Николая показали не по-царски

в «Росфото» в Санкт-Петербурге

В музейно-выставочном центре «Росфото» в Санкт-Петербурге открылась выставка «Император Николай II. К 150-летию со дня рождения», созданная при участии Государственного архива Российской Федерации (Москва), Российского государственного архива кинофотодокументов (Красногорск), Российского государственного архива военно-морского флота (Санкт-Петербург) и Центрального государственного архива кинофотофонодокументов (Санкт-Петербург). Оптимистическое «со дня рождения», однако, снижается при понимании того, что эта же выставка приурочена к 100-летию со дня расстрела императора и его семьи. Недолгую жизнь в 150 картинках рассматривала Кира Долинина.

По большому счету практически все фотографии, показанные на этой выставке, известны. При правильно заданном поиске в интернете вы найдете больше. Нет здесь и оригинальных, современных съемке отпечатков — все блестит новехонькой печатью и разогнано в размерах. Любителей аутентичности в фотографии это отпугнет, поклонников императора — вряд ли. Между этими двумя полюсами — остальные зрители, которые придут сюда ради того, чтобы столкнуться с историей. Потому что это, конечно, никакая не биографическая выставка об одном конкретном персонаже, а тяжелый рассказ о том, как один оказавшийся не на своем месте человек может погубить целую страну. В общем, да проклянут меня марксисты, о роли личности в истории.

Несколько стендов от фотографии к фотографии по чисто хронологическому принципу: Николай маленький, папа-мама, дядья — великие князья. Николай, ставший цесаревичем после гибели от бомбы террористов его деда Александра II. Николай в Японии, где вместо долгого и подробного визита он, 22-летний, получил два удара саблей по голове от японского полицейского и быстро был отправлен домой. Династический съезд в Кобурге в 1894-м, где куча правящих в разных странах родственников сгруппировалась вокруг королевы Виктории; коронация; парады, смотры, охота, молебны, открытие мостов и памятников, спуск кораблей на воду. Встречи императора с представителями разных сословий и глав иностранных держав, прием членов Государственного совета и Государственной думы, осмотры технических новинок, промышленных и художественных выставок, любимая яхта «Штандарт»… Рабочие будни императора.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

И семья. Очень много семейных фотографий — постановочных и любительских (фотографировать обожали и сам Николай II, и императрица Александра Федоровна). Где-то серьезных, где-то дурашливых. То играют в почтенный теннис, а то в «Гуси-лебеди, домой!» с перетягиванием веревок; ставят «Евгения Онегина» с императором в заглавной роли; дети растут, и их все больше, вот и наследник появился — его портрет в форме лейб-гвардии Конно-Гренадерского полка с сабелькой у ноги, может быть, самая трагическая фотография в экспозиции, и не потому, что ему не суждено будет поносить настоящую саблю, а потому, что болезнь и смерть в этом лице явлены с младенчества. В остальном все красивы, добры и прелестны. Один раз появляется Григорий Распутин, но грозовых облаков не нагоняет, удивительно мирная выставка. Штук пять растоптанных тел на Ходынском поле, чтение Высочайшего манифеста о вступлении России в войну с балкона Зимнего дворца да женская часть императорской семьи в платьях сестер милосердия — вот и вся большая история Николая Кровавого до 1917-го. Последний год последнего российского императора на выставке — это фотографии из Царского Села, где бывший Николай II с семьей сидел под арестом (позируют и арестованные, и охрана), и восточная стена комнаты в Ипатьевском доме со следами от пуль.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Рассказанная таким фотообразом история Николая II чрезвычайно сниженная. Вот ведь родился мальчик в хорошей семье, родился старшим, поэтому стал наследником, удачно женился, нарожал детей, был коронован и честно отработал на этом посту двадцать с лишним лет, пока не заставили уйти «по собственному желанию». Частная история. То, что уйти с «поста» императору нельзя, что клялся ведь перед Богом и народом, что не сдюжил, спасал семью, сдал без боя страну, об этом тут нет ни слова, ни даже намека. Тут, как в знаменитой цитате голосом Мордюковой: «Хороший ты мужик… Но не орел».

Фотогалерея

Царская семья перед расстрелом

Смотреть

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...