Коротко


Подробно

Фото: Scopefeatures /Vostock Photo

Яков Шрайберг, директор Государственной публичной научно-технической библиотеки

Крайний

Пропавшая карта


В приключенческих романах действие часто завязывается с обнаружением загадочной карты: потом герои идут по ее меткам и находят сокровища. Приключения Министерства образования и науки РФ (еще до его разделения на два ведомства), напротив, начались с того, что оно карту… потеряло. Речь идет о «Карте российской науки» — мифической информационной системе, в которой, по идее, должны были содержаться автоматически обновляемые данные обо всех ученых и научных подразделениях страны. По следу исчезнувшей «Карты» пошла Счетная палата и обнаружила вовсе не сокровища, а скорее их отсутствие, а именно дыру в бюджете объемом около 450 млн рублей, которые, если верить бумагам, ушли на создание и доработку «Карты» в 2012–2016 годах. При этом, как подчеркивает надзорный орган, сегодня «местонахождение "Карты" не задокументировано» и система не числится ни на балансе министерства, ни на балансе Государственной публичной научно-технической библиотеки (которая отвечала за поддержание информационной программы в рабочем состоянии). Окончание этого романа открытое: Счетная палата грозится направить материалы проверки в Генпрокуратуру и ФСБ, министр, при котором создавалась «Карта» (Дмитрий Ливанов), и министр, при котором «Карту» окончательно «закопали» (Ольга Васильева), ситуацию не комментируют. Публично отчитываться за информационную систему, которая, как признал совет по науке Минобрнауки России еще в 2017 году, «не может быть сколько-нибудь адекватно использована», приходится директору Научно-технической библиотеки. А позиция Якова Шрайберга сводится к тому, с чего история начиналась: «Карты» не существует, на нашем балансе ее нет, а на нет, как известно в России, и суда нет.

Ольга Филина


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение