Коротко


Подробно

14

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Вылитая старина

Никита Аронов и Дмитрий Лебедев приобщились к тайнам колокольного литья

В Ярославской области возродили старинную технологию колокольного производства. «Огонек» отправился в Тутаев, бывший старинный город Романов-Борисоглебск, где познакомился с мастерами и звонарями


— По этой технологии можно отлить колокол на необитаемом острове. Были бы лес, глина и металл,— хвалится хозяин колокольного завода Николай Шувалов.

Конечно, на его производстве не совсем пренебрегают достижениями техники. Колокола поднимают не вручную, а с помощью электромоторов. Сушат глину для формы не на огне, а электричеством. Но во всем остальном колокольная технология в городе Тутаеве Ярославской области почти не отличается от старинных методик.

Сейчас это полноценное производство, на котором работают 30 человек. А 28 лет назад свой первый колокол Николай Шувалов отлил у себя во дворе, помогали ему в этом только братья.

— В 1990 году я был помощником настоятеля в Воскресенском соборе. Нужен был новый колокол, а заказать негде. И тогда мы подумали: в старину ведь лили колокола, не имея никакого специального образования. Вот и мы сумеем,— вспоминает Николай Шувалов.

Почитал литературу, съездил за советом в Троице-Сергиеву лавру. За модель для нового колокола взял старый разбитый с соборной колокольни. Но первые шесть лет у мастера получался только брак. Выглядели колокола вполне прилично, а звучали, как старый таз. Первый хороший удалось только отлить в 1995 году.

Из отливки выходит готовый колокол со всеми украшениями. Только что без языка

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

За эти годы успели перепробовать все возможные материалы для форм: и гипс, и цемент, и современные формовочные смеси. Возили глину для форм из самых разных мест. Все было не то, не звучали колокола. Тогда литейщики подумали: ведь в Ярославле было до революции большое колокольное производство, не могли все это делать без местного сырья. В итоге подходящую глину обнаружили в одном из ярославских карьеров. В каком — коммерческая тайна.

В глину по старинному рецепту добавляют шерсть, конский навоз и квасное сусло. Форму из нее делают слой за слоем, и это самая долгая часть работы. Сама отливка занимает минуты, а потом от 1 до 10 дней готовое изделие остывает. Поэтому маленькие колокола делаются месяц, а самые большие — до года.

Самые большие — это 16-тонные. Они висят в Ярославле, в Брянске, в Ростове-на-Дону и в Сергиевом Посаде. А так колокола тутаевского литья можно увидеть в Германии, в Сербии, в Польше, в Чехии. На этом заводе отлили уже более 5 тысяч штук.

Самый волнующий момент: скоро можно будет понять, получился ли колокол, звучит ли. Даже сейчас, несмотря на солидный опыт, у тутаевских мастеров иногда случается брак

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

В середине 1990-х, как только колокола начали хорошо получаться, Николай Шувалов забросил бизнес (занимался он торговлей) и полностью переключился на литье. Помещение нашел на предприятии, где раньше чинили сельхозтехнику. Оно как раз к тому моменту окончательно разорилось.

Хозяин производства все колокола проектирует сам, никому не доверяет. Больше всего он любит русские колокола XVII–XVIII веков и на них в своей работе и ориентируется. У таких колоколов низ не так сильно выгибается, как у немецких и французских. А толщина боя (самого толстого места колокола, по которому бьет язык) к диаметру относится как 1 к 12 или 1 к 13. От этих соотношений очень зависит звук. А звук дело тонкое: ошибешься на стадии изготовления формы — и ничего уже не исправить.

Фото: Дмитрий Лебедев Текст: Никита Аронов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение