Вот и службе конец

018 Номер от
Вот и службе конец
Фото: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"  
       Не оказывать давления на предпринимателей — такое поручение ныне уже бывший глава Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП) Михаил Фрадков всякий раз получал от президента Владимира Путина во время рабочих встреч. Глава ФСНП обещал не давить, хотя очень хотелось. Одновременно хотелось новых полномочий. И полицейские их регулярно получали. Пока не погибли под грузом своих же полномочий — 11 марта президент подписал указ об упразднении ФСНП. Так что яму себе полицейские вырыли собственными руками.

От расследований к преследованию
       Налоговые полицейские далеко не российское изобретение. Структуры, аналогичные ФСНП, существуют и в других странах. Единственное отличие — практически нигде они не являются самостоятельным правоохранительным органом, а находятся в подчинении у других ведомств. Впрочем, российская налоговая полиция первоначально задумывалась по такому же принципу. 18 марта 1992 года при Государственной налоговой службе (сейчас это Министерство по налогам и сборам) указом президента было создано Главное контрольное управление налоговых расследований (штат 12 тыс. человек) — прообраз будущей налоговой полиции.
Фото: СЕРГЕЙ МИХЕЕВ, "Ъ"  
Набирая полномочия для налоговых полицейских, предпоследний руководитель ФСНП Вячеслав Солтаганов был уверен, что его ведомство всегда будет на коне. Однако его преемник Михаил Фрадков, несмотря на все полученные полномочия, в седле не удержался
Однако в рамках налоговой службы полицейским показалось тесно. Итог — в 1995 году была образована самостоятельная Федеральная служба налоговой полиции (штат ФСНП составлял 53 тыс. человек), у которой с самого начала оказались уникальные полномочия.
       С одной стороны — это возможности налогового органа, имеющего право проводить проверки налогоплательщиков, а с другой — функции правоохранительного органа со всеми вытекающими отсюда последствиями. Единственное ограничение — преследовать граждан и возбуждать в их отношении уголовные дела полицейские могли всего лишь по двум статьям Уголовного кодекса, связанным с неуплатой налогов. Впрочем, и этого хватало с лихвой. Не полицейским, разумеется, а налогоплательщикам. Достаточно вспомнить регулярные маски-шоу, без которых не обходился практически ни один визит полицейских к предпринимателям.
       С вступлением в силу 1 января 1999 года Налогового кодекса полномочия полицейских несколько пострадали: их лишили права проводить налоговые проверки. (Впоследствии полицейские неоднократно и даже иногда успешно — см. справку — предпринимали попытки вернуть утраченное.)
       Но это только раззадорило полицейских. Именно в 1999 году и началась погоня ФСНП за новыми полномочиями, которая в итоге погубила налоговую полицию.
       
"Осталось сменить вывеску"
       30 декабря 1999 года, накануне своей отставки, Борис Ельцин подписал поправки в закон "Об оперативно-разыскной деятельности", согласно которым ФСНП получила право прослушивать телефонные разговоры и читать почту граждан (раньше на это имели право только ФСБ и МВД), а весной 2000 года, согласно поправкам в Уголовно-процессуальный кодекс, полицейских также наделили правом вести следствие не по двум статьям Уголовного кодекса, связанным с неуплатой налогов, а сразу по 27 статьям, включая незаконное хранение оружия.
Административная реформа, о необходимости которой так долго говорил Владимир Путин, только начинается — в запасе у президента еще много сюрпризов для чиновников
Одновременно тогдашний руководитель ФСНП Вячеслав Солтаганов начал активно лоббировать идею преобразования налоговой полиции в полицию финансовую — орган, отслеживающий все финансовые потоки и расследующий не только налоговые, но и все остальные преступления в финансово-кредитной сфере, включая отмывание капиталов и защиту инвестиций. ФСНП даже подготовила законопроект о преобразовании налоговой полиции в полицию финансовую. "Де-факто мы уже вышли за рамки чисто налоговых преступлений. Осталось оформить это юридически — сменить вывеску",— заявил Вячеслав Солтаганов летом 2000 года на одной из встреч с президентом. Кстати, президенту эта идея понравилась.
       Впрочем, как и другое предложение Вячеслава Солтаганова — создать наряду с финансовой полицией еще и финансовую разведку. "Нам стоит поработать над созданием финансовой разведки. В России должна быть такая организация, которая будет отслеживать движение финансовых потоков. То есть должен быть принят закон о том, что информация об определенных операциях в банковской сфере, с недвижимостью, с ценными бумагами в обязательном порядке должна направляться в определенную структуру... Должна быть прозрачность, чтобы не отмывались грязные деньги",— рассуждал господин Солтаганов. При этом он явно был не против того, чтобы полномочия разведчиков достались именно полицейским: "России надо определиться, какая структура возьмет на себя это бремя и поведет всех остальных за собой. Мы готовы пойти на такой шаг, мы уже созрели". Не вышло. Функции финансовой разведки достались комитету по финансовому мониторингу при Минфине. А вывеску ФСНП так и не сменила.
       В отличие от президента, который начинания полицейских поддерживал хотя бы на словах, Министерству внутренних дел излишняя активность ФСНП не нравилась с самого начала. Еще бы: полицейские постоянно наступали им на пятки, отвоевывая для себя новый фронт работы.
       "Мы не против создания финансовой полиции, еще одного контролирующего ведомства. Но мы против монополизации. По сути, основную часть преступлений именно в кредитно-финансовой сфере выявляем мы. Я думаю, 85% как минимум. Всего за первое полугодие 2000 года всеми правоохранительными органами было выявлено 216,1 тыс. экономических преступлений. Из них органами внутренних дел выявлено 88%, налоговой полицией — только 15 107 преступлений, или 6,9%... В общем налоговая полиция занимает свое достойное место, но мы считаем, что объективно, по нагрузке, по опыту оперативной работы, мы вполне можем составить им конкуренцию",— говорил в интервью Ъ замначальника ГУБЭПа Владимир Макаров.
       
Родителей — к детектору
       С приходом на пост директора ФСНП весной 2001 года Михаила Фрадкова конкуренция с МВД стала еще жестче. Даже несмотря на то, что новый директор публично открестился от идеи своего предшественника превратить налоговую полицию в финансовую. По его словам, вопрос о преобразовании ведомства в финансовую полицию "не принципиален, полномочий полицейским и так вполне хватает".
       На самом деле он немного лукавил. Действительно, вопрос названия не имел для него особого значения — в отличие от полномочий. И Михаил Фрадков стал добиваться и в итоге добился очередного их расширения.
С 1 июля, согласно УПК, число подведомственных налоговым полицейским статей Уголовного кодекса выросло с 27 до 53. Так что пересекаться в работе с милицией полицейские стали еще чаще, чем раньше.
       Полицейские не могли этому нарадоваться. В частности, начальник отдела дознания главного следственного управления ФСНП Иван Соловьев на одной из пресс-конференций в красках описывал, как впредь налоговые полицейские смогут доводить до суда дела о незаконном возврате НДС из бюджета, то есть мошенничестве (до сих пор мошенничество находилось в ведении МВД).
       Но и на этом ФСНП останавливаться была не намерена. В прошлом году полицейские активно лоббировали поправки в Уголовный кодекс, позволяющие конфисковывать имущество проштрафившихся налогоплательщиков (поправки пока зависли в Госдуме). Последние же новшества, вышедшие из стен ФСНП,— это приказ об утверждении порядка проведения профилактических мероприятий в отношении налогоплательщиков (вплоть до бесед с членами семьи предпринимателей), а также приказ, в котором речь идет о порядке использования детектора лжи в работе полицейских с гражданами. Ходили слухи, что партия детекторов уже закуплена, а полицейские ждут не дождутся первых клиентов на допросы с пристрастием.
       Всего чуть больше месяца назад, 22 января 2003 года, выступая на расширенном заседании коллегии ФСНП, Михаил Фрадков торжественно рапортовал: "Налоговая полиция окончательно сформировалась как самостоятельный правоохранительный орган. В 2003 году будет продолжена работа по реализации одобренной президентом концепции развития федеральных органов налоговой полиции на 2002-2004 годы. Никаких существенных изменений курса не будет".
       Однако курс все-таки изменился. Судя по всему, президент устал наблюдать, как два ведомства, МВД и ФСНП, по сути занимаясь одним и тем же — борьбой с экономическими преступлениями, постоянно создают проблемы предпринимателям, в том числе и добросовестным. Стало очевидно, что одной дубинки вполне достаточно. И она останется в руках МВД.
       
Куда родина пошлет
       О том, какова дальнейшая судьба бывших сотрудников еще недавно столь мощного ведомства, пока можно лишь догадываться: ни подзаконных актов, ни ведомственных инструкций, ни даже более или менее внятных устных распоряжений на этот счет не поступало. Руководство к действию лишь указ президента, конспективно изложенный самим главой государства: "Упразднить Федеральную службу налоговой полиции Российской Федерации с передачей ее материально-технической базы и штатной численности во вновь создаваемый орган по борьбе с наркотиками и психотропными веществами. Функции по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых преступлений передать в МВД России".
       Все как будто ясно, но в то же время ничего не понятно: сколько, чего, кому и как передавать, кто всем этим будет командовать и кто за все это в случае чего ответит? Ответственные чины ФСНП и МВД, с которыми корреспонденты "Денег" поговорили в первые же дни после выхода указа, пребывали в некоторой растерянности.
Фото: СЕРГЕЙ СЕМЕНОВ, "Ъ"  
Бывший полномочный представитель президента России в Северо-Западном федеральном округе Виктор Черкесов давно освоил звукозаписывающую аппаратуру. Теперь он должен освоить и детекторы лжи, которые достались ему в придачу к расформированным налоговым полицейским
Так, в день оглашения президентского указа, 11 марта, во всех управлениях ФСНП прошли совещания, на которых генералы довели до руководителей отделов три главных на тот момент распоряжения: не паниковать, никого не увольнять и "удерживать людей от преждевременных увольнений". На вопросы офицеров, что с ними теперь будет, генералы отвечали, что сами ничего не знают, но "указ президента мы, как госслужащие, обсуждать не вправе". Сведения, которыми располагали в МВД, оказались также расплывчатыми. Утверждалось, что к ним может перейти от 13 до 33 тыс. бывших полицейских.
       Оставшиеся должны поступить на службу в созданный тем же указом Госкомитет по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ. Вместе со всем своим имуществом, включая детекторы лжи. Только тестировать на полиграфе бывшие полицейские впредь будут не налогоплательщиков, а наркоманов. Возглавил госкомитет бывший полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Виктор Черкесов. Как он сам заявил, у нового госкомитета будут "все необходимые рычаги и полномочия" для борьбы с незаконным оборотом наркотиков.
       Что же касается той части полицейских, которые перейдут в МВД, то это, как сообщили в министерстве, будут оперативники и следователи ФСНП. Их "усилят" сотрудниками ГУБЭПа и создадут из них управление по борьбе с налоговыми преступлениями при МВД. До этого времени налоговыми преступлениями будут заниматься те самые сотрудники ГУБЭПа, которых и объединят с полицейскими.
       Как все это будет выглядеть, до последнего времени не представляли ни полицейские, ни милиционеры. Однако и те и другие утверждали, что ничего страшного не произошло. Милиционеры-убэповцы заявляли, что с функциями ФСНП они и раньше хорошо справлялись, поскольку "до создания полиции именно мы этим занимались". А начальники департаментов и отделов ФСНП, среди которых преобладали бывшие кадровые офицеры госбезопасности, говорили, что они, как люди военные, будут "служить там, куда родина пошлет".
       Любопытно, что налоговая полиция всего неделю не дожила до своего 11-летия, которое должно было отмечаться 18 марта. Еще в 2000 году, согласно указу президента, этот день был объявлен Днем налоговой полиции. Теперь полицейским остается отпраздновать свое упразднение и ждать новых распоряжений президента. А заодно отдыхать от излишних полномочий.
ГАЛИНА ЛЯШЕНКО, МАКСИМ СТЕПЕНИН
       
ПОЛИЦЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

11 лет без одной недели
       18 марта 1992 года вступил в силу указ президента России #262 о создании Главного управления налоговых расследований Российской Федерации (ГУНР) при Государственной налоговой службе Российской Федерации. Его штатная численность составила 12 тыс. человек. Исполняющим обязанности руководителя новой службы сначала был Валерий Ямпольский, а затем Юрий Бачурин.
       В июле 1993 года в соответствии с законом "О федеральных органах налоговой полиции" правопреемником ГУНР стал Департамент налоговой полиции РФ, который возглавил Сергей Алмазов.
       27 декабря 1995 года Департамент налоговой полиции стал Федеральной службой налоговой полиции Российской Федерации (ФСНП). Этот орган получил полномочия осуществлять предварительное следствие и проводить различные виды экспертиз документов. В декабре 1998 года Борис Ельцин перевел ФСНП в свое непосредственное ведение.
       С 1 января 1999 года с вступлением в силу Налогового кодекса ФСНП утратила право самостоятельно проводить налоговые проверки. Однако в конце года начал действовать закон "Об оперативно-разыскной деятельности", в соответствии с которым налоговая полиция вновь получила право проводить такие проверки, а также прослушивать телефоны и принимать решение о возбуждении уголовного дела.
       В марте 1999 года ФСНП возглавил Вячеслав Солтаганов. В том же году президент подписал указ #1272 "Вопросы Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации". Была установлена штатная численность ФСНП — 53 тыс. человек.
       В июне 2000 года в каждом федеральном округе были созданы управления ФСНП, руководителей которых через год возвели в ранг заместителей главы службы. В том же году ФСНП получила право проводить предварительное следствие не только по уголовным делам, связанным с неуплатой налогов отдельным гражданином или организацией, но и еще по 25 "экономическим" статьям Уголовного кодекса.
       В марте 2001 года ФСНП возглавил Михаил Фрадков. В июле 2001 года президент сократил с семи до трех число заместителей главы ФСНП, работающих в центральном аппарате.
       

       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...