Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Последнее слово генерала Дрыманова

Максим Варывдин об экс-главе СКР по Москве

от

Крайний раз я видел генерала Дрыманова на коллегии Следственного комитета (СКР), где подводились итоги 2017 года. Перед началом мероприятия Сан Саныч, а многие звали его именно так, сказал, что хочет выступить в суде, чтобы публично опровергнуть данные на него показания. В суде рассматривалось дело полковника СКР Михаила Максименко, но при этом гособвинители почему-то упорно называли участником коррупционных схем и самого начальника ГСУ СКР Дрыманова. По словам генерала, сотрудников ведомства подставил другой генерал — Денис Никандров, которого ему навязали в заместители. Оказавшись под следствием, Никандров, быстро сориентировавшись, признал свою вину и, заключив досудебное соглашение о сотрудничестве, дал показания на начальника главка. Почему именно его так упорно преследует ФСБ, генерал Дрыманов сказать не успел: началось заседание коллегии.

Подчиненные Сан Саныча потом рассказали, что у шефа в последнее время были сложные отношения с чекистами. Пока он являлся спецследователем при Александре Бастрыкине и разбирался в событиях в Южной Осетии, Приднестровье и на юго-востоке Украины, представители двух ведомств взаимодействовали идеально.

Но когда Сан Саныч возглавил столичный главк СКР, по некоторым делам начались трения. Говорят, связаны они были с тем, что генерал Дрыманов привык сам руководить расследованием и не очень прислушивался к подсказкам со стороны некоторых представителей оперативных служб.

Не обошлось и без личной неприязни. После показаний генерала Никандрова о том, что он в одном случае дал генералу Дрыманову взятку за общее покровительство, а в другом получил часть вознаграждения от него самого за освобождение подручных вора в законе Калашова, сотрудники ФСБ провели обыски у начальника ГСУ СКР. В обоих случаях ничего криминального не нашли. Но закончили свой визит в сентябре прошлого года чекисты тем, что написали на его воротах слово «вор». Соответствующая фотография была отправлена Александром Бастрыкиным директору ФСБ Бортникову, и в отношении части оперативников, входивших в группу, последовали оргвыводы. Теперь они были сделаны в отношении генерала Дрыманова, который выступил свидетелем по делу полковника Максименко, получившего 13 лет, а потом еще раз — при избрании уже себе меры пресечения в Лефортовском суде. В обоих случаях генералу Дрыманову это не помогло.

Максим Варывдин


Комментарии
Профиль пользователя