Коротко


Подробно

Фото: Henry Nicholls/File Photo / Reuters

«Исполнителю надо было быстрее избавиться от остатков вещества»

Химик Владимир Углев — о расследовании отравлений «Новичком» в Британии

Скрипалей могли отравить сотрудники российской военной разведки — той самой, которую обвиняют во вмешательстве в президентские выборы в США. Об этом The New York Times рассказали анонимные американские и британские чиновники, знакомые с ходом расследования. Как сообщила ВВС со ссылкой на брата одного из пострадавших в Эймсбери — Чарли Роули, отравляющее вещество находилось во флаконе из-под духов. Между тем, в Скотленд-Ярде заявили, что «Новичок», от которого пострадала пара в Эймсбери, принадлежит той же партии, что и яд, которым еще весной отравили бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь. Как ранее поясняли британские полицейские, это главный факт, который ляжет в основу дальнейшего разбирательства. О чем это говорит? И где искать ключ к этой истории? Об этом “Ъ FM” поговорил с одним из создателей отравляющего вещества Владимиром Углевым.


— Поступили новые данные поступили от Скотленд-Ярда по поводу происшествия в Эймсбери. Они ранее говорили, что максимально важно в рамках этого инцидента узнать, из какой партии был «Новичок», которым был отравлен Чарли Роули. И, по их предварительной оценке, это была та же самая партия, которой был отравлен Сергей Скрипаль. Почему это так важно? И о чем это может говорить?

— Самое вероятное — исполнитель после того, как вылил вещество на ручку двери Скрипалей, скинул где-то этот флакончик с остатками. А несчастная пара из Эймсбери нашла.

— Вы верите в правдоподобность такой истории? Зачем внезапно двум жителям Эймсбери брать эту бутылку, для чего она им могла понадобиться?

— В прессе была информация, что они увлекались наркотиками, хотя я лично не уверен в этом.

— Были действительно заявления, что, когда они попали в больницу, врачи подозревали, что это сильное отравление.

— Да, наркотическое отравление. Скорее всего, именно поэтому, когда они увидели пузырек, их он заинтересовал. Скорее всего, понюхали его, мне так кажется.

— Если мы говорим именно об отравлении Сергея Скрипаля, то его исполнитель должен же был знать какие-то базовые принципы техники безопасности при работе с этим отравляющим веществом. Так насколько возможно, что он просто выкинул флакончик?

— А куда ему девать? Назад вести куда-то в город N, откуда он его привез? Его же могли и перехватить где-нибудь — или в аэропорту, или на железнодорожной станции.

Я сразу говорил, что он обязательно где-нибудь скинет остатки, не потащит их с собой.

Они были загерметизированы, он вскрыл. Пишут, переводят по-разному: что это была бутылка, банка, маленькая бутылочка… При переводе на русский язык можно все, что угодно, сказать — «ампула», например.

— Для нанесения на ручку двери, с вашей точки зрения, нужна была именно бутылка? Или можно было какую-то иную емкость использовать?

— Знаете, я считал, что самый лучший вариант — типа тюбика с клеем. И безопасно. Но что организатор там придумал — мне сказать трудно. Во всяком случае, наверняка не ампула обычная, как мы инъекции делаем. Скорее всего, какая-нибудь бутылочка с притертой пробкой или, допустим, закрывающейся пробкой. Или типа, допустим, как для минеральной воды, где пробка плотная, герметичная, когда ее откручиваешь, она теряет свою герметичность.

— А эту бутылку можно было как-то ликвидировать, утилизировать, чтобы не выбрасывать?

— А как ему ликвидировать в таких условиях? Нужны дегазирующие растворы. Для полной ликвидации — по крайней мере, в мое время — нужны два таких.

— Как этот процесс происходит?

— Достаточно иметь две емкости — одну, допустим, с соляной кислотой 5%, а другую с щелочью 5%, и все в порядке. Это даже в домашних условиях несложно. Вот я, например, брюки свои постирал в растворе уксусной кислоты, когда получил первый раз. А во второй раз вообще выкинул.

— Непонятно, можно ли считать выброшенную бутылку халатностью — это же огромные риски для окружающих…

— Они на это плевали. Исполнителю надо было быстрее избавиться, тем более, он ее вскрыл. Она уже разгерметизирована, зачем ему подвергать себя опасности?

— Давайте смоделируем ситуацию: если он выбросил бутылку, допустим, в урну…

— Зачем в урну? Он в урну не стал бы выбрасывать — слишком быстро найдут. Он как раз хотел спрятать так, чтобы ее никто не нашел. Наверняка от себя сбросил очень далеко. Представьте себе: исполнитель подошел к ручке, вылили на ручку, там осталось наверняка осталось 100-200 мг, а то и больше, в этом флаконе; он отошел от дома, идет по улице, ищет место, куда бы ему швырнуть ее; нашел, кинул подальше от себя, снял перчатки, в которых он наверняка был. Все. Перчатки мог выкинуть куда угодно, но на них необязательно должно быть что-то, даже если они когда-нибудь найдутся. Он мог их бросить в контейнер с мусором, его отвезли уже на свалку или на мусоросжигательный завод.

— В этом нет никакого риска?

— Нет, скорее всего, потому что наверняка не так уж он грязно работал, чтобы перчатки замазать. Я не думаю, что он такой неряха по отношению к себе.

— Так куда он мог эту бутылку деть, чтобы не спровоцировать какую-то массовую атаку?

— Тут не могло быть массовой, там в бутылке оставалось, самое большое, человек на 10- 15. Так что массового никакого заражения не будет. И потом, может быть, он рассчитывал, что бросил так удачно, и его никто не найдет.

— А если бы, допустим, эта бутылка пролежала бы полгода, никем не тронутая, «Новичок» бы испарился? Свойство вещество сохраняет, даже учитывая разгерметизацию?

— Очень долго. Но до тех пор, пока туда воды не нальете.

— И год, и два, и десять?

— Да, все зависит от степени испаряемости.

— Если уж заговорили о свойствах «Новичка» и как время на него влияет, почему тогда сам Сергей Скрипаль и его дочь Юлия не погибли в результате этой атаки, а сейчас появилась жертва?

— Дело-то все в том, что все зависит от того, какую дозу получили. Полицейский, если помните, получил меньше всех, поэтому он ограничился только обследованием и, может быть, какими-то минимальными медицинскими гигиеническими методами. Затем получили примерно одинаковую дозу сами Сергей и Юлия Скрипаль и вот этот мужчина.

— Сам Скрипаль и его дочь Юлия контактировали с ручкой, и это не привело к каким-то серьезным последствиям. Как вещество могло попасть в организм двух других людей, чтобы это привело к более серьезным последствиям.

— Вещество обладает двумя боевыми свойствами — ингаляционное и кожно-резорбтивное. Скрипали хватали, скорее всего, ладонью. Но они могли руки помыть, придя домой, или были, допустим, в перчатках. Так или иначе, значительную часть они смыли.

Они получили поражение примерно 2-3 мг через кожу, поэтому у них хотя и серьезное было поражение, но не летальное, потому что я больше чем уверен, что медики здесь, кроме как поддерживать их состояние, больше не могли сделать, уже было поздно применять какие-то лекарственные препараты.



Уже ацетилхолинэстераза в крови и прочих органах могла устареть к тому времени, потому что происходит вывод ее из строя полностью. Пока новая холинэстераза в организме не выработается, организм живого существа находится в таком состоянии. Они могли бы и умереть, если бы их искусственно не поддерживали, жизнедеятельность не обеспечивали. Вы же видели, у Юлии был шрам на горле? Это значит, ее питали — это трубка идет дыхательная и питающая.

— Но вторых отравленных лечили в той же самой больнице теми же самыми методами, и это не помогло.

— Лечить их было бесполезно. Я больше чем уверен, что нет мощных антидотов и реактиваторов против таких веществ, которые, так сказать, выводят холинэстеразу напрочь, на 100% из строя, из состава. Как вам объяснить популярно? Вот представьте себе: есть белковая молекула, которая отвечает за проведение нервного импульса: медиатор, который возбуждает или, наоборот, останавливает ее — холин, ацетилхолин, — попадает на эту белковую молекулу, но при этом ацетилхолин сразу разлагается на ацетил, на уксусную кислоту и холин, и уходит с молекулы, она снова свободна. А вот эти вещества не садятся намертво, они не разлагаются, белок ацетилхолинэстераза не может их разложить, они не подвергаются гидролизу. То есть место занято, и ацетилхолинэстераза блокирована, наступает процесс старения. То есть белок не работает. И пока организм не выработает новый белок ацетилхолинэстеразу, этот участок организма не работает. А, скорее всего, у них было практически на 100% холинэстераза крови и плазмы была поражена. Возможно, холинэстераза каких-то органов была поражена еще. Но это должны медики сказать. Тут я бессилен.

Беседовал Иван Якунин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение