Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

Как «Северный поток-2» может стать украинским

Юрий Барсуков о «Газпроме» и объективной реальности

Я пять лет пишу про российскую газовую отрасль и привык к тому, что «Газпром» не ищет легких путей. Но история с арестом акций Nord Stream 2 по долгу «Газпрома» перед НАК «Нафтогаз Украины» на $2,6 млрд выглядит беспрецедентной. Просто взгляните на цепочку событий.

«Газпром» четыре года вел с «Нафтогазом» жесткую борьбу в арбитражах и в итоге проиграл исходно выигрышное дело. Ну ладно, с кем не бывает, тем более на фоне таких антироссийских настроений в Европе и давления со стороны США перед выборами президента РФ — можно понять.

Далее «Газпром», зная, что ему предстоят крайне тяжелые переговоры по продлению контракта на транзит газа через Украину после 2019 года, объявляет в своей излюбленной немногословной манере, что начинает процедуру разрыва действующих контрактов с «Нафтогазом». Европейские партнеры российской компании испытывают разной степени шок, но в целом и этот шаг можно понять: «Газпром», очевидно, повышает ставки в будущих переговорах и пытается усилить свою позицию.

Но на фоне этого монополия хранит загадочное молчание относительно судьбы $2,6 млрд: не отказывается исполнить решение арбитража, но и денег не перечисляет и даже не обещает. При этом ежу было понятно, что шансов не расплатиться, проиграв дело, у «Газпрома» нет: если вы компания, у которой активы почти во всех странах ЕС на десятки миллиардов долларов, то волей-неволей должны играть по правилам.

«Нафтогаз», прекрасно это понимая, пошел в две наиболее удобные в политическом смысле юрисдикции — Великобританию и Нидерланды, а также в Швейцарию, где зарегистрированы ненавистные Украине Nord Stream и Nord Stream 2. Причем ни о каких тайных подковерных маневрах речи не идет — о намерении арестовать именно эти активы Киев объявил еще в марте.

В итоге 29 мая «Нафтогаз» с помпой накладывает обеспечительные меры на акции Nord Stream и Nord Stream 2 и в перспективе, пусть чисто теоретически, может стать их владельцем. Более сюрреалистический поворот в российско-украинской газовой войне сложно придумать.

Конечно, тут нужно сказать, что «Газпром» обязательно оспорит обеспечительные меры в судах (успех сомнителен), а поскольку счета проектных компаний не заблокированы, строительство «Северного потока-2», видимо, не пострадает. Очевидно также, что руководство «Газпрома» мало озабочено негативным фоном в СМИ и будет действовать в традиционной манере «цыплят по осени считают».

Но ведь «Газпром» не единственный участник «Северного потока-2»: у него есть европейские партнеры, причем некоторые из них, по данным “Ъ”, уже задумываются относительно соотношения выгод и рисков проекта с учетом растущего давления Вашингтона. Ради чего было подвергать западных инвесторов дополнительному репутационному риску, вовлекая их в спор с «Нафтогазом»? Это дело не имеет никакого прямого отношения к Shell, Engie, Uniper, OMV и Wintershall.

В конечном итоге «Газпром» все равно заплатит «Нафтогазу» $2,6 млрд. Но если в марте это воспринималось бы как обидное, но справедливое и корректное выполнение решения арбитража, то теперь — как публичное унижение.

С какими проблемами сталкивается проект газопровода

В середине мая власти США усилили давление на Германию в вопросе прокладки газопровода «Северный поток-2». По их мнению, труба может использоваться Россией для установки разведывательного оборудования в акватории Балтийского моря, заявила заместитель помощника госсекретаря по энергетике Сандра Аудкёрк. Она также напомнила, что принятый в прошлом году закон CAATSA позволяет президенту США Дональду Трампу ввести санкции за инвестиции в российские газопроводы — в результате могут пострадать европейские компании—партнеры «Газпрома».

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение