Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Прокуроры оценят тюремные боты

Защита бывшего замглавы ФСИН полагает, что его дело сшили хуже ботинок из кожевенного спилка

ГСУ СКР завершило расследование первого уголовного дела бывшего заместителя директора ФСИН России Олега Коршунова. Он обвиняется в особо крупном мошенничестве при организации производства обуви для заключенных. По версии следствия, господин Коршунов и его сообщники похитили 263 млн руб., использовав вместо кожи кожевенный спилок. Защита, прочитав материалы дела, пришла к выводу об отсутствии состава преступления. Во всяком случае, по ее данным, зэки и сотрудники ФСИН получили обувь сполна и до сих пор ее носят.


Олег Коршунов, руководитель ФГУП «Производственно-промышленный дом ФСИН России» (ППД) Виталий Морусов и гендиректор ООО «Торгово-промышленная компания "ДАЦЕ Групп"» (ТПК) Смбат Арутюнян обвиняются в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). По версии следствия, сообщила официальный представитель Следственного комитета России (СКР) Светлана Петренко, в 2015 году господа Коршунов и Арутюнян вступили в преступный сговор, направленный на хищение средств, выделяемых в 2016 году на закупку обуви для нужд ФСИН России. Согласно разработанному ими плану, обвиняемые решили создать видимость того, что обувь производится ФГУП ППД в рамках госконтрактов. В действительности, считает следствие, обвиняемые выпускали ее силами территориальных органов ФСИН России и ТПК на оборудовании господина Арутюняна из закупленных им же материалов, которые не были предусмотрены контрактами.

Для того чтобы реализовать план, соучастники организовали размещение принадлежащих ТПК и господину Арутюняну швейных станков, машин, прессов и другого оборудования для производства обуви в колониях, расположенных в Липецке, а также Пермском и Красноярском краях. В дальнейшем, по версии следствия, господин Коршунов дал указания руководителям соответствующих подразделений ФСИН, в том числе колоний, организовать силами отбывающих в них наказание зэков изготовление обуви из некачественного сырья. Сотрудников ФСИН он ввел в заблуждение, убедив, что производство будет вестись ФГУП ППД. Затем, установило следствие, по поручению господина Коршунова начальникам территориальных органов ФСИН России были направлены письма с требованием заключить госконтракты с ФГУП на поставку обуви.

«Будучи введенными в заблуждение о цене, качестве и характеристиках поставленного товара», сотрудники региональных управлений ФСИН России перечислили ФГУП более 263 млн руб. Впоследствии гендиректор ФГУП Морусов расплатился этими средствами с компаниями господина Арутюняна за аренду оборудования и материал для изделий. Таким образом, считает следствие, было совершено хищение бюджетных средств.

СКР направил дело в Генпрокуратуру для утверждения обвинительного заключения с последующей передачей его в суд. При этом расследование еще нескольких преступных эпизодов с участием господина Коршунова продолжается. Дело Смбата Арутюняна, признавшего свою вину и заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве, уже поступило в суд, где его рассмотрят в особом порядке.

Защитник бывшего чиновника Коршунова Сергей Старовойтов также обратился в надзорное ведомство, потребовав вернуть уголовное дело следствию из-за многочисленных ошибок. Как следует из жалобы адвоката, уголовное дело в отношении господина Коршунова было возбуждено 30 января 2018 года в связи с его деятельностью в период 2015–2016 годов. При этом в его материалах говорится, что по тем же фактам махинаций с обувью СКР с 12 мая 2017 года проводит еще одно расследование, которое объединять со вторым делом почему-то не стали.

В апреле этого года господину Коршунову было предъявлено обвинение в окончательной редакции, в тексте которого, по версии защиты, содержатся не соответствующие действительности факты. Так, например, сообщил Сергей Старовойтов, в нем указано, что господин Коршунов, вступив в сговор с господином Арутюняном, разместил оборудование в трех колониях. Однако, согласно приказу о распределении полномочий, подписанному директором ФСИН, с июля 2015-го по май 2016 года за производственную деятельность отвечал другой заместитель главы ведомства, Олег Симченков. Во всяком случае именно он с господином Арутюняном в 2015 году открывал новые производства, как теперь выясняется, «неправильной» обуви. При этом на многих выставках ведомственной продукции она занимала призовые места.

На очной ставке между господами Коршуновым и Арутюняном последний сообщил, что впервые возможность хищений при производстве обуви они обсуждали в середине января 2016-го, а не во второй половине 2015 года, как указано в обвинении. Поэтому и размещение оборудования в колониях «не позднее 1 января 2016 года» для последующих махинаций так же, считает защита, противоречит материалам уголовного дела.

Согласно обвинению, процитировал господин Старовойтов, «Арутюнян закупил для производства не предусмотренный техническими условиями более дешевый материал — кожевенный спилок».

Однако, отметил он, в самих колониях, много лет выпускавших обувь, никто за качеством сырья не следил, поэтому и выпускалась некачественная продукция. Впрочем, когда сотрудники УФСИН Саратовской области установили, что им поставили изделия не из юфтевой кожи, а спилок, им тут же их заменили.

Что касается писем с требованием закупать выпущенную в колониях обувь именно у ФГУП ППД, то, по версии защиты, письмо было одно, и в нем обвиняемый Коршунов настаивал на проведении экспертизы изделий перед их оплатой, иначе за купленный брак будет отвечать получивший его руководитель подразделения ФСИН. Соответствующий документ размножили и разослали по всем подразделениям ведомства. При этом сам ФГУП, согласно его уставу, занимался не производством, а его организацией и «обеспечением выполнения госконтрактов по поставкам товаров надлежащего качества». И это было решение не одного замдиректора, а коллегии ФСИН.

Не согласилась защита и с ущербом в 263 278 421 руб., заявленным в деле, ссылаясь на то, что в его же материалах написано, что вся обувь по госконтрактам была произведена, поставлена заказчикам и до сих пор может использоваться в пенитенциарной системе страны. По версии представителей обвиняемого, в данном случае можно говорить только о разнице в стоимости обуви, произведенной из кожи и спилка, составляющей порядка 10%. Но это, полагают защитники, предмет гражданско-правового спора, а не уголовного дела.

Николай Сергеев


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение