Коротко


Подробно

Фото: Алексей Тарханов / Коммерсантъ   |  купить фото

Анархитектурный институт

Проекты Гордона Матта-Кларка в Париже

В Париже открыта выставка «Анархитектура» американского художника и архитектора Гордона Матта-Кларка (1943–1978). Парижский музей Jeu de Paume подготовил ее вместе с нью-йоркским Bronx Museum of the Arts. В анархии корреспонденту “Ъ” во Франции Алексею Тарханову хотелось бы увидеть больше порядка.


Американец Гордон Матта-Кларк был дипломированным архитектором. В 1968 году он окончил Корнуэльский университет, но так ничего и не построил. Вместо этого он начал разрушать то, что построили другие.

Архитектура для него была не стройным произведением человеческого гения, а хаотическим наростом вроде древесного гриба или осиного гнезда, которые только и ждут, чтобы их исследовали или препарировали. Усвоенные в школе понятия архитектурных разрезов, условные сечения проектируемого здания, которые на бумаге помогают понять соотношение пространств и высот, он превратил в реальные, разрезая и разрушая настоящие здания. Конечно, никто бы не подпустил молодого художника к памятникам архитектуры, зато в его полном распоряжении оказались трущобы, которых в Нью-Йорке в 1970-х становилось все больше и больше. Шло великое переселение из Бронкса, и вдоль улиц стояли заброшенные здания, владельцы опустошали и жгли квартиры, перед тем как их покинуть.

Один из первых проектов Матта-Кларка был связан с этим кладбищем домов. Он собирал образцы обоев, которые по мере уничтожения стен оказывались на улице, и выставлял фрагменты на выставках, предлагая зрителям уносить их с собой, чтобы снова вернуть в интерьеры уже в виде картин, реди-мейдов. Эта серия «Walls» 1972 года открывает парижскую выставку.

Затем он стал вторгаться в пустые дома, пробивая стены и потолки, создавая не предусмотренные никаким архитектором перспективы. Свои вторжения он фиксировал на пленку. Серия фотографий «Bronx Floors» (1972–1973) впервые привлекла к нему внимание.

Гордон и его брат-близнец родились в самой что ни на есть артистической семье. Отец — скульптор и архитектор чилийского происхождения Роберто Матта, сотрудник Ле Корбюзье, друг Лорки, Дали, Неруды, Дюшана и Бретона. Мать — американская дизайнерша Анна Кларк. Родители развелись через несколько месяцев после рождения детей, отец работы сына презирал, но молодой человек все-таки унаследовал от него много завиральных европейских идей. С детства он ездил в Европу, а в 1963-м провел год академического отпуска, изучая литературу в Сорбонне.

С тех пор Матта-Кларка записали в компанию американских бунтарей вроде давно забытых леворадикальных «Синоптиков», разрушавших дома взрывчаткой. Если бы этим исчерпывалась его работа, о нем вспоминали бы не чаще. Но произведения Матта-Кларка были гораздо интереснее и глубже любой политической линии. Это был ленд-арт, но не в пустыне, а в городе, который стал пустыней.

«Когда живешь в городе,— говорил Матта-Кларк,— все вокруг архитектура. Не только здания. Я думал о метафорических пустотах, дырах, заброшенных пространствах». В 1975-м он украсил (собственники сказали «изуродовал») заброшенный ангар на набережной Гудзона, прорезав в нем отверстия, превратившие бывший склад в подобие церкви солнцепоклонников. Работа называлась «Day`s End», власти Нью-Йорка ее не оценили и начали преследовать автора за вандализм. Чтобы избежать встречи с законом, художник отправился во Францию.

В Париже в это время происходил самый крупный градостроительный шухер с османовских времен. В центре города расчищали кварталы для строительства Центра Помпиду и нового комплекса Ле-Аль. Гордон Матта-Кларк получил заказ от 9-й Парижской биеннале современного искусства. Ему отдали в полное распоряжение два обреченных на снос дома как раз рядом со строившимся в этот момент Центром Помпиду: «В Париже мне невероятно повезло оказаться в подобном контексте. Я работал в двух домах XVII века — типичных, но с заметной индивидуальностью, почти антропоморфных. Я называл их старыми супругами, речь шла о последних домах квартала, разрушенного, чтобы "украсить" зону Ле-Аль и Плато Бобур».

Его работа «Conical Intersect» («Коническое сечение») была пробитой в глубину квартала огромной конической дырой в два человеческих роста, в которую с одной стороны были видны с улицы ажурные металлические конструкции нового центра, а с другой стороны — старый город, исчезавший вокруг.

Другая работа в Париже была связана уже не с эстетической, а с личной травмой. Его брат-близнец Себастьян Матта, которого в семье звали Батан, покончил с собой, выбросившись из окна мастерской в нью-йоркском Сохо. Гордон Матта-Кларк устроил выставку в галерее Yvon Lambert, которая называлась «Спускающиеся ступени для Батана». Он проделал дыру в полу галереи, открыл подвал, прошел его насквозь и продолжал углублять дыру в никуда в течение всех дней работы выставки.

В начале 1978-го Гордон Матта-Кларк наконец-то женился, очень удачно, на галеристке Джейн Кроуфорд, которая с тех пор бережет и собирает его работы. А в конце года умер от рака поджелудочной железы.

На выставке в Париже в основном фотографии и видео. Они заведомо скучнее его биографии. Художник, бывало, делал и более зрелищные работы, когда расчленял маленькие дома, прорезая их вдоль или поперек, раскатывая крыши, снимая стены. Части зданий он уносил с собой, сейчас их бережет Джейн Кроуфорд в Фонде Матта-Кларка. Нынешняя выставка будто бы рассказывает о жизни, от которой не осталось никаких материальных художественных свидетельств, ни зданий, ни проектов. Гордон Матта-Кларк жил отрицанием всего того, что составляет обычную работу архитектора, он так ничего и не построил. Но ведь ничуть не больше осталось и от строившегося в те годы символа Нью-Йорка — башен-близнецов Минору Ямасаки.

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение