«Некоторые из людей, окружавших могилу, подлезали добровольно под камень»

Какими мерами во все времена сдерживали активность верующих

Стремление запрещать и прекращать любые, даже ничем не грозящие власти собрания, шествия и скопления людей за долгую российскую историю превратилось у чиновников в безусловный рефлекс. Причем то обстоятельство, что собравшимися людьми движет вера, не останавливало власть имущих не только в советские, но и в дореволюционные времена.

«Совет предупредил уполномоченных, чтобы последние не допускали никаких излишеств в церковных службах, а именно: служб под открытым небом, песнопений в церквах в неслужебное время»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Из секретного донесения тверского гражданского губернатора действительного статского советника Я. Д. Бологовского министру внутренних дел тайному советнику Д. Н. Блудову, 16 июня 1838 года.

Долгом считаю иметь честь донести к сведению Вашего Высокопревосходительства следующее:

С первых дней вступления моего в управление Высочайше мне вверенною Тверскою губерниею доходили до меня слухи, что в город Старицу стекается народ в значительном количестве для поклонения некоему будто бы Святому угоднику, которого появление ознаменовывается чудесными исцелениями недужных, обращающихся к нему с верою и молитвами.

От 28 марта старицкий городничий г. Толмачев мне донес, что в городе Старице близ церкви Богоявления Господня имеется с незапамятных времен на поверхности земли надгробный камень с надписью, коей буквы от времени изгладились до такой степени, что невозможно из оных узнать, кто именно под тем камнем погребен, но многие события доказывают, что под ним почивает праведник, что по распространившимся слухам о чудесных им излечениях народ зачал к нему стекаться с начала генваря сего 1838 года и что над этим камнем по просьбе усердствующих отправляются церковнослужителями панихиды.

По всем сим сведениям я ограничил мои действия секретным полицейским надзором к отвращению могущих быть при большем стечении народа беспорядков и отнесся к здешнему епархиальному архиепископу Григорию о сообщении мне тех сведений, какие он может иметь по этому предмету чрез Духовное его управление.

Его Высокопреосвященство от 19 апреля уведомил меня, что из представляемых ему донесений видно:

1) Что народ начал действительно стекаться с половины декабря прошедшего 1837 года к могиле, находящейся в городе Старице близ церкви Богоявления Господня.

2) Что, кто под этим камнем похоронен, совершенно неизвестно.

3) Что народные слухи дают этой могиле современность Воздвиженскому монастырю, существовавшему до разорения его Литвою, и что будто бы на том самом месте находится ныне существующая Богоявленская церковь, построенная в 1776 году.

4) Что будто бы при означенной могиле бывали издавна разные чудесные явления.

5) Что будто бы священники и староста той церкви заметили, что этот надгробный камень подымается постепенно сам собою на поверхность земли и что бывший его серый цвет превратился ныне в белый.

И 6) что главные причины, побудившие стечение народа (по сказанию священников и старосты Богоявленской церкви), суть: во-первых, сновидения, бывшие некоторым людям, коим являлся в монашеском одеянии старец, приказавший им служить по себе панихиды на означенной могиле, и, во-вторых, чудесное исцеление 14-ти человек от разных болезней и 4-х человек от нечистого духа.

В дополнение к этим сведениям Его Высокопреосвященство сообщил мне в то же время и о сделанных им распоряжениях как относительно данных им предписаний и словесных приказаний священнослужителям, так и донесения его Святейшему Правительствующему Синоду, у коего он испрашивал разрешения на дальнейшие распоряжения по этому предмету.

Упомянутый камень окружен беспрерывно день и ночь от 300 и до 500 человек

Между тем с того времени я получал беспрерывно секретно сведения, что стечение народа в город Старицу увеличивается, и до такой степени, что упомянутый камень окружен беспрерывно день и ночь от 300 и до 500 человек.

Такое стечение народа хотя и поставляло меня в обязанность осмотреть лично это происшествие, но, опасаясь, чтобы моя нарочная по этому предмету поездка не подала поводу к большему распространению нелепых слухов, я откладывал оную до удобного случая, который и представился мне под предлогом личного обозрения бывающей 4 июня значительной ярмарки в городе Старице.

Прибыв того числа в город Старицу в 7 часов пополудни, я проехал, не останавливаясь, мимо означенной могилы, окруженной и в то время многочисленною толпою. Когда же приходившие ко мне чиновники и купечество города Старицы разошлись по своим домам и уже все городские жители успокоились, то я секретно отправился пешком к сему ославленному народными слухами надгробному камню. Здесь я был свидетелем всего, что невежество и суеверие могут представить отвратительного. Несмотря, что уже было в исходе 1-го часа пополуночи, несколько сот человек толпились еще около могилы. Близ самого камня три женщины и один мужчина лежали со связанными руками и ногами, эти люди имели вид умалишенных и были в совершенном бешенстве от причиняемых им терзаний несколькими женщинами, которые с каким-то фанатическим исступлением их толкали в голову и спину и пихали насильно под надгробный камень. Некоторые из людей, окружавших могилу, подлезали добровольно под камень, брали оттуда песок, раздавали его другим, и из сих последних иные терли им себе лицо, а другие всыпали его себе в рот и глотали. Все это сопровождалось шумом и криком, в которые сливались произносимые вслух молитвы и заклинания нечистого духа, вопли терзаемых и увещания и брань терзающих для мнимого исцеления.

«Стекается народ в значительном количестве для поклонения некоему будто бы Святому угоднику, которого появление ознаменовывается чудесными исцелениями недужных»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Более двух часов я провел в молчаливом наблюдении всех этих беспорядков, и наконец, потеряв терпение, я объявил этой толпе о моем звании. Тогда все замолчали и по моему приказанию отступили от надгробного камня и освободили лежавших под оным связанных людей, из коих трое встали и скрылись в толпе, а одна женщина, измученная и избитая, осталась недвижима. Эта женщина (оказавшаяся Старицкого уезда села Красного солдатка Анна Иванова) по моему распоряжению перенесена немедленно при мне в находящуюся на той же площади градскую больницу.

Таким образом я провел почти целую ночь, а на другой день поутру поехал нарочно в ту же церковь к обедне. Тут я вновь нашел стечение народа необыкновенное, вся церковь и окружающая ее площадь наполнена богомольцами в числе примерно около 2 тыс. человек. Беспорядок же полицейский совершенный! На площади близ самой церкви и кладбища — торговый базар из 43-х подвижных лавочек со съестными припасами и разными мелочными вещами, употребляемыми для крестьянских нарядов. На самой паперти церкви поставлен столик для размена денег, а на надгробном камне (предполагаемого угодника) кучи кусков холста крестьянского изделия и разных серебряных и медных монет, которые богомольщики беспрерывно приносили в дар. Священники же по очереди служили над камнем панихиды.

Все мною виденное поставило меня в обязанность сделать следующее распоряжение:

1) Воспрещена всякая торговля на площади близ церкви.

2) Запрещено иметь у входа в церковь столик для размена денег.

И 3) старицкого же городничего г. Толмачева в уважение преклонной старости и 55 лет службы, из коей 33 года в настоящей должности, я не отрешил от оной в то же время (как бы следовало) за упущения по полицейскому вне церкви надзору, но, возвратясь в город Тверь, вызвал его немедленно к себе для объяснения по делам службы с намерением не отпускать его обратно, покуда не подаст просьбы в отставку, а для исправления временно должности городничего города Старицы отправил в то же время туда дворянского заседателя Тверского уездного суда г. ротмистра Первова, которому и даны мною надлежащие наставления к охранению строжайшего полицейского надзора около упомянутой Богоявленской церкви с соблюдением при том особенной осторожности в обхождении с стекающимся к оной народом.

Приказано причету Богоявленской церкви убрать лежащий на могиле ославленный камень с глаз народа в какое-нибудь глухое место

10-го же числа сего июня Тверской архиепископ Григорий сообщил мне словесно о полученном им из Святейшего Правительствующего Синода указе относительно надгробного камня близ церкви Богоявления Господня в городе Старице и о сделанных Его Высокопреосвященством вследствие оного распоряжениях:

1) Старший священник той церкви, способствовавший к оставлению могилы неизвестного человека и допустивший при том разные беспорядки, уволен от должности с запрещением ему священнодействовать.

2) Младший священник наказан эпитимиею.

3) Церковный староста той церкви уволен от должности.

4) Запрещено служить панихиды над ославленным надгробным камнем.

5) Священникам приказано отклонять народ от стечения над могилою.

6) Приказано причету Богоявленской церкви убрать лежащий на могиле ославленный камень с глаз народа в какое-нибудь глухое место при церкви или колокольне.

7) О последствиях сего распоряжения доносить Его Высокопреосвященству каждую неделю.

И 8) ежели бы по какому-либо обстоятельству потребовалась священникам помощь полицейская, то о том доносить немедленно.

«Местный Освод, боясь за состояние льда, установил посты, поставил предупредительные вехи, по заказам церковников сделал прорубь и крест из льда»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Принимая в соображение, что описанное мною событие заключается собственно в необыкновенном стечении народа, возбужденном суеверием, что при сем случае не произошло ничего чрезвычайного, подлежащего особому распоряжению гражданского начальства и что ныне к прекращению этого народного скопища приняты меры Духовным начальством, я не нахожу себя в праве иметь счастие доносить о сих событиях Государю Императору, но так как гласность о появлении будто бы Святого угодника в городе Старице распространилась не токмо в вверенной мне Тверской губернии, но и в других отдаленнейших и народ еще до сих пор стекается туда толпами, то я долгом счел иметь честь довести о сем до сведения Вашего Превосходительства и к сему присовокупить, что я не премину, с моей стороны, наблюдать беспрерывно и отвращать с осторожностию могущие быть неприятные последствия при вышеизъясненном сопротивлении местного Духовного начальства народному суеверию, которые тем легче могут случиться, что принятые ныне меры Духовным начальством сопротивляются двум весьма сильным страстям человеческого сердца — фанатизму богомольцев и сребролюбию местного духовенства и жителей города Старицы.

В заключение настоящего моего донесения честь имею сообщить Вашему Высокопревосходительству:

1) Желая иметь в настоящее время более личного надзора в городе Старице, я назначил 19-го числа сего месяца ревизию присутственных мест сего города, где я и пробуду, вероятно, двое или трое суток.

И 2) о замеченном мною или могущем случиться в городе Старице я не замедлю донести Вашему Высокопревосходительству.

Из записки председателя Совета по делам Русской православной церкви Г. Г. Карпова заместителю председателя Совета министров СССР К. Е. Ворошилову и заведующему отделом пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Д. Т. Шепилову, 4 февраля 1949 года.

На основании сообщений некоторых республиканских и областных уполномоченных Совет докладывает о прошедших церковных праздниках Рождества — 7 января и Крещения — 19 января в 1949 году...

Учитывая опыт прошлых лет, во избежание возможных на местах недоразумений Совет, руководствуясь ст. 59 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 3 апреля 1929 года «О религиозных объединениях», еще за месяц письмом от 6 декабря 1948 года за №1135/с предложил уполномоченным Совета принять меры к тому, чтобы не чинились препятствия богослужениям в церквах в рождественские и крещенские праздники, а в сельской местности — и крестным ходам на воду, но в то же время Совет предупредил уполномоченных, чтобы последние не допускали никаких излишеств в церковных службах, а именно: служб под открытым небом, песнопений в церквах в неслужебное время, и чтобы крестные ходы для водосвятия в городах не допускались без особого разрешения исполкомов, полагая, что исполкомы по примеру прошлых лет разрешений давать не будут, как это и имело место в абсолютном большинстве городов СССР. Так, например, не было крестных ходов на воду в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске и в большинстве областных и других городов.

В тех же городах, где крестные ходы на воду были разрешены местными исполкомами, они прошли при большом скоплении народа, а в некоторых местах имело место даже массовое купание в реке...

Милиция не удержала напора — и началось купание, продолжавшееся до 5 часов дня. Всего купалось 470–500 человек, в том числе 2 милиционера

В г. Саратове по разрешению заместителя председателя Волжского райсовета города Саратова т. Николаева был проведен 19 января церковный ход на реку Волгу, в котором приняло участие свыше 15 тысяч человек. Установлено, что местный Освод, боясь за состояние льда, установил посты, поставил предупредительные вехи, по заказам церковников сделал прорубь и крест из льда.

Крестный ход из церкви во главе с епископом Саратовским Борисом и духовенством прибыл на реку в час дня, водосвятие было проведено за двадцать минут, после чего епископ и духовенство ушли, а из толпы бросилась группа к проруби и к имевшемуся недалеко открытому месту на реке, милиция не удержала напора — и началось купание, продолжавшееся до 5 часов дня. Всего купалось 470–500 человек, в том числе 2 милиционера. Жертв не было.

Следует отметить, что такие купания не являются церковным ритуалом, а, наоборот, по справке зам. патриарха митрополита Николая, это старая, скорее языческая тенденция, во всяком случае глубокий фанатизм, и церковь и духовенство к совершению купания не призывает.

По мнению Совета, обязанностью местных административных органов было не допускать подобных нарушений общественного порядка.

Совет запросил Воронежский и Саратовский горисполкомы о всех обстоятельствах, связанных с этим нарушением общественного порядка...

В тех городах, где не были разрешены крестные ходы на реку, церкви организовали освящение воды в церковном здании или около него в кадках и других приспособлениях.

(Решением бюро Саратовского горкома ВКП(б) руководители, давшие разрешения на проведение крестного хода, были сняты с работы и получили партийные взыскания. А после появления фельетона о Крещении в Саратове в главной газете страны «Правде» Сталин отказал в приеме патриарху Алексию I, после чего, как докладывал Карпов, глава Русской православной церкви «без какого-либо воздействия пошел на отмену веками существовавшего обычая хождения "на Иордань"».— «История»).

Из записки председателя Совета по делам Русской православной церкви Г. Г. Карпова в ЦК КПСС, 24 сентября 1958 года.

Совет почти ежегодно информировал ЦК КПСС об имеющем место паломничестве к разного рода так называемым «святым и целебным» водным источникам (родникам, ключам, колодцам, озерам). В 1949 году таких мест начитывалось более 60 (почти только в РСФСР), в настоящее время их количество значительно сократилось и, по данным Уполномоченных Совета с мест, не превышает 30.

Например: паломничество в день празднования так называемой «Табынской божией матери» (9-я пятница после пасхи) на соляно-серные ключи в селе Табынске, Башкирской АССР, носившее массовый характер (в 1948 г. было в этот день до 15 тыс. человек, в 1949 г.— до 17 тыс. паломников, в 1950 г.— около 900 человек), в 1952 году прекратилось в связи с тем, что ключи были включены в зону местного курорта и доступ к ним был закрыт...

Почитаемый верующими так называемый источник "Громовой" специально был включен в территорию, занимаемую воинской частью, и доступ к нему был закрыт

Почитаемый верующими так называемый источник «Громовой», состоящий из группы источников, пробивающихся по берегу реки Торгаши у села Глинково, Загорского района, Московской области, в 1952 году специально был включен в территорию, занимаемую воинской частью, и доступ к нему был закрыт. Однако верующие обнаружили в верховьях названной реки такие же другие источники, и 8 июня 1952 года в день «Троицы» паломничество к ним составило около 3–4 тысяч человек, прибывших для набора воды.

С сентября м-ца с. г. хождение на источник прекращено и запрещено решением Загорского райисполкома, а в церквах г. Загорска зачтено обращение патриарха, что этот источник никогда не имел отношения к лавре, не является и «святым»...

Официально все эти места отношения к русской православной церкви не имеют. С 1948–1949 гг. по рекомендации Совета действуют указания патриарха, что духовенство не должно содействовать этому паломничеству, не должно лично участвовать в нем, однако священники отдельных церквей, а главное, бродячее духовенство и монашествующие, безусловно, занимаются и пропагандой, и вымогательством средств...

Паломничество верующих на реку Великую, Меднянского района, Кировской области совершается ежегодно в честь «явления» иконы Николая «Чудотворца» 3 июня. В этом году паломников было не менее 5–6 тысяч. Основная масса паломников — престарелые люди, в большинстве женщины, молодежи в возрасте 30 лет было не более 2–3%. Паломники распадались на отдельные группы и возглавлялись вожаками, в большинстве случаев женщинами. Выявлены Борисова Наталья — женщина лет 50-ти, жена железнодорожника, Лутина Мария, Вязовцева Елизавета и Дудина Мария, и все они выдавали себя за «исцелительниц» от болезней. Без исключения все паломники — старые и молодежь — забирали в источнике в бутылки воду и уносили ее с собой, искали камни в горе, сдирали зубами и ногами кору со «святой сосны», многие купались в реке, несмотря на очень низкую температуру воздуха и воды, купались в одном месте старые и молодые женщины и мужчины. По существу, этот религиозный праздник превратился в языческий обряд и идолопоклонство. Местное население использует паломничество в целях наживы, сдавая помещения под ночлег. Например, у помощника церковного старосты Комаровского ночевали 2 ночи по 300 человек (дом, сени, двор) и платили по 3 рубля за ночь. Паломники, идя на реку Великую, собирали деньги и сдавали их в Великорецкую церковь. Всего было сдано 221 тыс. 100 рублей...

Проводившиеся в дореволюционное время крестные ходы с десятками тысяч верующих из г. Курска в так называемую «Коренную пустынь» (село Свобода — райцентр, расположенное в 32-х км от г. Курска), к месту водного источника, где, по преданию церковников, появилась «чудотворная» икона, в наши годы превратились в неорганизованные шествия, конечно, значительно меньшего числа верующих со своими иконами и без участия зарегистрированного духовенства. (Сейчас эта икона находится в США, куда попала от немецких оккупантов после окончания Отечественной войны.)

«Он без какого-либо воздействия пошел на отмену веками существовавшего обычая хождения "на Иордань"» (на фото — патриарх Алексий I)

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Основную массу верующих составляют женщины, но среди них бывают девушки и дети. Многие из участников шествия прибывают из Воронежской, Киевской, Молотовской, Орловской, Ростовской, Тамбовской и других областей.

В 1948 году в шествии принимали участие 14 тысяч человек, в 1949 году — 12 тыс. человек, в 1950 г.— около 13 тыс. человек, в 1951 г.— до 8 тыс. человек.

В 1952 году в этот день (20 июня) в шествии, но разными группами, приняло участие около 10 тысяч человек.

В текущем году паломничество к водному источнику «Коренная пустынь»... началось с утра 13 июля. В этот день на ранней службе в кафедральном соборе города Курска присутствовало до 2 тысяч человек. В Введенской церкви в Кировском районе города Курска было также около 2 тысяч человек. И в церковной ограде, и на площади около церкви было примерно 7 тысяч человек. Массовое движение в «Коренную» началось после 10 часов утра, после окончания службы в Введенской церкви. Несмотря на начавшийся дождь, из Курска вышло не менее 11 тысяч человек. В процессии несли несколько икон, больших и средних размеров. Подавляющее большинство участников этой процессии были женщины пожилого возраста. Однако среди них примерно 20–25% женщин были женщины среднего возраста, и молодых мужчин были единицы. Как и в прошлые годы, были не только из районов Курской области, но также из Орловской, Сумской, Белгородской, Харьковской, Воронежской, Брянской, Ленинграда и других мест. К церкви в селе «Долгое» процессия пришла в 4-м часу дня, когда там уже собралось более 4-х тысяч человек. Наиболее активным организатором была Анастасия Горнова, без определенных занятий, которая несколько раз выступала с проповедями. Общее количество паломников было примерно 15 тысяч человек.

Поручить разработать конкретные мероприятия по ликвидации так называемых "святых источников" и других мест, к которым имеет место паломничество

В соответствии с указаниями Совет вносит на рассмотрение ЦК КПСС нижеследующие предложения о мероприятиях по ликвидации так называемых «святых источников» и паломничества к ним:

1. Просить ЦК КПСС образовать комиссию из представителей заинтересованных организаций (ЦК ВЛКСМ, Министерства культуры РСФСР, МВД СССР, Прокуратуры СССР, Министерства здравоохранения СССР, Органов печати и радио, Совета по делам русской православной церкви и Совета по делам религиозных культов), которой под руководством отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС поручить разработать конкретные мероприятия по ликвидации так называемых «святых источников» и других мест, к которым имеет место паломничество...

3. Предложить крайоблисполкомам дать указание руководителям предприятий, учреждений и колхозов не допускать отлучек с работы в целях паломничества и не представлять для этих целей транспорта. В дни паломничества поднять труддисциплину в колхозах...

5. Предложить крайкомам, обкомам КПСС, крайоблисполкомам, на территории которых имеются чтимые верующими источники, в двухмесячный срок разработать с привлечением Уполномоченных Совета по делам русской православной церкви мероприятия по использованию этих мест сообразно с местными условиями для различных целей, исключающих возможность посещения этих территорий паломниками. Поручить Совету по делам русской православной церкви при Совете Министров СССР проследить за выполнением данного поручения и представить в отдел пропаганды и агитации ЦК КПСС обобщенные материалы о ходе выполнения данного поручения.

6. Для этого Совету по делам русской православной церкви срочно дать указания Уполномоченным Совета на местах продумать и разработать мероприятия по ликвидации так называемых «святых источников» и других мест, к которым имеет место паломничество…

8. Поручить Совету по делам русской православной церкви и местным советским органам выявить лиц, занимающихся организацией паломничества, крестных ходов, богослужений, проповедничеством, продажей предметов культа и вымогательством средств у населения, для привлечения их, как социально-опасных элементов, к административной и уголовной ответственности.

9. Поручить Совету по делам русской православной церкви рекомендовать патриарху и Синоду: а) вновь дать указание священнослужителям о том, чтобы они не принимали абсолютно никакого участия в паломничестве к «святым источникам» и разъясняли в церквах верующим, что паломничество организуется лицами, заинтересованными в распространении суеверия в корыстных целях, ничего общего с церковью не имеющими; б) чтобы вообще в церквах путем проповедничества была организована борьба с кликушеством.

Публикация Светланы Кузнецовой

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...