддерживать, но мы будем соблюдать их», — с такими словами обратился к иракцам в своем еженедельном обращении премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади. Иракский МИД призвал мировое сообщество отговорить администрацию США от санкций, так как это негативно повлияет на Ирак и регион в целом. В Багдаде намерены искать альтернативу взаиморасчетам в долларах. Но, как сказал в интервью «РИА Новости» представитель правительства Саад аль-Хадиси, сохранить уровень торговых отношений, существовавший до санкций, не получится.

«Иран и Ирак могут использовать во взаиморасчетах евро и национальные валюты, но прекращение долларовых трансакций стало очень серьезным сигналом»,— пояснил “Ъ” научный сотрудник исследовательского центра энергетической политики Европейского университета в Санкт-Петербурге Николай Кожанов. По его словам, американцы выучили урок прошлых лет и постарались максимально перекрыть Ирану возможность действовать через третьи страны. «Ирак был одной из бездонных дыр, через которые Иран торговал нефтью и обходил финансовые ограничения»,— напомнил эксперт. В то же время, по мнению господина Кожанова, «можно делать заявления, но при этом позволять иранцам и дальше обходить санкции». По словам эксперта, многое зависит от курдов, так как основой поток контрабанды всегда шел из Ирана через Иракский Курдистан. За день до выступления Хайдера аль-Абади глава курдского правительства Нечирван Барзани заявил, что позиция курдов по вопросу антииранских санкций будет соответствовать линии Багдада. Но нужно учитывать, что курды связаны с внешним миром через Иран и Турцию, которая намерена поддерживать Тегеран.

Несмотря на то что иракское правительство старалось всячески сгладить ситуацию и раскритиковало санкции, в Тегеране к решению премьера аль-Абади отнеслись болезненно. Официально политики заявляют о нерушимости уз между двумя странами, но, как отмечает занимающееся вопросами Ближнего Востока аналитическое издание Al-Monitor, в иранских соцсетях и СМИ задаются вопросом, почему Багдад поддержал Вашингтон, в то время как именно Тегеран первым пришел на помощь Ираку в 2014 году, когда последний столкнулся с угрозой со стороны террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ).

Не согласились с санкциями и ведущие иракские политики, прежде всего лидеры шиитских партий, которые с учетом непростой ситуации в Ираке могут быть как соперниками, так и союзниками Хайдера аль-Абади в борьбе за пост премьера. Один из соратников бывшего главы правительства Ирака, а ныне вице-президента Нури аль-Малики отметил, что Хайдер аль-Абади «совершил политическое самоубийство».

Призрак хаоса


Только на прошлой неделе в Ираке завершился пересчет голосов на парламентских выборах, прошедших 12 мая. Результат не изменился — победителем остался блок «Ас-Сайирун» одного из лидеров шиитской общины Муктады ас-Садра. Еще до начала пересчета он объявил о создании коалиции с Хайдером аль-Абади и другими шиитскими лидерами, за исключением Нури аль-Малики. Теперь Муктада ас-Садр угрожает уйти в оппозицию, требуя среди прочего, чтобы будущий премьер, кто бы это ни был, остановил вмешательство извне в политику страны. В первую очередь он имеет в виду вмешательство со стороны США и Ирана. Однако Тегеран по-прежнему оказывает влияние на многих шиитских и курдских политиков, и, по одной из версий, даже союз Муктады ас-Садра с другими партиями возник под влиянием Тегерана. В любом случае формирование правительства может затянуться.

Ситуация усугубляется народными протестами, которые начались 8 июля и затронули практически весь юг страны, а также Багдад и несколько центральных провинций. Демонстранты требуют положить конец перебоям с электричеством и водоснабжением, покончить с коррупцией и безработицей, в частности изменить политику нефтяных корпораций, которые нанимают на работу иностранцев, а не иракцев. Официальный уровень безработицы в стране — 10,8%. Свыше 60% безработных моложе 24 лет. Какая политическая сила стоит за демонстрациями, до сих пор непонятно.

Программный координатор Российского совета по международным делам Руслан Мамедов обратил внимание в беседе с “Ъ”, что на фоне протестов, вызванных в том числе перебоями с электричеством, Багдад вынужден искать альтернативу Тегерану, в частности договариваться о поставках солнечной энергии с Саудовской Аравией, главным региональным соперником Ирана. Багдад и раньше старался расширить региональные связи, чтобы не зависеть от Тегерана, который в последние годы имеет доминирующее влияние в иракской политике, в том числе из-за самоустранения Вашингтона с иракской политической сцены. Теперь США, а также Саудовская Аравия, которая поддерживает антииранскую политику Вашингтона, делают все, чтобы объединить региональные силы против Тегерана.

«Если Ирак будет открыто нарушать антииранские санкции, то Вашингтон может принять меры и в отношении Ирака. Страну могут покинуть нефтяные компании (а им и так сейчас нелегко на юге), и без того слабая иракская экономика встанет»,— считает Руслан Мамедов. Он подчеркивает, что Тегерану нечего предложить Багдаду, разве что усугубить внутрииракские проблемы, а необходимую Ираку поддержку, в том числе финансовую, могут обеспечить только Саудовская Аравия и США, «отсюда и метания аль-Абади, когда он вроде и против санкций, но в то же время их соблюдает».

Марианна Беленькая


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз