Коротко

Новости

Подробно

Скроена заново

Уникальная история спасения ожоговой больной

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Лера Мигунова оказалась бойцом. И ей повезло с врачами: они спасли девочку, используя методику лечения пациентов с тяжелыми ожогами, разработанную в московской Детской городской клинической больнице (ДГКБ) №9 имени Г. Н. Сперанского. А читатели Русфонда собрали необходимые деньги на это лечение для Леры.


В конце августа 2015 года 15-летняя Лера Мигунова упала с моста на железнодорожные пути, задела высоковольтные провода и получила сильнейший удар током. В результате — ожог 65% поверхности тела, разрыв селезенки, внутрибрюшное кровотечение, ушиб головного мозга, множественные переломы. Такие повреждения считаются несовместимыми с жизнью, но девочку сумели спасти. Селезенку зашили, остановили кровотечение, а вот справиться с последствиями ожогов не получалось. Кожа не заживала, тело превратилось в сплошную рану. Лера постоянно была на сильнейших обезболивающих.

— Осенью 2016 года я был на медицинской конференции в Казани и по просьбе коллег посетил Детскую республиканскую клиническую больницу (ДРКБ),— вспоминает Евгений Рыжов, заместитель главного врача по хирургии ДГКБ №9.— Зная, что мы специализируемся на лечении тяжелых ожоговых больных, они попросили проконсультировать пациентку, которая уже давно находилась у них. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы понять: если не принять срочные меры, она погибнет. Я рассчитывал на докторов нашей больницы и использование современных технологий: специальной кровати типа «Клинитрон», особых перевязочных материалов, клеточных технологий (включая пересадку клеток кожи) и специальное лечебное питание — Лера не могла есть обычную пищу, ее кормили через зонд.

Евгений Рыжов тогда позвонил из Казани нам в Москву, спросил, поможет ли Русфонд. Дело в том, что все эти современные технологии бюджетным финансированием не покрываются. Точнее, усредненные тарифы обязательного медицинского страхования и госквоты на высокотехнологичную медицинскую помощь не рассчитаны на таких тяжелейших пациентов.

Мы собрали на лечение Леры 2 528 446 рублей.

— Без этой помощи мы бы не справились,— говорит доктор Рыжов.— Сейчас самое тяжелое позади. Мы победили сепсис, восстановили кожный покров, залечили раны, наладили нормальное питание ребенка.

Но дело, конечно, не только в технических средствах и деньгах. Дело еще в умениях, знаниях и навыках врачей ДГКБ №9 — в опыте, ценность и значение которого как раз в тех деталях, о которых говорит доктор Рыжов:

— Это умение использовать необходимые инструменты и препараты; знать, когда применить обычный скальпель, а когда — гидрохирургический аппарат Versajet; с какой частотой делать перевязки и какой материал для повязки выбрать; когда можно пересаживать клетки кожи, а когда еще рано; в конце концов, где взять донорские поверхности на теле для аутотрансплантации.

Кожу буквально перекроили, но девочку спасли. Сейчас Лера опять в ДГКБ №9. Раньше речь шла о спасении жизни, теперь — о восстановительном лечении. Мы вновь собираем пожертвования на ее лечение, на этот раз 113 925 руб. (rusfond.ru/letter/65/16161).

— Да, мы справились с острой ситуацией, но впереди еще много работы,— рассказывает Евгений Рыжов.— Сейчас речь идет об улучшении качества жизни Леры и ее перспективах на будущее.

весь сюжет

rusfond.ru/bekind

Владислав Дорофеев, руководитель бюро Русфонда в Москве и Московской области


Комментарии
Профиль пользователя