Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Нас утро встречает Мадуро

Венесуэльцы и корреспондент “Ъ” на рассвете пришли к избирательным участкам

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В Венесуэле в воскресенье состоялись президентские выборы. Сторонники «социализма XXI века» голосовали за действующего президента Николаса Мадуро. Его противники — те, кто не внял призыву оппозиции бойкотировать выборы,— отдавали голоса одному из трех альтернативных кандидатов, главным образом Энри Фалькону. Корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко рано утром выяснял, кто пришел на избирательные участки еще до их открытия, а днем стал свидетелем того, как господина Фалькона встречали в штате Лара, который он девять лет возглавлял в качестве губернатора.


Предрассветное голосование


На финальном предвыборном митинге в Каракасе Николас Мадуро много раз повторил просьбу прийти на избирательные участки в пять утра, то есть за час до их открытия. Видимо, так чависты должны были продемонстрировать, что полны решимости отстаивать идеалы боливарианской революции. Еще до рассвета по городу начали ездить автомобили с динамиками, из которых доносились звуки горна: они будили тех несознательных жителей Каракаса, которые поначалу не собирались прислушаться к призыву господина Мадуро. «Венесуэла — стран живая, демократичная и независимая. Готовьтесь исполнить свой долг»,— убеждал голос из динамиков.

Наличие ранним утром очереди на избирательном участке зависело от того, в каком районе Каракаса он расположен. Так, в Чакао, где живет средний класс, в 5:30 утра у входа на участок, расположившийся в местном лицее, было больше членов избирательной комиссии, чем пришедших проголосовать. «Все пройдет спокойно и в рамках конституции. Все будет сделано для процветания страны»,— заверила корреспондента “Ъ” член комиссии, женщина по имени Беатрис. По итогам дня ожидается большая явка, добавила она.

В кварталах победнее желающих проголосовать сразу после открытия участков оказалось явно больше. О своих предпочтениях они прямо не говорили, но их выдавала революционная лексика.

«Для нас норма — подниматься с первым звуком горна»,— заявила “Ъ” жительница Каракаса Крусита.

В качестве приоритета для нового правительства она назвала «противостояние экономической войне», которую ведут враги Венесуэлы и о которой в каждом своем выступлении говорит президент Мадуро.

Найти действующего президента в избирательных бюллетенях не составляло труда.

Его фотография была напечатана в них десять раз — по числу партий и движений, которые его поддержали.

У главного оппозиционного кандидата Энри Фалькона в бюллетенях было четыре фото, у остальных — Рейнальдо Кихады и Хавьера Бертуччи — по одному.

Сам Николас Мадуро проголосовал в числе первых на одном из избирательных участков Каракаса. Тем временем Энри Фалькон с утра сел в самолет и отправился на участок в городе Баркисимето — столице штата Лара, который возглавлял в 2008–2012 и 2013–2017 годах. Уже по дороге из аэропорта стало ясно, что в полном смысле слова вотчиной господина Фалькона этот штат не назовешь. По пути на избирательный участок, открытый в спортзале одной из школ, журналисты не заметили ни одного плаката, призывавшего голосовать за бывшего губернатора. Зато было множество плакатов и граффити в поддержку Николаса Мадуро — часть из них, правда, была в разводах от краски, явно не случайно оказавшейся на лице президента.

Вначале особого ажиотажа на участке не наблюдалось. Люди привычно коротали время в очередях, но о своих политических предпочтениях распространялись неохотно.

«Каждый из венесуэльцев должен сам для себя определить, кто его кандидат»,— ушел от ответа на вопрос “Ъ” о политических предпочтениях житель Баркисимето Хосе Эскалоне. Потом он, впрочем, выразил сожаление в связи с тем, что в стране «слишком много популизма», а также похвалил Энри Фалькона за то, что он в бытность губернатором преобразил столицу штата, в частности активно занимаясь совершенствованием инфраструктуры и строительством новых объектов. По мнению господина Эскалоне, большинство жителей Лары поддерживают Энри Фалькона. С этой оценкой, однако, не согласилась Йоана Ориана, пришедшая на участок с маленькой дочкой. «Я работаю в системе образования. Фалькон, будучи губернатором, совершил в этой сфере множество ошибок. Многие люди его по-прежнему поддерживают, но в основном все разочаровались»,— заявила она “Ъ”.

Между тем появление Энри Фалькона на участке местных жителей взбудоражило. Он подошел к зданию школы в окружении десятков своих сторонников. Расцеловал членов избирательной комиссии, сфотографировался с желающими, погладил по головкам пришедших с родителями детей и, наконец, проголосовал. В это время половина зала неистово аплодировала, вторая молча смотрела на происходящее. Затем господин Фалькон устроил импровизированную пресс-конференцию, в ходе которой повторил основные тезисы своей предвыборной кампании. О том, что «Венесуэла сейчас переживает трагедию и серьезнейший кризис, голодает и нищает». Сказал о необходимости экономических реформ и обращения за гуманитарной помощью ко всем, кто ее готов предоставить — «пусть то будут США, Китай, Россия, Бразилия, Аргентина или кто бы то ни было еще». О целесообразности участия в выборах с целью смены режима мирными, конституционными методами.

Впрочем, с последним тезисом согласны далеко не все венесуэльцы.

«Я пойду на избирательный участок, так как сейчас работаю в правительстве. Но ни жена, ни дети, ни сестра, ни теща, ни друзья не пойдут. Нет смысла»,— заявил “Ъ” накануне голосования житель Каракаса Анибаль, бывший сотрудник личной охраны Уго Чавеса.

«Фалькон, даже если бы и выиграл, всего лишь создал бы иллюзию наличия у нас альтернативы и демократии. Но на самом деле он пешка в руках правительства,— заявила “Ъ” 30-летняя Сусанна, работающая в венесуэльской столице в офисе одного из агентств ООН.— Мое участие в выборах ничего не изменит. При этом с международной точки зрения Николасу Мадуро поставили шах. И сопротивляться этому у него нет сил: Венесуэла — это не Россия. Каждый раз властям нужно прилагать все больше усилий, чтобы удержаться». Собеседница “Ъ” добавила, что сейчас для проведения честных выборов в стране нет необходимых условий, а электоральная система не защищена от возможного вмешательства.

«Разнообразные мифы» и «бредовые теории»


В Национальном избирательном совете (НИС) Венесуэлы утверждают, что в стране была «создана уникальная в мировой практике система гарантий для избирательных кампаний». На сайте НИС выложены презентации на четырех языках (испанском, английском, французском и русском), где подробно разъясняются принципы действия и защиты автоматической системы голосования, а также различные методы, исключающие возможность махинаций. В частности, сообщается, что в день выборов проводится аудиторская проверка результатов, выборка включает 54% машин для голосования, в ней участвуют члены избирательной комиссии, а за процедурой могут следить все желающие.

При этом в одной из презентаций отмечалось: «Имеется множество разнообразных мифов, и практически о каждой фазе выборного процесса выдвигаются бредовые гипотезы, утверждающие, что венесуэльская избирательная систем и, следовательно, результаты ее работы не являются легитимными». Виноваты в этом, по мнению чиновников избирательного совета, «международные средства массовой информации», а также местная оппозиция. Последнюю при этом обвинили (уже в другой презентации) в кампании «насилия против электоральной власти». «Атаки, в некоторых случаях организованные и реализованные политическими организациями и их руководителями, имели форму прямых нападений на объекты, руководителей и сотрудников НИС, а также на их семьи»,— говорится в документе.

У оппозиции тем временем были свои претензии к избирательной системе. Энри Фалькон на встречах с руководством НИС не раз говорил о неравном доступе кандидатов к СМИ. А в воскресенье он отметил попытки властей подкупить избирателей, а также давление на наблюдателей.

Выражение непризнательности


Куда большей, чем кандидат Фалькон, критике избирательный процесс заранее подвергли некоторые соседи Венесуэлы. 14 мая министры иностранных дел так называемой группы Лимы (12 стран Латинской Америки) призвали Николаса Мадуро отменить голосование, так как оно «нелегитимно и к нему нет доверия». «Голосование было объявлено незаконными властями, запланировано без участия независимых международных наблюдателей и без каких-либо гарантий»,— говорится в резолюции. Такой же позиции придерживаются в США и по другую сторону океана: глава европейской дипломатии Федерика Могерини ранее выразила «глубокое сожаление, что выборы были созваны без широкого согласия в отношении избирательного графика и условий для заслуживающего доверия и всеобъемлющего избирательного процесса».

«Какого черта меня должно волновать, что говорят в Европе и Вашингтоне!» — восклицал Николас Мадуро на одном из предвыборных митингов. Как пояснил “Ъ” венесуэльский эксперт по конституционному праву Хесус Сильва, кампания абсолютно законна с конституционной точки зрения, потому что кандидаты свободно принимали решение об участии в ней. «И с электоральной точки зрения все правильно: все участники вели предвыборные мероприятия, от всех из них на участках были наблюдатели. С политической точки зрения равенства нет: все сторонники революции объединены вокруг Николаса Мадуро, а оппозиция разделена между несколькими кандидатами и сторонниками бойкота. Но кризис оппозиции — это же никак не юридическая проблема. И не вина правительства Мадуро»,— заявил собеседник “Ъ”. Он отметил, что решение ряда стран не признавать выборы является политическим и не имеет никакого значения с точки зрения международного права. При этом такой шаг, как считает Хесус Сильва, не должен остаться незамеченным: «Венесуэла должна усиливать торговые отношения с теми странами, которые уважают ее независимость — например, Россией, Китаем и Ираном».

Еще до выборов директор латиноамериканского департамента МИД РФ Александр Щетинин заявил «РИА Новости»: «Для нас проблемы признания или непризнания итогов выборов не стоит. Мы исходим из того, что основным является волеизъявление народа». А посол России в Каракасе Владимир Заемский накануне голосования в интервью “Ъ” отметил: в Москве считают неправильной позицию непризнания выборов до их проведения. Дипломат рассказал о своем разговоре с членом НИС Луисом Эмилио Рондоном — «единственным, кто блюдет в совете интересы оппозиции». «В прошлый вторник господин Рондон вместе с остальными членами НИС присутствовал на подписании протокола о сотрудничестве с ЦИК России. После этого он подошел ко мне и сказал: “В наших внутривенесуэльских проблемах должны разбираться мы сами. И за то, что вы оказываете нам такую поддержку, чтобы мы смогли это сделать, очень вам признательны”»,— заявил господин Заемский. При этом он напомнил: Луис Эмилио Рондон «заявил в процессе подготовки к выборам, что условия их проведения практически те же, какие были в декабре 2015 года, когда оппозиция одержала впечатляющую победу» на выборах в парламент.

Напомним, что делегация из Москвы (в лице члена ЦИКа Василия Лихачева, председателя совета Российского общественного института избирательного права Игоря Борисова и координатора Национального общественного мониторинга Романа Коломойцева) стала одной из тех, кто согласился приехать в Каракас. Ни в ООН, ни во внешнеполитической службе ЕС, ни в Конгрессе депутатов Испании, ни в парламенте МЕРКОСУРа (Общего рынка стран Южной Америки) на приглашение венесуэльских властей не ответили.

Между тем, по подсчетам Николаса Мадуро, в Венесуэле все-таки присутствовали наблюдатели из примерно 40 стран, в том числе, например, Италии и Великобритании.

Как рассказал “Ъ” Игорь Борисов, на встрече с ними господин Мадуро «детально рассказал о процедуре голосования — с момента захода избирателя на участок до того момента, как он его покинет». «Президент продемонстрировал всю полноту знаний»,— заявил эксперт, предположив, что такое внимание к деталям стало следствием давления извне, связанного с якобы не защищенной от вмешательства венесуэльской системы голосования. Он отметил, что «власти всячески пытались обеспечить прозрачность и открытость процедуры», а результаты голосования предсказывать было сложно — «и среди организаторов выборов, и в штабах кандидатов чувствовалось напряжение и нервозность».

Павел Тарасенко, Венесуэла


Комментарии
Профиль пользователя