Коротко


Подробно

Диски за неделю

Юрий Ъ-Яроцкий

Как говаривал в фильме "Асса" герой Сергея (Африки) Бугаева героине Татьяны Друбич, "а это Ник Кейв, певец мой любимейший". Говорить про любимейшего певца можно долго, по поводу и без. В данном случае повод имеется: у австралийского певца Ника Кейва и его группы The Bad Seeds вышел очередной альбом — "Nocturama"(Mute). Диск хороший, да и вообще Кейв представляет собой редкий случай человека, которому плохой музыки записывать не удается.


       Другое дело, что музыка у него бывала самая разная. Угрюмый постпанк его прежней группы Birthday Party широкому кругу слушателей совсем не рекомендуется. Культ вокруг себя Ник Кейв развил в восьмидесятые. Музыкой, которую по аналогии с модным сейчас построком имеет смысл обозвать постблюзом — всякими довольно истошными песнями то о тяжелой мужской доле, то про всякую мистику, от которых традиционно шел мороз по коже. Замочив однажды в качестве лирического героя лирическую героиню своей землячки Кайли Миноуг, Кейв получил мощный эмтивишный хит "Where The Wild Roses Grow" и чуть не превратился в суперзвезду, но как-то выкрутился. То есть хоть сильно поднял свои концертные гонорары, песни стал писать очень тихие и, как раньше, не для всех. Предыдущий, трехгодичной давности диск "No More Shall We Part" вышел еще и глубоко религиозным, заставляющим задуматься о том, какая странная бывает у артистов эволюция. All Music Guide в качестве аналогий этой пластинке приводит не что-нибудь, а "Жертвоприношение" Тарковского, вот так-то.
       Новейшая "Nocturama" была записана очень быстро, всего за неделю. Собственно, запись альбома не то чтобы была запланирована — просто написались новые песни и появилось свободное время, которое группа провела в студии, а результат оказался достойным выпуска в качестве нового диска. "Хотелось вспомнить былые денечки,— говорит Ник Кейв,— те, когда мы записывали все очень быстро, практически играя в студии концерт".
       Получилась то, что, собственно, сказано даже в официальном релизе по поводу "Nocturama" — полная панорама творчества Ника Кейва и The Bad Seeds. Тут и умиротворенные баллады вполне в духе позднего кейвовского творчества, например "Wonderful Life" (ничего общего с известным одноименным хитом ансамбля Black). И жесткие номера вроде "Dead Man In My Bed", название тут говорит само за себя. И песня "Babe, I`m On Fire", на которую все обращают на "Nocturama" особое внимание — 15-минутный истеричный угар, где Кейв берет взрывные аккорды на электрооргане, поминает Билла Гейтса, Пикассо, президента США и, как в старые добрые времена, орет: "Я весь горю, крошка!" Сам исполнитель комментирует ее так: "Просто как-то все само взяло и поехало. Это, типа, песня, которую ты пишешь, когда не пишешь песню". В общем, теперь у Bad Seeds ровно дюжина отличных пластинок, а работа над следующей уже в полном разгаре — наверное, опять все само поехало.
       Еще в продажу поступила "Aminositisomnia" (Sanctuary) — новая работа веселой американской группы Ministry. Ну то есть как сказать — веселой. Группу возглавляет человек по имени Эл Йоргенсон, который считается одной из главных икон американского альтернативного рока, похож на бешеного байкера и много лет играет тяжелый рок со всякими выкрутасами, в том числе и выкрутасами электронными. Самая известная пластинка у Ministry называлась "Psalm 69 — The Way To Succeed And The Way To Suck Eggs", а еще был диск о вреде наркотиков — "Dark Side Of The Spoon", и очень жалко, что такая игра слов не переводится на русский. Юмор неоднозначный, зато музыка у Ministry такая, которую иначе как угарной не назовешь. А что касается нового диска с очередным непереводимым названием, то все очень рады уже тому, что группа после четырехлетнего перерыва снова вернулась к активному творчеству. Не радует только то, что нет среди новых песен таких удивительных технометаллических хитов, как "Jesus Built My Hotrod", хотя, как говорится, и так хорошо.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 13.02.2003, стр. 22
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение