Коротко

Новости

Подробно

Фото: Игорь Казац / Коммерсантъ   |  купить фото

Дом Романовых движется в направлении России

На что претендует императорский дом

от

Дом Романовых захотел открыть резиденцию в России. Правда, там не рассчитывают на поддержку государства и возвращение императорского имущества. Впрочем, собеседники «Коммерсантъ FM» полагают, что Мария Владимировна — она называет себя наследницей Романовых — намерена заручиться поддержкой властей ради преференций. Сейчас она находится в Крыму. Как ее там встречают и на что претендует дом Романовых? Об этом — Иван Корякин.


Во главе Крыма уже стояли дворяне, а сам регион называли жемчужиной Европы. Правда, это было в романе Василия Аксенова и закончилось довольно плохо. Мария Владимировна — себя она называет Великой Княгиней — от параллелей с романом «Остров Крым» воздерживается. Она открыла выставку живописи в Севастополе и пообещала крымчанам отмену санкций. Впрочем, все не так просто, говорит руководитель экспертной группы «Крымский проект» Игорь Рябов. Княгиня пытается заручиться поддержкой властей: «Она не раз высказывала свои притязания как-то укорениться, получить какой-то статус, землю, чтобы императорский дом обрел сваи, стены и место для приемов. Но таких шагов никто не делает, никто резиденцию царскую не собирается открывать именно в силу того, что нет со стороны российского государства никаких шагов социальных по признанию преемственности царского рода».

Два года назад княгиня сделала любопытное заявление: «Было бы замечательно иметь место, куда можно было бы приехать и отдыхать», — она имела в виду некую резиденцию на полуострове. Тогда же начали говорить о том, что государыня просит преференций и чуть ли не Ливадийский дворец в собственность. Справедливости ради, августейшая особа неблестяще владеет русским языком — ее могли не совсем правильно понять. Зато директор канцелярии главы Российского императорского дома Александр Закатов заверил, что княгиня не рассчитывает на материальную помощь со стороны России: «Современный императорский дом категорически против реституции, и если когда-то — мы надеемся, конечно — будет оформлен правовой статус императорского дома, и они вернутся на постоянное жительство в Россию, но это будет ни в коем случае не в виде возвращения какой-то собственности. Если будет принят такой правовой акт, то, конечно, благодаря поддержке соотечественников мы сможем или что-то построить заново, или, может быть, реставрировать какой-то разрушающийся памятник архитектуры, который никому сейчас не принадлежит».

Пикантность ситуации в том, что Марию Владимировну как главу дома Романовых признают далеко не все — в том числе и другие потомки представителей царской семьи. Общественность, для которой тема самозванцев в Российской истории актуальна со времен Смуты, не оставляет конфликт без внимания. Поэтому если речь и заходит о преференциях со стороны властей, те, кто симпатизируют княгине, ведут себя сдержанно. Среди них и сенатор от Крыма Сергей Цеков: еще в 2013 году он устроил торжественный прием в Ливадийском дворце в честь 400-летия дома Романовых, куда пригласил и Марию Владимировну с наследником. А сейчас, будь его воля, он бы не скромничал, говорит Цеков: «Правильнее было бы, чтобы наша реакция была не только в словах, а были бы какие-то конкретные дела. Можно было бы передать в пользование, в аренду по низким ценам. Мне кажется, что это должно быть все-таки не в Крыму, мне кажется, а где-то в районе Москвы, в Петербурге. Дом Романовых будет заниматься исключительно благотворительной, просветительской деятельностью».

Какими бы ни были намерения Марии Владимировны, она потеряла на полуострове, возможно, главного союзника — Наталью Поклонскую. Четыре года назад княгиня вручила прокурору Крыма Орден Святой Анастасии Узорешительницы, который сама учредила. Но в прошлом году Поклонская награду вернула, потому что Марию Владимировну недостаточно возмутил фильм «Матильда». Словом, непросто августейшим особам найти понимание в демократической России.

Комментарии
Профиль пользователя