Коротко


Подробно

2

Фото: MediaWorldImages / Alamy /DIOMEDIA

Отъемное регулирование

Британия взялась за чужие коррумпированные элиты. С подробностями — Александр Аничкин, Лондон

В российском медиапространстве на прошлой неделе вызвало переполох сообщение лондонской Times о том, что Национальное криминальное агентство (НКА — NCA по английской аббревиатуре), британский аналог ФБР, готовит дела на замораживание или даже конфискацию собственности крупных зарубежных финансовых воротил, включая и русских олигархов


Больше всего взбудоражило общественность конкретное: 120–140 человек в списке на «заморозку» — отъем их английского имущества через новые правила борьбы с «нечестно нажитым», вступившие в силу в начале этого года. Список не опубликован: по сообщениям, чиновникам дано строгое указание соблюдать конфиденциальность, утечек не давать и особо не комментировать. Имена, которые называются в печати, берут из недавнего американского санкционного списка.

Директор управления НКА по борьбе с экономическими и киберпреступлениями подчеркнул, что расследование направлено против «коррумпированных элит и их незаконного богатства». Мы не основываемся на гражданстве, подчеркнул он. Однако правительственные источники указывают, что большой процент попавших под колпак — это так называемые «российские коррупционеры» и что есть прямая связь с… делом Скрипалей. Так что на фоне всего происходящего в отношениях Запада и России это воспринимается именно как асимметричный ответ против «русской угрозы». Впрочем, чтобы у кого-то что-то отняли — этого пока нет. Так что публикация Times — это еще даже не желтая карточка, а скорее некое неформальное предупреждение: да, мы идем по следу, берегитесь, готовы пустить в ход настоящие акции. Но действительно ли они будут запущены и с каким размахом — это еще вопрос.

Изъять по ордеру


Прежде чем паниковать, лучше вглядеться в детали этого самого «процесса». На самом деле не только русские долго запрягают и быстро ездят. Англичане тоже любят обстоятельность, только называется это соблюдением должного процесса. Сначала прикидывают, как и что получится.

В данном конкретном случае в фокусе внимания две недавние законодательные новинки, принятые британским парламентом. Первая — это поправка к закону против коррупции и отмывания денег, вводящая ордера на необъяснимое богатство (УВО — UWO по английской аббревиатуре). Вторая — о введении обязательных публичных регистров собственников и выгодополучателей в заморских территориях Британии — налоговых гаванях, через которые проводят финансы международные компании. Положение об ордерах вступило в силу в начале этого года. Введение публичных регистров отсрочено на 2–3 года.

«Огонек» уже рассказывал об УВO — этом новом британском «оружии возмездия» (см. № 5 за 2018 год). Это, напомним, юридический инструмент, по которому власти могут потребовать от каждого условного богача доказать законное происхождение своего состояния. К УВO прилагается и еще более страшная мера — временное замораживание активов (interim freezing of assets), включая дома, компании, банковские счета и прочее.

Как разъясняется в документе на сайте британского правительства, ордер УВO может быть применен к политикам или должностным лицам извне Европейской экономической зоны (ЕС плюс еще несколько стран) или к лицам, связанным с ними, то есть и бизнесменам. Причем для заявки на такой ордер даже не требуется подозрений в совершении серьезного преступления. А неудовлетворительный ответ на требование показать законное происхождение богатства дает основание считать собственность лица подпадающей под гражданское взыскание в судебном порядке. Ложная или вводящая в заблуждение декларация об источнике средств будет рассматриваться как правонарушение. Процедура отъема собственности должна осуществляться по решению Высокого суда в Англии и Уэльсе или соответствующей судебной инстанции в Шотландии, говорится в правительственном пояснении. Список правоохранительных органов, получивших полномочия на подачу ордеров УВO, ограничен, в нем значится всего пять организаций, включая Национальное криминальное агентство…

Ордера, заморозки, санкции — все это звучит грозно, но дойдет ли дело до страшных кар, пока не ясно.

До сих пор подобных дел суды не рассматривали, и у британских юристов заранее появилось много вопросов к процедуре. Нововведениям предстоит жесткая проверка по нескольким фундаментальным позициям.

Как отмечает специалист по международным финансовым делам адвокат Филип Рюл (с конторами в Лондоне и на Каймановых островах), механизм ордеров так устроен, что переводит бремя доказательства невиновности с обвинителей на обвиняемого, то есть, по мнению адвоката, нарушается основной правовой принцип — презумпции невиновности. Следующий «рубеж защиты» — будут ли соответствовать предусмотренные ордером меры законодательству о правах человека. Адвокат отмечает сомнительность положения о том, что ордера могут основываться лишь на информации правоохранительных органов, а не на твердых доказательствах. Кроме того, возникает вопрос: не нарушается ли право на неприкосновенность частной жизни и права собственности, личной и корпоративной? Возникает и ряд других, более технических, но не менее важных юридических казусов. Ну, например: могут ли новые санкции применяться задним числом? Это же святое правило, что закон не имеет обратной силы, то есть то, что не было нарушением до введения закона, не может инкриминироваться, если нет новых фактов. И еще: не нарушается ли важнейшее право не давать показаний против самого себя?

Суды независимы, судьи бывают строптивы и не любят поступаться принципами. Рассмотрение судом каждого ордера может оказаться даже посложнее знаменитой «тяжбы русских олигархов» в 2012 году, в котором судья просто не нашла законных оснований для претензий Бориса Березовского и вынесла решение в пользу Романа Абрамовича. На основании того, что он лучше Березовского держался, добродушнее улыбался и рассказал, как у нас устроена «крыша», вошедшая с тех пор в английский язык.

Административный ресурс


За маршрутами яхты Романа Абрамовича в Великобритании прежде следили в основном папарацци. Теперь иначе?

Фото: image BROKER RM / Holger Weitzel / DIOMEDIA

Возможно, все перечисленные соображения и гипотетические вопросы удерживают власти от запуска «нового оружия» в действие. В ход ведь могут пойти и иные «средства воздействия» и рычаги, куда менее уязвимые юридически. Ну вот, к примеру: а не проще ли задействовать «административный ресурс»? Без всяких судебных сложностей?

В том же сообщении о расследованиях НКА говорится, что кроме УВO власти поставили на проверку инвесторские визы олигархов. Это так называемые визы первого уровня. Их можно получить, инвестировав в Британии от 2 млн фунтов — мелочь карманная для солидного бизнесмена. Инвестиции в 5 млн и больше дают право на временное местожительство с перспективой, по истечении пяти лет, получить британское гражданство. По данным печати, к 2014 году по этой линии въехали в Британию примерно 700 россиян. Не исключено, что показательной жертвой этого подхода как раз и стал Роман Абрамович — самый известный в Британии олигарх, владелец футбольного клуба «Челси», шикарных домов в самых престижных кварталах Лондона, щедрый меценат и любитель суперяхт. Оказалось, что на всемогущего предпринимателя можно нажать, просто задержав по «техническим причинам» оформление очередной рабочей визы. В результате, напомним, Абрамовичу не удалось побывать на финале Кубка Футбольной ассоциации, где его «Челси» одержал победу над «Манчестер Юнайтед», он отозвал прошение на британскую визу и принял израильское гражданство. Завис и огромный, стоимостью в миллиард, проект нового стадиона для «Челси» вместе с его социальной составляющей (жильем для малообеспеченных и муниципальными объектами еще на несколько десятков миллионов фунтов). Ходят слухи, что клуб «Челси» будет продан одному из арабских шейхов. И это после 15 лет трудов на ниве британского бизнеса, культуры и спорта. Кто будет следующим?

Большая крокодила


Вопрос, пусть и риторический, звучит часто. Но вслед за ним следует не гадание на кофейной гуще, а разбор совсем других обстоятельств — финансово-экономических: ведь надавить на олигархов — значит потерять русские деньги. Стоит ли овчинка выделки?

У Достоевского есть повесть «Крокодил» (1865). Вещь совсем недостоевская, скорее чеховская. Сюжет вкратце такой: в петербургском пассаже заезжий немец показывает публике за деньги огромного крокодила, который по случайности живьем проглатывает чиновника; друзья бросаются к властям, но русское начальство не спешит, боится — а вдруг это повредит инвестиционному климату в России, напугает других заморских предпринимателей?

Рассказ вспомнился потому, что напоминает реакцию в Лондоне на перспективу «русской зачистки». Если вспороть брюхо страшному русскому крокодилу, не повредит ли это самим? Может, не спешить? Ведь при всей грозной риторике по-прежнему остается неясным: действительно ли атака на «русские деньги», осевшие в Лондоне, началась или все происходящее только так, размахивание кулаками для пущей острастки? Задаваясь этим вопросом, The Daily Telegraph напоминает, что буквально через день после высылки 23 российских дипломатов в связи с «делом Скрипалей» «Газпрому» удалось продать облигаций на 750 млн евро, а через еврооблигации РФ получила 4 млрд долларов. То есть, несмотря на все санкции и угрозы, Сити, да и вся британская экономика, продолжают выигрывать от русских денег.

Правда, ряд комментаторов призывают не преувеличивать значение России для Сити. Финансовый корреспондент The Daily Telegraph Джулиет Сэмюэл, например, отмечает, что, если полномасштабная атака все же начнется, пострадают всего несколько сот банкиров, брокеров и агентов по недвижимости, связанных с русским бизнесом. В целом же Сити мало пострадает: на лондонской фондовой бирже сейчас зарегистрировано 2600 компаний 60 стран, из них российских — 57.

Это, может быть, и так. Но кроме обстоятельств, прямо связанных с Россией, есть еще общеевропейские и глобальные. Пошел отсчет к «Брекситу» — в конце марта следующего года Англия должна выйти из ЕС. Вместе с этим разворачивается и ожесточенное соперничество европейских столиц с Лондоном за кусок мирового финансового пирога. Ряд европейских финансовых организаций уже переехал на континент, в Париж и другие столицы. Банки и другие финансовые компании готовятся расширить свои отделения внутри ЕС. И в этих условиях Лондону крайне не хотелось бы осложнять инвестиционный климат, даже если речь об очевидно зловредном крокодиле.

Александр Аничкин, Лондон


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение