Коротко


Подробно

Неусыпный интерес

Архив

Номера «Огонька» начала прошлого века хранят немало попыток разгадать механизм сна и поставить его на службу человека. Получалось, правда, по современным меркам не всегда научно


Особенный будильник


Фото: Архив журнала "Огонёк"

В 1924 году в «Огоньке» вышел репортаж из лаборатории академика И.П. Павлова, где в тот момент велись исследования сна. «Экспериментатор производит некоторое время ряд тормозных процессов в коре головного мозга собаки; животное впадает в сонливое состояние и затем засыпает так крепко, что разбудить его удается не без усилий,— писал журнал.— Это явление настолько ясно и постоянно, что академик Павлов заключил: торможение и сон — один и тот же процесс. Когда наступает сон, торможение распространяется на значительную часть мозга. И только отдельные "бодрствующие" пункты, точно часовые, сохраняют способность возбуждения». Научное толкование дополнялось примером из жизни: «Мать крепко спит при шуме, стуках, которые раздаются возле нее. Но при слабом крике ее ребенка сразу просыпается».

Гаджет от Морфея


Фото: Архив журнала "Огонёк"

В 1927 году «Огонек» сообщал о новейшем, правда, заграничном, изобретении — «усыпляющей машине». «Древние греки и римляне, верившие во многих богов, олицетворяли сон в виде особого бога Морфея, спускавшегося в ночные часы к людям,— начинал журнал издалека, но затем переходил к сути.— Ныне на роль Морфея претендует немецкий врач, доктор Саломон, получивший патент на машину, вызывающую искусственно сон у людей. Машина эта построена на том принципе, что одноразовый и незначительный шум действует на человека усыпляюще». Впрочем, дальше прототипа, очень похожего по форме на музыкальную шкатулку, дело не пошло.

Пробуждение трезвенника


Фото: Архив журнала "Огонёк"

В 1940 году «Огонек» рассказывал читателям о феномене гипноза, определяя его как «переходное состояние между бодрствованием и сном», во время которого «в сознании человека остается как бы просвет, "сигнальный пункт", через который передаются внушения гипнотизера». Главное, отмечал тогда журнал, гипноз — вещь утилитарная: «лечит алкоголиков». В подтверждение «Огонек» публиковал репортаж с «коллективного сеанса гипноза» в психиатрической амбулатории № 5 Советского района Москвы.

Журнал писал: «Доктор Кинш рассаживает больных. В комнате 25 человек. Кто эти люди? Вот этот, например, полный с апоплексической шеей,— шофер. Пришел доверчиво, с искренним желанием вылечиться от запоя... Старик-печатник. Отекшее лицо густо испещрено синими жилками, руки дрожат. Пить начал давно, еще до революции… Женщина средних лет, работает на заводе штамповщицей. К вину пристрастилась на вечеринках и теперь чувствует, что сама бессильна побороть дурную привычку... Щелкнул выключатель. В комнате разлился мягкий, приятный для глаз свет. Тишина. Больные сидят неподвижно… Повинуясь гипнотическому внушению врача, лица постепенно теряют свое выражение, веки смыкаются. Наступает глубокий, спокойный сон. "Вас,— говорит доктор,— к спиртным напиткам не тянет и не будет тянуть!"…Словно по мановению люди открывают глаза, просыпаются. Отпустив больных, усталый, но довольный врач делится успехами: "Кое-кто из этой группы накануне исцеления!"».

Усыпить язву


Фото: Архив журнала "Огонёк"

В 1949 году «Огонек» писал об экспериментальной «сонной терапии». «В Институте хирургии им. А.В. Вишневского искусственный сон используют как новое лечебное средство,— сообщал журнал.— Больному после операции дают снотворное. Затормаживая кору головного мозга, сон оберегает от истощения нервную систему, иначе существует риск болевого шока, когда проходит действие новокаина, а повреждения быстрее заживляются». «В некоторых случаях, оказывается, сон вообще может заменить операцию,— впечатлял читателей "Огонек".— В Институте хирургии профессор А.А. Вишневский вместо операции подверг сонной терапии свыше 500 человек, страдающих язвой желудка, язвами конечностей, спонтанной гангреной и другими заболеваниями. Подавляющее большинство избавилось от недуга». Однако детали уникальной методы не разъяснялись.

Покой надолго


Фото: Архив журнала "Огонёк"

В 1953 году профессор А.Л. Мясников, директор Института терапии Академии медицинских наук СССР, рассказывал в «Огоньке» о способах лечения гипертонии с помощью сна. «В лечении гипертонии главную роль играет воздействие на центральную нервную систему, на ее высшие отделы — головной мозг и подкорку,— объяснял профессор и переходил собственно к описанию ноу-хау.— Сонная терапия основывается на павловском принципе охранительного торможения. Лечебный сон — он длится три-четыре недели с короткими перерывами для приема пищи — устраняет застойные очаги возбуждения. В тех случаях, когда больной плохо переносит подобное лечение, рекомендуется удлиненный сон, который занимает не больше 12 часов в сутки».

Источник: «Огонек», 1924, № 41; 1927, № 2; 1940, № 14; 1949, № 42; 1953, № 39

Подготовила Мария Портнягина


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение