Коротко


Подробно

Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Диктатура борщевиков

Есть ли управа на непобедимый сорняк

Опасный сорняк, оккупировавший просторы родины, не получается извести административными методами. Зато на борьбу поднимается гражданское общество


Хотя бы два раза в неделю Мария Попова из Балашихи отправляется на охоту. Весной — с лопаткой — выкапывать молодые побеги борщевика. Летом — с ножом — срезать зонтики. Вообще-то она художница, программистка и мать двоих детей. Но в горячий сезон все ее время посвящено борьбе.

— Этот месяц я не брала ни одного заказа по работе — занималась борщевиком,— признается Мария.

Все началось пять лет назад под впечатлением от летней поездки в Калязин:

— Я там много отдыхала, но после рождения детей пропустила четыре года. А когда приехала, то увидела, что все мои любимые поляны, все опушки заросли борщевиком. В некоторых деревнях из-за зонтиков только крыши виднеются.

Вернувшись домой, Мария сделала сайт http://antiborschevik.ucoz.net и основала одноименное сообщество «В контакте». Единомышленников у нее пока две сотни. Но один сосед уже нашелся, и теперь они уничтожают балашихинский борщевик в четыре руки.

Создательница еще одного сообщества по борьбе с борщевиком Анна Цыганкова режет зонтики в Щелково. Еще они с соратниками делают облеты окрестностей на дронах, чтобы показать масштаб бедствия. Смотрятся эти ролики впечатляюще — целые поля и опушки заполнены белыми зонтиками.

Живет Анна по принципу «если ты не убил за день хоть одного борщевика, твой день пропал». И оставляет в своем сообществе вот такие дневниковые записи:

«Сегодня путешествовали в Хотьково, что под Сергиевым Посадом. Прекрасный край, поля до горизонта, такая прекрасная природа. Пока снимала, увидела в кустах одного гада. Со мной были только ножницы и ничего больше, чтобы не обжечься, намотала пакет на руку, пошла, срезала все цветы. Получила от мужа за нецелевое использование кухонных ножниц».

— Если ничего не делать, то наше будущее — это города, окруженные непроходимыми лесами борщевика,— уверена Анна.

— Работать с обычными людьми очень важно. Потому что администрация может очистить определенную территорию, но, если граждане не будут сами уничтожать отдельные растения, борщевик разрастется вновь,— говорит Мария Попова.

К сожалению, администрация с борщевиком тоже не очень-то борется.

— В прошлом году на портале губернатора Московской области запустили интерактивную карту по борьбе с борщевиком, но она почему-то больше не работает,— удивляется Анна Цыганкова.

На то, впрочем, есть объективные причины.

Административный барьер


В прошлом году в Московской области и правда решили объявить борщевику Сосновского войну не на жизнь, а на смерть. Но пока побеждает борщевик, причем без боя.

— Губернатор Воробьев выделил на его уничтожение 298,1 млн рублей, но возникла проблема с тем, что борщевик на законодательном уровне не считается сорным растением. И потратить на борьбу с ним деньги нельзя, любая проверка сочтет это нецелевым расходованием бюджета,— объясняет Дмитрий Говоров, замдиректора ФГБУ «Россельхозцентр» при Министерстве сельского хозяйства РФ.

Россельхозцентр — главная федеральная структура, отвечающая за сорняки и борьбу с ними. И Дмитрий Николаевич уже 10 лет сражается с борщевиком в правовом поле. Когда в 2007 году региональные станции защиты растений слили в Россельхозцентр, борщевик Сосновского считался… культурным растением. Понадобились восемь лет административной переписки, чтобы исключить его и его семена из перечня сельхозпродукции. Удалось это только в конце 2014 года. А сорняком борщевик не признают до сих пор.

— Реестр сорных растений создавался институтом, которого теперь уже нет. И сейчас эта функция ни за кем не закреплена,— разводит руками Дмитрий Говоров.

Поэтому о какой-то общегосударственной программе по борьбе с опасным растением и речи быть не может. И даже масштабы проблемы оценить не получается.

— Пока он официально не сорняк, мы не можем проводить полноценное обследование территорий на борщевик за счет федерального бюджета,— объясняет Дмитрий Говоров.— По разным оценкам, этим растением уже заняты сотни тысяч гектаров.

Больше да хуже


Борщевик Сосновского — чистое порождение административной системы. Только в 1944 году это гигантское зонтичное растение обнаружили в горах Кавказа. А уже в 1947-м его начали массово вводить в обиход как новую силосную культуру. В самые голодные послевоенные годы он должен был дать дешевый корм для восстановления хозяйства.

Обследовали новое растение наспех. Ученые выяснили, что его стебли и листья богаты питательными веществами и витаминами. Но упустили очень важную вещь — высокое содержание фуранокумаринов.

Эти вещества при попадании на кожу вызывают ожог, причем не химический, а более хитрого свойства. Фактически они повышают чувствительность к ультрафиолету, и кожа сгорает на солнце за считаные минуты. Люди покрываются волдырями. Известны и летальные случаи.

— Иногда опасно просто находиться поблизости, особенно в пору цветения борщевика,— говорит старший научный сотрудник лаборатории почвенной зоологии и общей энтомологии Института проблем экологии и эволюции РАН Марина Кривошеина и один из главных в России специалистов по борщевику.

Корм для коров из этого растения тоже оказался плохой. Молоко от него горчило, а телята зачастую рождались уродливые. Понятно это стало еще в начале 1960-х, но при этом растение продолжали активно внедрять по всей стране до самой перестройки.

— Остановить это в условиях планового хозяйства было непросто. Растение только-только размножили, заготовили тонны семян, стали их рассылать,— объясняет Марина Кривошеина.

Опасность для людей и скота долгое время считали «отдельными недостатками», которые удастся решить методами селекции, получив нежгучий гибрид. В итоге все гибриды выходили либо большими и ядовитыми, либо неядовитыми, но мелкими, а значит, как кормовое растение неинтересными. Занятно, что для еще одного гигантского и опасного для людей борщевика — борщевика Мантегацци — нежгучий гибрид таки удалось вывести в 1970-е годы. Но так как решение уже было принято в пользу борщевика Сосновского, то сажали по всей стране именно его.

Нельзя сказать, что крестьянам навязывали борщевик насильно. Корм это был пусть и плохой, зато обильный.

— Мы еще в 1990-е годы в одной подмосковной деревне наблюдали, что весной, когда корма кончались, скотину выгоняли в борщевик. Лучше так, чем если помрет с голоду,— рассказывает Марина Кривошеина.— А в 1970-е были известны случаи, когда председатель ездил выпрашивать два зернышка борщевика, чтобы посеять у себя в совхозе.

Однако до кончины СССР борщевик удавалось как-то держать в рамках. Из-под контроля он вышел только в конце 1980-х годов.

Марина Кривошеина предполагает, что дело в том, что при СССР его скашивали подчистую как ценное растение. А тут косить перестали, вот он и заполонил все.

— Попав в умеренные широты, борщевик оказался в идеальных условиях,— уверен Игорь Далькэ, завлаборатории экологической физиологии растений Института биологии Коми.

Полвека назад Сыктывкар был главным центром распространения борщевика по СССР, там это курировал академик Петр Вавилов. Теперь новое поколение биологов из Коми изучает борщевик уже как угрозу. Этим занимается группа из пяти ученых под руководством Игоря Далькэ.

Они уже установили, почему борщевик Сосновского не выбрался с Кавказских гор самостоятельно. У подножий для него было слишком сухо. Он и в степной зоне практически не живет — только в долинах рек. Известна и северная граница распространения растения — 66-я параллель.

— В городе Инте он растет, а в Воркуте, где борщевик активно сажали в 1950-х,— уже нет,— говорит Игорь Далькэ.

А вот все, что между 66-й параллелью и степями, сорняк прекрасно колонизирует.

— 95 процентов семян падают в радиусе 6 метров от материнского растения. Через 2–3 года на этом пространстве начинает плодоносить новый борщевик. Это можно считать официальной скоростью его распространения,— рассказывает Игорь Далькэ.

Остальные 5 процентов семян могут преодолевать огромные расстояния. С полей на поля они перемещаются в сене и на колесах тракторов. Распространяются вдоль шоссе на шинах и вдоль железных дорог — воздушными потоками.

— Больше всего борщевика растет на поворотах дорог, где машины замедляют движение, и семена падают с колес,— говорит Марина Кривошеина.

Семена эти сохраняют всхожесть до 12 лет, поэтому уничтожить борщевик особенно сложно.

Косить или травить


— Мы проанализировали портал госзакупок за 2011–2017 годы и установили, что за это время на борьбу с борщевиком были потрачены порядка 314 млн рублей и были уничтожены 18 тысяч гектаров борщевика. А на карты нанесены около 170 тысяч гектаров, то есть на порядок больше,— рассказывает Игорь Далькэ.

Основную часть этих денег потратили в Ленобласти. Там сумели обойти ограничения на уровне местного законодательства и уничтожают борщевик за счет бюджета аж с 2012 года. На тот момент местный филиал Россельхозцентра насчитал порядка 100 тысяч гектаров борщевичных зарослей разной степени густоты. Путем интенсивной борьбы удалось изничтожить немногим более 10 тысяч гектаров. Эти скромные, на первый взгляд, успехи в Ленобласти считают большой победой.

— Освобождены целые поселки Прибылово, Большие Колпаны, поселок Дзержинского,— руководитель областного Россельхозцентра Елена Павлова использует военную терминологию.— Борщевик очень живучий, это настоящий монстр. Производит до 20 тысяч семян.

По подсчетам ученых из Коми, уничтожение одного гектара борщевика гербицидами в среднем обходится государству в 15 тысяч рублей. Покос — в 30 тысяч, да и толку от кошения никакого нет. В земле сохраняются корни, которые уже через несколько недель дают новые всходы. Тем не менее порядка 60 млн из всех госзатрат потратили именно на выкашивание борщевика.

— У нас в Коми несколько лет назад решили не использовать гербициды, а косить, и фактически потратили 3 млн рублей впустую,— рассказывает Игорь Далькэ.

— Борьба должна вестись постоянно,— объясняет Дмитрий Говоров из Россельхозцентра.— Корень живет несколько лет, семена в почве сохраняют всхожесть. Его один раз скосил — он не погиб. Надо его на этом месте 4–5 лет целенаправленно уничтожать профессиональными препаратами.

Против борщевика помогают гербициды широкого действия, убивающие все живое вокруг. Но применять их нельзя, например, в водоохранных зонах и на особо охраняемых природных территориях. Там остается только косить.

Впрочем, в парки специалистов по борьбе с борщевиком зачастую даже на обследование не пускают. Еще одна закрытая зона — территории Минобороны. Свои хозяева у лесного фонда, у садовых товариществ, у придорожных земель. Границы земель разного назначения — большая преграда для борцов с борщевиком, но никак не для самого сорняка.

— Хорошо поставлено дело в Белоруссии, там батька лично наказывает колхозы, где находит борщевик. Доходит до конфискации земли,— говорит Дмитрий Говоров.

Опыт Белоруссии сейчас перенимает Московская область. Отбирать землю там пока не готовы, но подмосковное Министерство сельского хозяйства разработало законопроект о штрафах для владельцев заросших борщевиком участков. До 1 млн рублей для юридических лиц, до 5 тысяч — для физических. Принять документ обещают до конца года. Но работать он будет только там, где владельцы есть. А есть они не везде.

— Например, у нас в Республике Коми много брошенных земель. Хозяев найти не могут, и там разрастается борщевик,— констатирует Игорь Далькэ.

А пока ученые из Коми предлагают всем желающим помочь хотя бы нанести заросли борщевика на карту. Сейчас на публичной интерактивной карте, которую они вывесили в интернете, уже 16 тысяч записей. Заросли борщевика обнаружены даже на набережной Москвы-реки возле Академии наук. К проекту активно подключились неравнодушные граждане — те же Мария Попова и Анна Цыганкова.

Польза


— Истерики, что устраивают в группе «Антиборщевик», мягко скажем, не очень обоснованы,— считает член этого сообщества Александр Карнаухов. У него крестьянское хозяйство на севере Тульской области. И за неимением лучшего Александр активно использует борщевик для удобрения почвы.

— До момента образования цветков в середине июня он фактически безопасен. Копаю его с корнем, вожу домой тачками. Корень обрубаю и измельчаю лопатой, засыпаю в мешки пополам с местной глиной, туда же выливаю ведро раствора почвенных бактерий, через месяц высыпаю на компостную кучу. Зелень или сразу в компост, или раскладываю по огороду в качестве мульчи.

Некоторую пользу от борщевика признают и ученые.

— На самом деле не все так однозначно. Борщевик обогащает почву азотом и препятствует зарастанию брошенных полей лесом и кустами,— рассказывает Игорь Далькэ.— Животные от него тоже не помирают. Есть производители кормов, которые добавляют в них часть борщевика. Им можно откармливать скот мясных пород.

Другое полезное применение растению придумали во ВНИИ электрификации сельского хозяйства. Ученые предлагают получать из этого растения биоэтанол. В борщевике много сахара — выходит почти 3 тонны с гектара. А из сахара легко гнать технический спирт.

Защищено уже несколько патентов по переработке борщевика. Из него пытались делать картон, извлекать желтый краситель, а соком лечить псориаз. Домашние умельцы рекомендуют защищать стеблями борщевика яблони от мышей на зиму и делать из сухих соцветий новогодние украшения — получается похоже на снежинки. Наверняка россияне найдут борщевику еще массу полезных применений, ведь это растение с нами очень надолго.

Никита Аронов


От борща до отравы

Досье

В мире около 60 видов борщевиков, и далеко не все они вредные


Борщевики — род растений семейства зонтичных. До XVIII века на Руси их называли просто «борщом» и добавляли в супы. «Домострой» рекомендовал сеять «борщ» в тенистых местах, где ничего другое не растет, и сушить на зиму. Еще листья, стебли и молодые побеги растения солили и мариновали, а при готовке добавляли в пироги. Прежде всего в пищу шел борщевик сибирский. Отличить его можно по желтым и зеленовато-желтым соцветиям (у борщевика Сосновского они белые) и гораздо меньшему размеру.

Ядовитые борщевики попали в Европу уже в новое время. Если СССР распространял борщевик Сосновского, то в Западную Европу и США завезли борщевик Мантегацци. Он тоже родом с Кавказа, содержит фуранокумарины и достигает в высоту 6 метров. Ввезли его как декоративное растение, а сейчас борются на государственном уровне. В Скандинавию точно так же ввезли борщевик персидский. Он тоже вызывает ожоги, но его семена применяются в персидской кухне.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение