Коротко


Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Откат с убытков

Закончено дело о растратах и взятках в руководстве ФСИН

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Как стало известно “Ъ”, Следственный комитет России предъявил обвинение в окончательной редакции бывшему заместителю директора ФСИН России Олегу Коршунову. Ему инкриминируются два эпизода растраты в пользу предпринимателя Марины Дюковой при заключении контрактов на поставки сахара и ГСМ тюремному ведомству. По версии следствия, переплатив компании госпожи Дюковой, господин Коршунов потребовал от нее откат в размере 42 млн руб., но получил лишь полтора миллиона. Бывший чиновник назвал обвинение «абсурдным и нелогичным». Сама же госпожа Дюкова утверждала, что контракты с ФСИН принесли ей одни убытки.


ГСУ СКР предъявило обвинение в окончательной редакции бывшим заместителю директора ФСИН России Олегу Коршунову, заместителю начальника управления тылового обеспечения тюремного ведомства Светлане Алексеевой и ее подчиненному начальнику отдела Алексею Данилову, а также предпринимателю Марине Дюковой. В зависимости от роли каждого из них они обвиняются в особо крупной растрате, посредничестве в даче взятки в особо крупном размере и получении взятки (ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 291.1 и ч. 6 ст. 290 УК РФ). Ранее госпоже Дюковой инкриминировалась дача взятки (ч. 5 ст. 291 УК РФ), но ее уголовное преследование в этой части было прекращено в связи с деятельным раскаянием. Дело же о растрате с ее участием суд рассмотрит в особом порядке.

По версии следствия, летом-осенью 2015 года тогдашний замдиректора ФСИН Коршунов и его подчиненная Алексеева решили получить взятку с госпожи Дюковой за то, что ее компания ООО «Энергоресурс» победит в аукционах на поставки топлива и сахарного песка для нужд тюремного ведомства и заключит с ним контракты «по завышенной стоимости». При этом, считает следствие, чиновники одновременно решили еще и поучаствовать вместе с госпожой Дюковой в хищении бюджетных средств, переплаченных по контрактам.

В начале 2016 года по результатам электронных аукционов господин Коршунов заключил от лица ФСИН России государственные контракты на поставку автомобильного топлива на общую сумму 940 млн руб., что, по версии следствия, на 109 млн было выше его рыночной стоимости. Разница образовалась из-за применения неправильных, по данным следствия, коэффициентов при расчете. В том же году обвиняемые Коршунов и Алексеева поручили подчиненным подготовить документацию на проведение электронного аукциона на право заключения госконтракта на поставку сахарного песка. При этом они, считают в ГСУ СКР, знали о недостоверности рыночной цены сахара в полученных от госпожи Дюковой предложениях. В итоге, по данным следствия, в апреле 2016 года были заключены госконтракты на сумму более 402 млн руб., что, по подсчетам следствия, на 50 млн руб. выше рыночной стоимости продукции.

Летом 2016 года, когда контракты уже исполнялись, считает следствие, господа Коршунов и Алексеева решили получить от Марины Дюковой откат в размере 42 млн руб. Согласно показаниям госпожи Дюковой, заключившей соглашение о досудебном сотрудничестве, в первой половине июня госпожа Алексеева, встретившись с ней в кафе «Шантимэль» на улице Раевского, потребовала заплатить эту сумму за заключенные контракты. 6 июля она получила в том же кафе не все деньги, а 1,5 млн руб., которыми, по версии следствия, господа Алексеева и Коршунов «распорядились по своему усмотрению».

Впоследствии, считают в ГСУ СКР, господин Коршунов неоднократно пытался получить у предпринимателя оставшуюся часть взятки. Для этого якобы был задействован ряд посредников, но они заместителю директора ФСИН не помогли. Тогда господин Коршунов решил действовать сам, считают в ГСУ СКР. Встречаясь с госпожой Дюковой, он якобы сообщил, что согласен на половину первоначальной суммы отката, но не получил и ее. Отметим, что все это стало известно следствию со слов госпожи Дюковой.

По данным “Ъ”, дав показания после предъявления ему обвинения, господин Коршунов заявил, что инкриминируемые ему деяния понятны по форме, но «абсолютно абсурдны по существу».

Так, отметил бывший чиновник, согласно обвинению, он начал требовать взятку примерно через год, тогда как логичнее было сразу, еще в 2015 году, обговорить детали хищения и откатную схему. Задействование в переговорах с госпожой Дюковой посредников для получения отката он и вовсе считает абсурдным, поскольку, согласно обвинению, «условия получения взятки так и не были согласованы» даже с самой предпринимательницей.

Господин Коршунов отметил, что на очной ставке с ним госпожа Дюкова отрицала как совместное совершение с ним растраты, так и требование у нее взятки. По словам обвиняемого, на ставке госпожа Дюкова утверждала, что от контрактов с ФСИН ее компания получила одни убытки. Деньги госпоже Алексеевой обвиняемая, по ее версии, заплатила, поскольку не хотела портить с ней отношения, надеясь, что та поможет заключить новые сделки с ведомством. Согласно прозвучавшим на ставке данным, откат в 1,5 млн руб. к господину Коршунову не имел отношения.

Свое участие в хищениях господин Коршунов также отрицает, полагая, что не было самого события преступления. При этом он ссылается на экспертные заключения, полученные его адвокатами, приобщенные к делу, но проигнорированные ГСУ СКР. А в них говорится, что следствие высчитало похищенные при исполнении контрактов суммы, не учитывая, что ООО «Энергоресурс» несло затраты по доставке товара, его промежуточному хранению и налоговым выплатам. Должна была закладываться в сделки и «норма прибыли» коммерческой организации.

«Обвиняя Олега Коршунова в растрате, следователи "забыли", что это форма хищения, которое невозможно без корыстного мотива. А по логике обвинения, господин Коршунов совершил хищение ради взятки, что, мягко говоря, выглядит странным»,— отметил адвокат чиновника Сергей Старовойтов, полагающий, что не было ни хищения, ни откатов за якобы полученные в результате махинаций суммы.

По словам адвоката Старовойтова, господину Коршунову, так же как и Марине Дюковой, следователи предлагали признать свою вину, обещая перевести из СИЗО под домашний арест, но тот от сделки отказался. В ближайшее время обвиняемые приступят к ознакомлению с материалами расследования, которые составляют более 100 томов.

Кстати, это второе дело на бывшего замдиректора ФСИН. Первое — о махинациях с обувью для нужд тюремного ведомства на 250 млн руб. (подробно о нем “Ъ” рассказывал 19 июля) — направлено Генпрокуратурой в Гагаринский райсуд. Тот же суд, но уже в особом порядке, рассмотрит и уголовное дело гендиректора ООО «Торгово-промышленная компания "ДАЦЕ Групп"» Смбата Арутюняна, давшего в рамках сделки по «обувному» расследованию показания на бывшего замдиректора ФСИН.

Николай Сергеев


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз