Коротко


Подробно

Протекционизм меняет формы и содержание

внешняя торговля

Угроза резкого повышения торговых тарифов вряд ли будет реализована в краткосрочной перспективе, однако риски растущего протекционизма в отношении национальных рынков, по мнению экономистов и чиновников, посетивших ПМЭФ в 2018 году, будут лишь возрастать. Эксперты указали на то, что протекционизм все в меньшей степени измеряется высотой пошлин и применяется в секторах, напрямую не регулируемых тарифами, в частности, в финансовой сфере, что может привести к усилению долговых проблем как в развивающихся, так и развитых экономиках.


Несмотря на объявленную представителями США и Китая договоренность не прибегать к торговым войнам и взаимному повышению пошлин, риски торгового протекционизма по-прежнему являются угрозой для мировой экономики, заявили участники ПМЭФ. Глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард, выступая на панельной сессии с главами РФ, Франции и Японии, назвала протекционизм "самой темной тучей", нависшей над глобальным ростом. Помимо этого она указала на высокие уровни суверенных и корпоративных долгов и ухудшение условий финансирования в развивающихся странах на фоне ужесточения монетарной политики в США. По прогнозу фонда, рост мирового ВВП в нынешнем году окажется самым высоким с 2011 года (3,9%), однако затем вновь начнет замедляться.

Более детально последствия протекционизма обсуждали участники сессии "Экономический протекционизм и глобальные рынки". Так, президент Центра стратегических разработок (ЦСР) Павел Кадочников отметил, что протекционизм "более серьезная история, которая давно началась и активно развивается". Он указал на то, что развитые страны торгуют друг с другом со средним тарифом в 1,6%, развитые с развивающимися — с тарифом около 2%. Однако число нетарифных мер (тарифные квоты и антидемпинг) в 2000 году составляло, по данным ВТО, 3200, в 2017-м — свыше 12 тыс. "Корни этой проблемы лежат в том, что мы не смогли договориться в ВТО по Дохийскому раунду и не понимаем, как дальше строить институциональные условия",— посетовал глава ЦСР. Новые договоренности США и Китая также пока не списываются в правила ВТО (стороны предварительно согласовали увеличение Китаем закупок энергетических и продовольственных товаров из США, однако это противоречит принципу недискриминации поставщиков), либо в администрации США надеются оказать давление на госкомпании КНР, отметил эксперт.

Слабость ВТО беспокоит и российский бизнес. Так, глава "Северстали" Алексей Мордашов, посвятивший большую часть своего выступления защите преимуществ глобализации, выразил опасения, что если инциденты с инициированием односторонних пошлин будут повторяться, то страны попросту утратят желание садиться за общий стол и говорить о торговле. У самой "Северстали" на американский рынок приходилось лишь 3% поставок, и их легко перенаправить, однако отсылки на национальную безопасность при введении пошлин могут привести к непредвиденным последствиям и открывают ящик Пандоры, предупредил бизнесмен. Глава Ассоциации европейского бизнеса Франк Шауфф при этом выразил опасения в отношении защиты и российского рынка. "На уровне ЕАЭС антидемпинг применяется почти в отношении любой зарубежной компании, действуют и ограничения на участие в тендерах госкомпаний",— посетовал господин Шауфф.

Возможные последствия от мер администрации США по защите внутреннего рынка участники дискуссии обсуждали преимущественно в аналогии с периодом повышения тарифов во время президентства Рональда Рейгана. Тогда пошлины были введены в отношении различных поставок из Японии (автомобилей, мотоциклов, телевизоров). "В целом страны были существенно меньше вовлечены в цепочки добавленной стоимости, теперь же в случае введения пошлин в отношении Китая пострадали бы и многие поставщики из других развивающихся стран, направляющие 15-25% своего экспорта в КНР (у РФ около 10%.— "Ъ")",— указал главный экономист Renaissance Capital Чарльз Робертсон. При этом из основных стран-поставщиков в США высокой зависимостью от такого экспорта характеризуется только Мексика.

Ограничения, введенные при Рональде Рейгане, однако, не привели к сокращению дефицита торговли США с Японией, он стал падать после 1985 года по другой причине — почти двукратного укрепления японской иены за пять лет к 1990 году (после этого экономика страны фактически так и не восстановилась), заметил экономист. "Китай с 2005 года также испытывает укрепление юаня, которое может взорвать его экономику, поэтому обменные курсы важнее риторики Дональда Трампа",— полагает господин Робертсон.

Впрочем, потери от протекционизма отнюдь не ограничиваются убытками поставщиков из стран, непосредственно затронутых пошлинами. "Стабильность условий игры приносит выгоду всем участникам цепочки поставок, а торговые ограничения идут вразрез с трендом на развитие технологий и снижение физических ограничений для потребителей",— отметил министр торговли и промышленности Сингапура Ко По Кун. Пока защитные торговые меры не привели к ухудшению кредитоспособности стран, заявил глава подразделения по суверенным рейтингам Fitch Ratings Джеймс Маккормак. Однако он отметил, что, по оценке агентства, речь не идет о снятии риска, "он просто еще не материализовался". Первый зампред ЦБ Ксения Юдаева также указала на повышение волатильности на рынках вследствие торговых разногласий и спрогнозировала увеличение дефицита США в торговле (сейчас он эквивалентен 2% американского ВВП) вслед за фискальной экспансией. "С точки зрения макроэкономики торговая политика отнюдь не является средством корректировки глобальных дисбалансов и торгового дефицита, напротив, фискальное расширение приведет к увеличению дефицита так же, как это было при Рейгане",— добавила госпожа Юдаева.

Замминистра финансов РФ Сергей Сторчак, в свою очередь, выразил обеспокоенность тесной связкой глобальной торговли и глобального долга. "Если будут действовать ограничения на торговлю, санкции, контрсанкции, не ясно, как страны будут получать достаточное количество валюты для обслуживания долгов",— пояснил господин Сторчак, отметив, что считает эту проблему значительной. "Наибольшая угроза глобальному росту исходит из ограничений на финансовых рынках — никто не знает, что именно может стать триггером долгового кризиса, в условиях когда механизм реструктурирования суверенных долгов до сих пор не разработан",— сказал замминистра.

В таких условиях игроки на развивающихся рынках должны развивать собственную финансовую инфраструктуру, призвал глава "ВТБ Капитала" Алексей Яковицкий. "Не секрет, что многие страны, включая РФ, фактически вывели на аутсорсинг большую часть ликвидных потоков капитала и финансовую инфраструктуру — клиринг, инвестбанки, размещения на биржах, однако растущие ограничения и общее изменение потоков капитала между развитыми и развивающимися рынками диктуют потребность в развитии собственных рынков",— отметил он. По мнению главы инвестбанка, деглобализация в банковском секторе началась после ужесточения регулирования в отношении работы банков с рискованными активами — это и сократило доступ развивающихся рынков к дешевой ликвидности. Теперь поддержку российскому рынку, по словам господина Яковицкого, оказывает возвращение капиталов из-за рубежа на фоне санкций, а также переориентация частных инвесторов с вложений в недвижимость на инвестиции в финансовые инструменты.

Татьяна Едовина


"Петербургский международный экономический форум". Приложение от 29.05.2018, стр. 13
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение