Коротко


Подробно

Фото: Валерий Титиевский / Коммерсантъ   |  купить фото

Оппонентов природы видят в экономике замкнутого цикла

экология

"Мусорная" реформа, экономика замкнутого цикла и переход предприятий на НДТ стали основой довольно скромной экологической повестки ПМЭФ-2018. Неожиданно на первый план дискуссий вышла критика экологических протестов, мешающих реализации крупных инвестиционных проектов в различных регионах России. Сами экологи считают, что представители ведомств и ряда компаний не желают слышать голос населения, предпочитая решать природоохранные конфликты точечно и краткосрочно,— это вряд ли можно назвать устойчивой стратегией на пути к "зеленому" развитию.


"Зеленая" повестка форума нынешнего года оказалась заметно беднее прошлых лет. Красной нитью практически через все дискуссии, так или иначе относящиеся к природоохранной тематике, проходила политика в области управления отходами и внедрения наилучших доступных технологий (НДТ). По вопросу "озеленения" промышленности на форуме звучали скорее оптимистичные оценки. Так, специальный представитель президента по вопросам экологии Сергей Иванов, озвучив график перехода компаний на новую систему экологического нормирования на основе НДТ (который по планам должен продолжаться еще до 2025 года), заявил, что большинство крупнейших российских предприятий уже реализовали эти планы.

Зато в области обращения с отходами представители и ведомств, и бизнеса говорили скорее о сложностях реализации новой политики. Заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов рассказал о планах развития переработки отходов и использования вторичных ресурсов (не менее 85% к 2030 году), одновременно посетовав на то, что большинство утвержденных территориальных схем обращения с отходами не ставят снижение объема отходов и их переработку в качестве приоритетов. "Они предпочитают действовать по старому принципу: домохозяйство-контейнер-полигон, в том числе из-за отсутствия механизмов стимулирования, что, в свою очередь, вызвано низким нормативом и низкой платой за утилизацию отходов,— в результате объемы собранного экологического сбора остаются ничтожно малыми",— заявил чиновник, предложивший повысить либо плату для предприятий, либо тарифы для домохозяйств.

Генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса Франк Шауфф, рассказавший о планах сотрудничества европейских и российских компаний в области переработки автомобильных шин и отходов сельского хозяйства, в качестве основного препятствия для инвестиций в отрасль переработки отметил ее излишнюю "зарегулированность", а также недостаток льгот и стимулов. Вторая проблема сектора, по мнению эксперта, отсутствие целевого расходования средств в секторе переработки, так, утилизационные сборы с автомобилей не используются непосредственно на цели переработки и создание новых мощностей. С ним согласился и генеральный директор Coca-Cola HBC Россия Стефанос Вафеидис, предположивший, что развитию сектора не хватает "финансовой целесообразности и масштаба", благодаря которому переработка из статьи затрат сможет стать статьей доходов.

На этом фоне представители и Минпромторга и прочих ведомств продолжали говорить о безопасности мусоросжигательных заводов, аналоги которых работают в центре городов Австрии, Швеции и Японии — против которых в РФ выступают (по словам панелистов) "псевдоэкологические" организации. В целом тема "диверсионных" экологов на удивление занимала довольно существенную роль в "зеленой" повестке форума. В частности, на сессии "Как упорядочить экологическую деятельность на благо экономики" и Сергей Иванов, и министр промышленности и торговли Денис Мантуров, и зампред Думы Ирина Яровая рассказывали о вредной деятельности экологов, которые запугивают людей, чтобы "диктовать свои условия", для решения финансовых или политических задач. Денис Мантуров пожаловался на "заряженных" активистов, выступающих против планов Русской медной компании построить Томинский ГОК в Челябинской области, а также на влияние турецких мусульманских лидеров на экологических активистов в Башкирии, выступающих против отдачи горы Торатау в разработку Башкирской содовой компании. Также присутствовавший на сессии директор института Каспийского сотрудничества Сергей Михеев (автор доклада "Экозащита или эконападение: политические экологи в России и в мире", представленного на днях в Москве,— см. "Ъ" от 21 мая) сообщил, что деятельность экологических активистов в РФ с 2009 года "заблокировала" инвестиции более чем на 1 трлн руб., остановила 47 крупных промышленных проектов и препятствовала созданию около 60 тыс. рабочих мест — в результате ущерб от экопротестов можно сопоставить с негативным эффектом от санкций. В качестве решения проблемы Ирина Яровая предложила обязательное лицензирование экологической экспертизы, а Сергей Иванов — профессиональное образование для "не вызывающих подозрения" экологических экспертов.

"Ключевая угроза для экономического развития и новых инвестиционных планов — не коварные намерения экологов, а "незащищенность прав", в том числе на компенсацию снижения стоимости собственности населения и мелкого и среднего бизнеса при реализации новых проектов",— комментирует директор по природоохранной политике WWF-России Евгений Шварц. По мнению эколога, в целом уровень дискуссий форума (который, кстати, проходил под девизом "Создавая экономику доверия") показывает, что "и представители ряда ведомств, и менеджмент компаний с большим уровнем воздействия на состояние окружающей среды не желают говорить с населением и слышать его в местах размещения потенциально "грязных" производств, предпочитая все решения принимать "сверху".

"Фактически это попытка вернуться к началу 2000-х, когда ошибочно попытались обеспечить ускорение экономического роста и привлечения инвестиций с помощью "экологического демпинга" — однако ситуацию нельзя "отмотать" назад — люди уже начали ценить свое здоровье и благосостояние, и они готовы начинать отстаивать свои интересы",— размышляет эксперт.

Ангелина Давыдова


"Петербургский международный экономический форум". Приложение от 29.05.2018, стр. 18
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение