Коротко


Подробно

Фото: pravostok.ru

Культам — бой

Мнение

Сторонники «закона Яровой» настаивают на расширении контроля за миссионерской деятельностью, поскольку «нетрадиционные культы» легко обходят действующие запреты


Мне достаточно регулярно поступают запросы на участие в экспертной комиссии по проведению религиоведческой экспертизы по делам о нарушениях миссионерского законодательства. Именно религиоведческая экспертиза де-факто является основным доказательственным материалом для суда по данной категории дел. Однако сложности на практике возникают с тем, что в России сейчас крайне мало экспертов-религиоведов. В бюро судебных экспертиз Минюста России, экспертно-криминалистических центрах МВД и ФСБ просто нет штатной должности эксперта-религиоведа. Суд вынужден обращаться к религиоведам, работающим в негосударственных экспертных учреждениях, НИИ, высших учебных заведениях. Когда принимался «пакет Яровой», тогда уже часть аналитиков задавала вопрос, а где взять экспертов, которые будут помогать судам определять наличие факта правонарушения миссионерского законодательства. Сейчас, к сожалению, религиоведческое экспертное сообщество крайне ангажированное. Работая на кафедре уголовного процесса, криминалистики и судебной экспертизы Российского государственного университета правосудия при Верховном суде РФ, у меня есть возможность использовать материалы Отдела обобщения судебной практики, и в текущем году мной был проведен анализ всех экспертных заключений, которые использовались по делам о нарушениях миссионерского законодательства. Подавляющая часть экспертиз была проведена ангажированными экспертами, заявленными стороной защиты. Данные эксперты либо аффилированы с религиозными объединениями, либо являются их адептами, либо входят в правозащитные движения по лоббированию интересов религиозных меньшинств. Профессорско-преподавательский состав кафедр религиоведения отечественных вузов уже давно не удивляет тот факт, что значительная часть абитуриентов по специальности «Религиоведение» являются представителями нетрадиционных культов, которые затем используют государственные дипломы для отстаивания интересов своих организаций, заявляясь в суде в качестве экспертов-религиоведов. Немногочисленный пул независимых экспертов-религиоведов у нас сейчас быстро редеет, так как эксперты, давшие негативное для религиозного объединения экспертное заключение, подвергаются дискредитации. Показателен пример экспертного заключения доктора философских наук, заведующей кафедрой религиоведения КФУ Ларисы Астаховой, давшей экспертное заключение по Сайентологической церкви. До сих пор эксперт подвергается травле в интернете, в вузе, а также была произведена попытка лишить профессора ученой степени. Поэтому наличие миссионерского законодательства при отсутствии независимых судебных экспертов-религиоведов существенно не изменит ситуацию в России.

Действующая редакция ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» нуждается в правках и дополнениях. Об этом свидетельствуют многочисленные отзывы от правоприменителей из регионов, которые достаточно быстро выявили ряд недостатков правовых норм, регламентирующих деятельность миссионеров и устанавливающих юридическую ответственность за нарушение установленных правил осуществления данной деятельности на территории РФ. В настоящий момент в Совете Федерации активно действует рабочая группа комитета по конституционному законодательству и государственному строительству, членом которой я являюсь. Рабочая группа, состоящая из членов Совета Федерации, ведущих экспертов-религиоведов, социологов, юристов, представителей правозащитных организаций, формирует новый пакет законопроектов, направленный на изменение законодательных актов в сфере свободы совести и вероисповедания. Это вызвано тем, что отечественная нормативно-правовая база все же не располагает эффективным инструментарием противодействия незаконной миссионерской деятельности, деятельности криминальных и околокриминальных религиозных, квазирелигиозных объединений, экстремистских организаций. О крайней уязвимости ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», а также КоАП РФ, устанавливающего административную ответственность за нарушение норм о миссионерской деятельности, свидетельствуют и те брошюры и карманные справочники, которые большим тиражом были изданы некоторыми нетрадиционными религиозными объединениями в России, где достаточно подробно описывается механизм обхода действующих правовых норм. Анализ большого количества отказных материалов, прекращенных и приостановленных административных дел о нарушениях миссионерского законодательства выявил успешность контрмер со стороны религиозных объединений, которые не желают выполнять нормы закона РФ. Многие конфессиональные юристы, а также представители правозащитных организаций, на профессиональной основе осуществляющие защиту и лоббирование нетрадиционных религиозных культов и культов деструктивной направленности, неоднократно с неподдельным восторгом публично отмечали тот факт, что «пакет Яровой», включающий миссионерские нормы, не поставил каких-либо значимых и непреодолимых преград для обхода предписаний и запретов. Поэтому иногда странно слышать от тех же самых правозащитников, раздающих интервью для зарубежных СМИ о том, что в России были введены абсолютно «драконовские нормы», которые уничтожили базовые религиозные права на свободу совести и вероисповедания.

Игорь Иванишко, член экспертного совета при Министерстве юстиции РФ


Журнал "Огонёк" от 04.06.2018, стр. 14
Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

Социальные сети

обсуждение