Первый аналитик Америки

064 Номер от
Первый аналитик Америки
       Бенджамин Грэм прославился как основоположник концепции фундаментального анализа компаний и их ценных бумаг. Он умер уже 27 лет назад, но его книга "Аналитик ценных бумаг" до сих пор держится на верхних строчках рейтингов продаж. А одним из его учеников был Уоррен Баффет, который не отрицает, что почти всеми своими идеями обязан Бенджамину Грэму.

Билет на Уолл-стрит
       Бенджамин Грэм родился в 1894 году в Англии. Через год его семья перебралась в Америку, где отец Бенджамина сумел возглавить процветающий бизнес. У Грэмов был большой дом, они могли позволить себе повара и горничную. Но так продолжалось недолго. Отец умер, когда Бенджамину было всего девять. Бизнес перешел под руководство его дяди и вскоре стал убыточным. Бенджамину пришлось начать подрабатывать, чтобы помогать семье.
       А чтобы продолжать учиться, юноше теперь нужно было продемонстрировать успехи, достойные стипендии. И это ему удалось. Грэм получил грант на обучение в колледже Columbia, который и окончил в 1914 году. В характеристике было сказано, что он энергичный студент, преуспевающий одновременно в математике, философии, английском, греческом, латыни и музыке. Неудивительно, что вскоре Грэм получил предложение продолжить карьеру сразу с трех факультетов. Не в последнюю очередь из-за необходимости помогать семье Бенджамин выбрал факультет Фредерика Кеппела, господина, пользовавшегося уважением на Уолл-стрит и регулярно получавшего от брокерских контор просьбы порекомендовать им толкового молодого человека в качестве ассистента.
       Так он получил свою первую работу на Уолл-стрит. Грэм начал карьеру помощником в департаменте по торговле облигациями в фирме Newburger, Henderson & Loeb, когда ему было всего 20 лет. Бенджамину назначили зарплату $12 в неделю, что было на $2 больше средней зарплаты молодых людей того времени. На первых порах он занимался переноской бумаг внутри офиса.
       Продвижение по карьерной лестнице могло затянуться надолго, но помогла первая мировая война. Бенджамину стали поручать кое-что из того, чем занимались мобилизованные сотрудники: он выставлял котировки, помогал в бэк-офисе и т. д. Постепенно ему удалось узнать разные аспекты работы брокерской фирмы. С появлением новых обязанностей повысилась и зарплата — теперь Грэм приносил домой уже $28 в неделю.
       Вскоре руководство Newburger попробовало сделать из него специалиста по привлечению клиентов. Однако из-за природной скромности и неумения убеждать Грэм оказался никудышным продавцом. Тем не менее общение с клиентами оказалось для молодого человека полезным в том смысле, что помогло заметить: он почти ничего не знает об облигациях, которые пытается продать, не обладает даже простейшими навыками анализа их доходности и риска. Так Грэм занялся изучением рынка ценных бумаг.
       Довольно быстро достигнув некоторых успехов, Бенджамин получил приглашение на должность аналитика в компанию Bache & Co. Однако Newburger, Henderson & Loeb его не отпустили — специально для Бенджамина они создали аналитический отдел. Это был один из первых аналитических отделов у американских брокеров.
       
Аналитиков начальник и процентов командир
       На своей новой должности Грэм занялся поиском недооцененных компаний. Вскоре последовала первая удачная находка. Компания Guggenheim Exploration решила распространить часть своих активов среди акционеров на паритетной основе. Она владела долями в четырех других компаниях. Учитывая стоимость каждой из реализуемых акций, процент, который они занимали в акциях самой Guggenheim, и стоимость основного бизнеса на одну акцию, Грэм вычислил, что справедливая цена акции — $76,23. А продавались они в тот момент по $68,88. Накупив по совету своего аналитика бумаг Guggenheim Exploration, вскоре Newburger действительно смогла продать их почти по предсказанным Грэмом $76.
Не менее удачной оказалась сделка с акциями фирмы Du Pont, владевшей крупным пакетом General Motors. На одну акцию Du Pont приходилось семь акций GM. Однако на рынке акции Du Pont стоили меньше, чем семь акций GM, а ведь у Du Pont имелся еще и быстрорастущий химический бизнес. Компании Грэма оставалось только купить пакет акций Du Pont и одновременно осуществить короткую продажу всемеро большего пакета GM. Котировки Du Pont взлетели.
       К 1919 году Бенджамин Грэм был на рынке уже пять лет и решил попробовать в инвестициях свои собственные силы. Скрупулезно изучив ситуацию, он купил акции компании Savold Tire на $2,5 тыс.— по $10 за штуку. Вскоре они выросли до $37. Тут же организаторы "по дружбе" предложили Бенджамину второй выпуск акций, который он по инерции купил уже без оценки его реальной стоимости, и эти акции немедленно обесценились. Этот случай стоил Грэму заметной части его личного состояния.
       После этого он принялся за доработку своей теории недооцененных компаний. Одновременно серией небольших, но прибыльных сделок Грэм смог увеличить свое состояние до $50 тыс. (Небольшой магазин в Нью-Йорке можно было тогда купить за $7 тыс., а аренда пятикомнатных апартаментов, в которых жил Грэм, обходилась ему в $45 в месяц.)
       
Ленивый лектор
       К 1923 году Грэм стал уже достаточно известным человеком. С должности аналитика он решил уйти, но фирму не покинул — он стал управлять собственным трастом и все операции проводил через Newburger. В его траст вложились несколько преданных клиентов компании. Первоначальный капитал составил $250 тыс. Правила были просты: Грэм управляет трастом и получает за это годовую зарплату $10 тыс. и 20% дохода свыше 6% по итогам работы фонда. Оговоренные 6% доходности Грэм с легкостью преодолевал: его методы работали безотказно, да и рынок был "бычьим". К 1926 году траст разросся до $450 тыс.
       В 1928 году Грэм обнаружил, что акции Nothern Pipe Line стоят $65, в то время как в активе компании находились надежные облигации на сумму $95 на каждую акцию. Грэм купил акции и обратился к менеджменту компании с советом продавать и бонды, но ему отказали. Для завершения сделки ему пришлось скупить 38% акций и войти в совет директоров компании — только после этого Грэму удалось настоять на своем предложении. В итоге доход превысил $100 на акцию.
       К 1928 году фонд Бенджамина Грэма разросся уже до $2,5 млн (большую часть этих денег составляли реинвестиции самого Бенджамина). Был у него теперь и помощник — тоже выпускник Columbia Джерри Ньюман.
       Тем временем находить недооцененные акции на перегретом рынке становилось все сложнее. Оценив ситуацию, Грэм сделал вывод о приближении длительного периода упадка и перестал вкладывать деньги в акции. Как потом оказалось, весьма предусмотрительно: вскоре разразилась Великая депрессия.
       Грэм вернулся в родной колледж. Он был не прочь рассказать интересующимся о своем подходе к анализу рынка — не в последнюю очередь потому, что известность помогла бы привлечь дополнительных партнеров в траст. Однако особого желания преподавать он при этом не испытывал, да и книгу писать не хотел. И только когда появилась возможность совместить оба занятия, Грэм принял решение. Его единственным условием было, чтобы каждую лекцию кто-то конспектировал. Так на основе этих конспектов и возникла впоследствии знаменитая книга "Аналитик ценных бумаг". А в 1929 году лекции Грэма посещали каждую неделю не менее 150 студентов.
       
От "черного вторника" к автострахованию
       К краху фондового рынка Грэм подготовился основательно. Половина средств его траста была вложена в привилегированные конвертируемые акции, а на вторую половину Грэм открыл короткие позиции, то есть фактически продал без покрытия все остальные акции с расчетом на их последующее падение в цене. При этом он пользовался плечом 1:2, хотя в то время обычно использовали плечо 1:10. Задумка Грэма состояла в том, что в случае начала падения рынка привилегированные акции будут дешеветь медленнее, чем обычные, и он в любом случае выиграет.
       В "черный вторник" 1929 года индекс Dow Jones обвалился с 380 пунктов до 200. Грэм получил прибыль, закрыв позиции. Но по итогам года он все же понес 20-процентные убытки. Правда, многие в тот год вообще разорились. В 1930 году траст потерял еще 50% (Dow Jones упал на 29%), год спустя — еще 16% (Dow Jones упал на 48%). А в 1932 году Грэм потерял всего 3% (Dow Jones упал на 17%). К завершению кризиса траст Грэма был серьезно измотан, но остался на плаву. Ведь те немногие акции, которые оставались у Грэма, были, по его мнению, крайне перспективными. К 1933 году фонд Грэма содержал чуть меньше $2 млн — всего на четверть меньше, чем до кризиса. Правда, в поддержке траста принимал участие отец Ньюмана, а сам траст стал называться трастом Ньюмана--Грэма.
       Книга "Аналитик ценных бумаг" была опубликована уже после кризиса. После разорения американской фондовой биржи принципы торговли ценными бумагами можно было выстраивать с нуля. Для уцелевших торговцев она стала неоценимым подспорьем. Руководствуясь советами Грэма, брокеры постепенно расставались с привычкой играть на бирже как в казино — на растущем рынке такое проходило, но теперь требовался действительно глубокий анализ. Грэм рекомендовал определять привлекательность акций по двум критериям: потенциальной доходности и потенциальному риску. Для этого вводились разнообразные коэффициенты: прибыль и дивиденды к стоимости, обязательства к активам, стабильность прироста прибыли и т. д. Раньше компании не считали необходимым включать такие сведения в отчеты, и Грэму поначалу частенько приходилось их специально запрашивать.
       Другим результатом деятельности Грэма стало появление нескольких знаменитых инвесторов. Среди них и самый успешный из его учеников Уоррен Баффет, который признает, что до сих пор пользуется принципами своего учителя.
       Траст Грэма продолжал действовать до 1956 года. Средняя его доходность за посткризисные годы приблизилась к 20% годовых. Одна из самых удачных сделок была проведена в 1948 году. Грэм обнаружил крайне привлекательную компанию GEICO, которая занималась автострахованием. Возможность была хорошая, но и риски большие: на покупку 50% акций пришлось бы потратить около $1 млн — четверть всего траста. Это расходилось с привычным Грэму стилем широкой диверсификации. Тем не менее сделка состоялась, а акции были распределены между партнерами траста по цене $27. К концу жизни Грэма цена их приблизилась к $54 тыс.
       Постепенно биржевая активность Грэма стала снижаться, и после ликвидации траста Ньюмана--Грэма Грэм занял место управляющего GEICO. Покинул он этот пост только в 1976 году, в год смерти. После его кончины контроль над GEICO, к тому время находившейся на грани банкротства, получил Уоррен Баффет, вложив в покупку акций $47 млн. Даже по такой цене она казалась привлекательной наследнику мастера недооцененных акций. Сейчас активы GEICO оцениваются в $9 млрд.
АЛЕКСЕЙ БАЙБАКОВ
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...