Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Астафъев / Коммерсантъ

Серьезный человек Арина

Годовалую девочку спасут дорогие лекарства

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Арина Лысикова живет в Сибири, в селе Каразей Иркутской области. У девочки тяжелое врожденное заболевание — острый лимфобластный лейкоз. Сейчас Арина с мамой Ирой находятся в Петербурге — девочке проводят высокодозную химиотерапию в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой. Состояние Арины улучшилось, но ее иммунная система из-за химиотерапии предельно ослаблена. Сейчас любая инфекция для девочки смертельно опасна. Защитить Арину поможет мощная сопроводительная терапия дорогими препаратами.


Каразей — село в трехстах километрах к северу от Иркутска. Двенадцать улиц, тысяча жителей, колхоз «Труд», народный ансамбль «Рябинушка» — село как село. Ирина здесь родилась, окончила школу и затем уехала в Иркутск. Вышла замуж, родила сына Рому. Но семейная жизнь не сложилась, и Ирина после развода вернулась в Каразей.

Здесь она вышла замуж во второй раз — за односельчанина Дениса. Денис оказался серьезным и ответственным, сразу подружился с Ромой. Молодожены были счастливы, когда узнали, что у них будет ребенок. Денис хотел назвать дочку Алисой, но уступил жене, которая еще давным-давно увидела сон, как берет на руки крошечную девочку, которую — во сне она это точно знала — зовут Арина.

— Это было самое счастливое время в моей жизни,— рассказывает Ирина.— Даже не какие-то праздники, а обычные дни — настолько они были яркие, как нам было хорошо. Мы всей семьей ходили гулять, катались на карусели, ничего особенного вроде не делали, но эти первые полгода после рождения Арины я помню очень отчетливо.

В конце декабря прошлого года, когда семья собиралась встречать первый для Арины Новый год, у девочки резко поднялась температура. Родители решили, что у малышки режутся зубы. И точно — вскоре у Арины появилось два зуба. Через некоторое время температура вновь повысилась. «Наверное, опять зубы»,— сказали родители. Но ошиблись — температура так и держалась, сбить ее не удавалось. Бледную и ослабевшую Арину отвезли в поликлинику к педиатру. Тот отправил на анализы. Результаты оказались шокирующими: в крови у ребенка были обнаружены бласты — опухолевые клетки. Девочку с мамой положили в больницу, где после пункции костного мозга был поставлен точный диагноз: врожденный острый лимфобластный лейкоз.

— Я тогда все к врачам приставала: а может, это ошибка? а может, еще раз проверить? Потому что не могло это уместиться у меня в сознании. Денис внешне держался спокойнее по сравнению со мной, но потом уже я поняла, что переживал он, возможно, еще сильнее. Просто ему пришлось сжать зубы, все эмоции загнать внутрь и успокаивать меня, говорить, что все будет хорошо.

На самолете службы медицины катастроф Арину доставили в Петербург, где маленькой пациенткой занялись медики из НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой. Арина к тому времени была совсем слаба: низкие показатели тромбоцитов и гемоглобина, геморрагическая сыпь на ногах. Ей собрались было проводить химиотерапию — и тут Арина заболела воспалением легких, химию пришлось на три недели отложить. Потом провели первый курс. Перенесла его девочка неплохо и сейчас чувствует себя относительно нормально. Правда, пока неясно, насколько эффективным оказалось лечение, достигнута ли ремиссия.

Но уже точно ясно другое. Химиотерапия фактически обрушила иммунитет Арины. И сейчас любая инфекция, вирус или грибок могут угрожать жизни девочки. Чтобы этого не допустить, необходима мощная противоинфекционная терапия.

Пока Ирина рассказывает обо всем этом, ее маленькая дочь внимательно слушает наш разговор. Вообще она очень серьезная девочка. На попытки развеселить отвечает каменным взором. Но вот звонят по скайпу папа с братом из Каразея, и Аринино лицо озаряется восторженной улыбкой.

Арина еще не произнесла ни одного слова — только лепечет. Она еще не сделала ни единого шага самостоятельно — только с помощью взрослых. Все это у нее впереди. Дело за малым — выжить и поправиться. С помощью лекарств. Но стоят эти лекарства очень дорого, больше полутора миллионов рублей, а государство эти лекарства не оплачивает. Папа-водитель и мама-воспитательница на свои зарплаты купить их точно не смогут.

Но мы можем им помочь. Пусть Арина с нашей поддержкой сделает шаг — возможно, самый важный в своей жизни. А дальше пойдет уже сама.

Для спасения Арины Лысиковой не хватает 1 029 199 руб.

Заведующая отделением НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой Олеся Паина (Санкт-Петербург): «У Арины врожденный острый лимфобластный лейкоз. Это редкая и опасная форма болезни. При поступлении в отделение у девочки были значительно снижены показатели крови, из-за недостаточного числа тромбоцитов появились множественные кровоизлияния на коже. Потребовалось срочное проведение химиотерапии, которая, в свою очередь, привела к снижению иммунитета. Для того чтобы лечение прошло наиболее эффективно, без осложнений, девочке жизненно необходимы мощные противоинфекционные, противогрибковые и иммунные препараты, которые не покрываются госквотой».

Стоимость лекарств 1 529 199 руб. Компания «Ингосстрах» внесет 500 тыс. руб. Не хватает 1 029 199 руб.

Дорогие друзья! Если вы решили спасти Арину Лысикову, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Деньги можно перечислить в Русфонд или на банковский счет Арининого папы — Дениса Николаевича Лысикова. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты, мобильного телефона или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности на rusfond.ru).

Экспертная группа Русфонда


Артем Костюковский, Санкт-Петербург


О Русфонде

Русфонд (Российский фонд помощи) создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в “Ъ”. Проверив письма, мы размещаем их в “Ъ”, на сайтах rusfond.ru, kommersant.ru, в эфире «Первого канала» и радио «Коммерсантъ FM», в социальных сетях, а также в 170 печатных, телевизионных и интернет-СМИ. Возможны переводы с банковских карт, электронной наличностью и SMS-сообщением (короткие номера 5541 ДОБРО, 5542 ДЕТИ, 5542 ДОНОР, 5542 ВАСЯ), в том числе из-за рубежа (подробности на rusfond.ru). Мы просто помогаем вам помогать. Всего собрано свыше 11,586 млрд руб. В 2018 году (на 31 мая) собрано 652 128 746 руб., помощь получили 1026 детей. Мы организуем и акции помощи в дни национальных катастроф. Русфонд — лауреат национальной премии «Серебряный лучник» за 2000 год. В 2017 году Русфонд вошел в реестр НКО — исполнителей общественно полезных услуг, получил благодарность Президента РФ за большой вклад в благотворительную деятельность и президентский грант на развитие Национального регистра доноров костного мозга.

Адрес фонда: 125315, г. Москва, а/я 110;

rusfond.ru; e-mail: rusfond@rusfond.ru

Приложения для айфона и андроида rusfond.ru/app

Телефон: 8-800-250-75-25 (звонок по России бесплатный), 8 (495) 926-35-63 с 10:00 до 20:00

Комментарии
Профиль пользователя