Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Новое — это правильно названное старое

Владимир Дзагуто о «новых продуктах» в понимании «Росатома»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 7

В опубликованном в понедельник отчете «Росатома» за 2017 год меня интересовало то, как будут подаваться «новые бизнесы». Госкорпорация с прошлого года декларирует готовность выйти за пределы традиционного поля деятельности. Доходило до странного: на ПМЭФ-2017 «Росатом» выступал то ли в роли многопрофильного промышленного холдинга с уклоном в машиностроение и новые материалы, то ли как венчурный инвестфонд, готовый раздать капитал на стартапы. Неофициально план по диверсификации бизнеса в «Росатоме» выглядит как «заработать на новых продуктах второй триллион» (за 2017 год выручка по МСФО — 967,4 млрд руб.).

Хороша или плоха диверсификация бизнеса — вопрос спорный. Часто крупные компании проходят по синусоиде. Сначала есть свободные средства, которые надо инвестировать, и если в отрасли явной отдачи от новых мощностей не ожидается, то почему бы не сделать шаг на соседнюю делянку. Потом конъюнктура осложняется, холдинг начинает «резать косты», и первыми под нож летят непрофильные активы. В атомной отрасли есть примеры, когда корпорации пытались выйти за рамки привычного — с сомнительным исходом. Вот великая и ужасная французская Areva (некогда основной конкурент «Росатома») еще в середине 2010-х годов декларировала, что вот-вот она сбросит неприбыльный атомный ватник и по тинейджерской моде нацепит что-то более стильное, сделав упор на зеленой энергетике. До конца десятилетия французский гигант не дотянул, развалившись на отдельные куски по видам бизнеса.

Впрочем, судя по тому, что написано у «Росатома» в годовом отчете в разделе «диверсификация бизнеса», радикализм заявлений пока не так сильно отражается на цифрах. Выручка по новым продуктам составляет солидные 170,9 млрд руб., или 19,8% от общего показателя по госкорпорации. Но в деталях кроется более прозаичная фактура. Треть этой выручки (56,8 млрд руб.) — энергосбыт. С 2000-х годов «Росатом» не раз задумывался, не добавить ли к АЭС еще и сбытовые активы, и в последние годы наконец это сделал. Но я бы не считал, что для крупнейшей генкомпании РФ (пятая часть выработки) розничная продажа энергии — это такая уж серьезная диверсификация, собственный сбыт есть у всех крупных энергохолдингов РФ.

Дальше в списке новых направлений находим «Атомфлот» с 5,14 млрд руб., судостроение с 18,4 млрд руб. (но ОКБМ им. Африкантова с советских времен судовые реакторы делает), сервис АЭС с 7,7 млрд руб., «бэк-энд» (обращение с радиоактивными отходами и отработавшим топливом, в портфеле по новым продуктам на десять лет на этот сегмент приходится 19% из 814 млрд руб.) и т. д. Есть и совсем неатомные продукты — вроде ветроэнергетики (19% в портфеле заказов). Но в целом говорить о каком-то сильном отходе от традиционной тематики пока, пожалуй, я бы не стал.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз