Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Это дело наживы, это никакой не джихад»

Максим Юсин — об основных версиях убийства российских журналистов в ЦАР

от

Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко могли похитить перед убийством, а перед смертью их допросили, сообщает портал Palmarescentrafrique. До этого местные власти объявили, что журналистов расстреляли ради того, чтобы ограбить. До сих пор не ясна роль в инциденте водителя, сопровождавшего россиян. Он — единственный, кто выжил после обстрела. Изначально сообщалось, что его рекомендовали в ООН, но в международной организации эту информацию опровергли и уточнили: никто к ним за помощью не обращался. Международный обозреватель газеты «Коммерсантъ» Максим Юсин отметил, что найти виновных будет сложно: в Центральноафриканской республике действуют несколько группировок, которые могут быть причастны к убийству.


Пока мы видим две взаимоисключающие версии. Первая — водитель говорит, что был обстрел и трое наших соотечественников были убиты мгновенно. При этом непонятно, каким образом водитель выжил, не пострадал — сложно себе такое представить. Другая версия — о похищении и допросе. В любом случае, думаю, компетентные органы должны с особым пристрастием допросить водителя — почему его показания так сильно расходятся с тем, что сейчас выясняется. По телам, я думаю, можно понять, что их допрашивали, было сообщение, что, не дай бог, даже пытали.

Если мы принимаем эту версию как базовую — зачем их могли допрашивать? Ну, выяснить, где деньги у них, собственно, другой причины я не вижу. Если это действительно мусульманские группировки, которые там действуют — уже названо имя полевого командира, который контролирует этот район, — то зачем им выяснять, для чего сюда приехали белые люди, какое там у них редакционное задание, для этого они уж точно не будут устраивать допросы. В этих странах боевиков и бандитов интересует одно: где у иностранцев деньги, где они их спрятали. Может быть, в отеле оставили, может быть, при себе, может быть, где-то в сумках. Вот это может быть главной темой допросов в данном случае.

Я не верю в конспирологические версии, что кто-то специально это все подстроил — видел с утра версии, что чуть ли не спецоперацию организовали для того, чтобы сорвать выполнение редакционного задания. Люди, которые об этом пишут, никогда не были в Африке, в таких суперпроблемных странах, как Центральная Африканская республика, иначе бы они представляли себе, что ничего подобного подстроить не может ни один, ни даже десять Джеймсов Бондов. Все случаи, в том числе такие трагические, происходят или случайно, или это просто классический бандитизм с водителем, который на них навел, который, как выяснилось, даже не связан ни с какими структурами ООН. В первую очередь подозрения падают на него.

Это мусульманское движение повстанцев «Селека» — группировка, которая в свое время захватила столицу страны Банги и фактически заменяла собой центральную власть. Мусульман в центральной Африке примерно 20%, они живут на севере, ближе к Сахаре, но в какой-то момент они оказались более боеспособны, чем правительственные войска, в основном состоявшие из христиан. Они эти войска разбили, рассеяли, дошли до столицы, в основном населенной христианами, и в 2013 году установили власть с элементами террора и геноцида. Геноцид, может быть, не самый удачный термин, потому что это на религиозной основе — в принципе, один народ, но разные веры.

Могут ли они быть неким отделением «Аль-Каиды»? Нет. У них свои многолетние проблемы с христианами. Еще ни «Исламского государства», ни «Аль-Каиды» не было и в помине, когда у них возникали столкновения на межрелигиозной почве. В 2013 году они захватили столицу, потом христиане создали свое ополчение, антиблокаду — они все-таки более многочисленны, — отбили столицу, и началась уже резня мусульман. В этом конфликте нет правых и виноватых, есть лишь взаимная ненависть, ненависть настолько глубокая, настолько всеобъемлющая, что она эту страну губит — и, возможно, погубит окончательно, к сожалению.

Сейчас страна остается разделенной: какие-то области контролируют мусульманские повстанцы, основные районы формально контролирует центральная власть и поддерживающие ее парамилитарные христианские группировки. Но на самом деле часто это точно такие же бандиты. И, в общем, в данном случае официальная версия — то, что случилось с нашими коллегами, учинили мусульмане. Но я не исключаю, что что-то такое вполне могли учинить и христианские группировки, потому что здесь это дело наживы, это никакой не джихад. И даже если вдруг сейчас какое-нибудь «Исламское государство» подсуетится и возьмет на себя ответственность за это преступление, как они любят это делать, я бы не стал им верить, потому что здесь масса внутренних причин.

Когда я был в Банги в 2014 году, был момент, когда христиане были на коне, они почти выиграли гражданскую войну в столице. Мне рассказывали французские миротворцы и иностранные дипломаты, как они жестко зачищали населенные мусульманами кварталы, поэтому, повторюсь, в этой войне нет белых и пушистых. И, в общем, все виноваты по-своему, от чего не легче.

Шансы найти виновных есть всегда. Уверенности в том, что удастся найти реально виновных, а не тех, на кого укажут власти, нет. Но здесь уже дело чести для российского государства и для ООН — довести расследование до конца и представить общественности более или менее внятную версию, потому что таких преступлений давно не происходило даже в Центральной Африканской Республике.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз