Коротко


Подробно

Фото: AFP

Уроки ненависти

Дмитрий Косырев — о пользе заглядывания в чужое зеркало

О пользе заглядывания в чужое зеркало


На днях мои патриотические чувства получили хорошую встряску. Я прочитал, как Родни Свенсон, американский преподаватель Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, говорит своим студентам: «Соединенные Штаты Америки, если посмотреть на факты,— самая жадная и эгоистичная страна в мире».

Да, факты такие, прямо скажем, наличествуют. И утверждения насчет того, что США — именно такая страна, в российском информационном поле, мягко говоря, есть. Причем у нас для антиамериканских чувств имеется сколько угодно оснований. То же касается иракцев, или иранцев, или вьетнамцев, а дальше список выстраивается длинный, и подкрепляется он регулярными глобальными опросами о том, кто в мире как относится к Америке.

Но тогда что не так? Все правильно, все справедливо, наш патриотизм торжествует. И все-таки…

Может быть, вспоминаются недавние годы, когда в новой России это было идейным мейнстримом — кричать направо и налево, что СССР (а до него Российская империя) жуткое государство. Правда, подразумевалось, что теперь мы начали с чистого листа движение к прекрасному будущему. Но при этом быстро выяснялось: для этого будущего следовало уничтожить не только прошлое, но и настоящее. Потому что дальше вам говорили, что жутка вся русская/российская нация, испорченная ордынским игом, да и до Орды радоваться было нечему.

И возникает вопрос: а, допустим, как американцу относиться к ситуации, когда российский профессор говорит студентам такие вещи? Американец радуется или, как я в данном случае, испытывает странную неловкость?

Давайте посмотрим, откуда я взял цитату. Из публикации в одном из ранее второстепенных, а в сегодняшних США очень важных изданий — Daily Signal, которое издается консервативным фондом «Наследие». Называется материал без затей — «Колледжи как сила зла». Автор — Уолтер Уильямс, профессор Университета Джорджа Мейсона, штат Виргиния,— собрал неплохую коллекцию того, что говорят студентам его коллеги.

Ну вот, например: «Так как европейцы пришли из Европы, вы — иммигрант. При этом нелегальный иммигрант, потому что вы пришли сюда и просто взяли это. Здесь не ваша страна». Или: в Университете Калифорнии порекомендовали преподавателям, задав студентам тему об иракской войне, отпускать их на антивоенные митинги и повышать за это оценку. Результат (по опросу службы Гэллапа насчет того, гордятся ли люди тем, что они американцы): в 2003 году «очень гордились» 70 процентов американцев, сейчас — только 47 процентов. И меньше всех гордятся люди не белой кожи, подростки и — любого возраста — выпускники колледжей и университетов. Элита.

Мне приходилось писать о том, что если лет 20 назад в американских вузах было пополам левых и правых преподавателей (они же демократы и республиканцы, глобалисты и националисты и т.д.), то сейчас у левых там подавляющее большинство. И подавляет оно очень эффективно, попросту затыкая рот несогласным. 51 процент студентов считает, что можно и нужно зашикать выступающего, если вы с ним не согласны. Почти половина опрошенных студентов полагает, что первая поправка к Конституции не дает никому права высказывать «идеи ненависти», которыми левые считают идеологию республиканцев (хотя на самом деле очень даже дает). И так далее.

А куда идут вот уже не первое десятилетие выпускники этих «колледжей ненависти»? Много куда, но среди прочего в госаппарат разного уровня и в СМИ. Про госаппарат, саботирующий всеми силами работу республиканской верхушки, разговор отдельный. Но СМИ, самопровозглашенная «четвертая власть»… Когда-то считалось, что СМИ нужны обществу для непрерывного просвещения такового, для поставок этому обществу знаний и организации самых разных дискуссий о добре и зле. Что сейчас?

На 17 августа было назначено скоординированное наступление «ключевых», когда-то уважаемых американских СМИ на Дональда Трампа и республиканцев, чтобы не дать им добиться успеха на промежуточных выборах в ноябре (часть Конгресса, законодательные собрания штатов, губернаторы). Изначально в сговор вступили 128 изданий. Общая идея была в том, чтобы остановить Трампа. Который среди прочего делает ранее немыслимое — объясняет СМИ, во что они превратились, а критиковать СМИ нельзя. Президента, конгрессменов, губернаторов — можно, разные церкви — можно, а вот журналистов (озлобленных недоучек) — их нельзя. То есть как эти недоучки привыкли у себя в вузах устраивать коллективные бойкоты, зашикивать выступающих с «не той» точкой зрения, так они ведут себя и дальше.

И у нас тут вот какая ситуация: с одной стороны, с такой «образованной элитой» Америке конец и, хотя не мы с ней это сделали, кто-то может праздновать победу. Но, с другой стороны, все эти левые демократы (или как их еще можно называть) — они ненавидят не только свою страну, они ненавидят и Россию, так уж получилось.

Республиканцы относятся к нам по-разному — от равнодушия до опять же нелюбви. Но все глупейшие и безграмотные кампании ненависти к моей стране все-таки исходят от того самого демократического сословия с дипломами.

Так что праздновать не стоит. А стоит, как мне кажется, вспомнить, что Америка — это Томас Эдисон с его лампочкой, Эрнест Хемингуэй с его романами и рассказами… — список получается длинный. Притом что американские войны и все прочие гадости тоже как-то не уходят из памяти. Получается — 50 на 50? Или 60 на 40?

Разобравшись, наконец, со своими чувствами, попробую их высказать: мне было бы просто неприятно говорить с американцем, который начал бы подкатываться ко мне с заискивающими глазами и с заявлением, что его страна самая жадная и эгоистичная в мире и что ее жителям она вообще не принадлежит. Непонятно, о чем говорить с таким человеком. Полагаю, что такие же ощущения и у американцев в разговоре с нашими соотечественниками, которые бросаются к ним с рассказами о тотально жуткой России. В общем, высшее (и всякое прочее) образование не должно учить детей ненавидеть свою страну. Хотя бы потому, что такие «граждане непонятно какого мира» и другим странам ни к чему. Так просто нельзя.

А как можно? Тут — признаюсь, чисто случайно — я наткнулся на очередной спор о том, что такое идея «американской исключительности». И вот вам цитата еще одного американского профессора (да еще и из Йельского университета — с самых вершин) по имени Дэвид Бромвич, по убеждениям он человек далеко не левый: «Безусловная любовь к нашей стране — обратная сторона безусловного отстранения и даже враждебности к другим странам. Никто из нас не исключителен, ни одна нация. И чем быстрее мы сможем жить с этой правдой как с повседневной реальностью, без исключений, тем более благодарны будут другие страны за то, что живут в мире, в котором среди прочих есть и мы».

Согласитесь, это хорошие «50 на 50». При таких нам даже не придется истерично доказывать, что наша страна идеальна во всем и всегда. И станет как-то легче…

Дмитрий Косырев


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение