Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Транспорту дали нового министра

Минтранс возглавил «автодорожник» Евгений Дитрих

Кресло министра транспорта в новом правительстве занял первый замминистра Евгений Дитрих. Он сменил на этом посту Максима Соколова, чье дальнейшее место работы пока не известно. Господин Дитрих курировал дорожный сектор, и его назначение высоко оценивает отрасль, ожидающая притока денег в дорожное строительство,— президент пообещал на это 11 трлн руб. Курировать работу нового министра будет новый профильный вице-премьер—первый замруководителя аппарата правительства Максим Акимов, который пришел на смену вице-премьеру Аркадию Дворковичу.


В пятницу Дмитрий Медведев предложил президенту ввести в состав нового правительства в качестве министра транспорта Евгения Дитриха, занимавшего до этого момента кресло первого заместителя главы министерства. На этом посту он сменил Максима Соколова, возглавлявшего министерство с 2012 года. Президент утвердил кандидатуру господина Дитриха.

О том, что Максим Соколов может не войти в состав нового правительства, заговорили после того, как 29 сентября 2017 года министр получил от президента дисциплинарное взыскание в связи с ситуацией с «ВИМ-Авиа». Компания в сентябре начала допускать сбои с вывозом пассажиров, а в октябре из-за отсутствия средств была вынуждена остановить полеты. А в конце декабря, когда вице-премьер Юрий Трутнев предложил наложить еще одно взыскание за проблемы со строительством и реконструкцией аэропортов Дальнего Востока, подозрение о грядущей потере поста лишь укрепилось (см. “Ъ” от 25 декабря 2017 года). Дисциплинарное взыскание за «ВИМ-Авиа», впрочем, президент 6 мая своим указом снял.

Что известно о новых людях в правительстве Дмитрия Медведева

Читать далее

Евгения Дитриха прочили в преемники господина Соколова с конца апреля, однако до последнего момента интрига не разрешалась. Среди других возможных кандидатур на этот пост назывались глава ОАО РЖД Олег Белозеров (до назначения в ОАО РЖД в 2015 году был замом господина Соколова в Минтрансе), гендиректор «Аэрофлота» Виталий Савельев, экс-глава Минтранса, а ныне помощник президента Игорь Левитин, глава «Автодора» Сергей Кельбах.

Евгений Дитрих родился в Мытищах в 1973 году, окончил МИФИ по специальности «прикладная математика». Работал в Минимуществе, Минэкономики, с 2005 по 2012 год занимал должность замглавы Росавтодора, с 2012 по 2015 год работал в аппарате правительства, параллельно возглавляя Ространснадзор. 14 октября 2015 года назначен первым замминистра транспорта.

В Минтрансе господин Дитрих курировал автодорожную отрасль. Эту отрасль ожидает масштабный приток средств: в марте в послании Федеральному собранию Владимир Путин пообещал «в ближайшие шесть лет практически удвоить расходы на автомобильные дороги, направить на эти цели более 11 трлн руб.».

«Несмотря на то что Евгений Дитрих в ранге первого зама курировал Росавтодор, госкомпанию “Автодор”, проект “Безопасные качественные дороги”, ошибочно будет считать, что министром стал отраслевик-дорожник,— говорит глава общественного совета при Минтрансе РФ Михаил Блинкин.— Нет: это универсальный человек, владеющий всеми транспортными темами, разбирающийся во всех видах транспорта. Вводом Крымского моста он тоже занимался, и этот факт, уверен, ему тоже поставили в плюс». Евгений Дитрих давно известен в транспортной и управленческой сфере, рассказывает глава Союза пассажиров России, член общественного совета при Минтрансе Кирилл Янков. «За это время он себя ничем особо не запятнал, как, впрочем, ничем особым себя и не проявил,— говорит он.— У него статус очень старательного чиновника. Думаю, что теперь у него появится возможность себя показать и, надеюсь, с лучшей стороны. Надеюсь, что в транспортной сфере, куда скоро пойдут большие деньги, теперь произойдут какие-то серьезные изменения».

В транспортном сегменте часто возникают разного рода конфликты, добавляет Михаил Блинкин: «То дальнобойщики бастуют, то еще что-то». «Евгений Дитрих в этом плане бесстрашный и политически отважный — готов со всеми встречаться, ругаться, доказывать свою точку зрения»,— говорит он.

Президент ассоциации «Грузавтотранс» Владимир Матягин вспоминает, что именно господин Дитрих вел переговоры с дальнобойщиками и перевозчиками во время запуска системы «Платон» в 2015 году. «Тогда он себя показал, как человек понимающий, здравомыслящий, вникающий в проблемы,— говорит господин Матягин.— На рабочих группах он выступал своеобразным арбитром между перевозчиками и своими коллегами-чиновникам». По его словам, когда перевозчики предложили в рамках системы «Платон» ввести систему постоплаты, возникла «жаркая дискуссия», но в итоге с подачи Евгения Дитриха идея была поддержана. «На мой взгляд, назначение его министром — это положительная тенденция,— отмечает Владимир Матягин.— Вероятно, теперь он будет менять структуру министерства. Мы рассчитываем, что новый министр будет больше уделять внимания проблемам грузового транспорта, возможно, для этого создадут новый департамент».

Одновременно с этим в новом составе правительства, как и прогнозировалось, новым вице-премьером, курирующим транспорт, будет Максим Акимов, работавший ранее вице-губернатором Калужской области (2007–2012 годы) и замруководителя аппарата кабмина (2012–2018 годы). В связи с этим определенная интрига сохраняется вокруг дальнейшей судьбы правительственной комиссии по безопасности дорожного движения — важного консультационного органа, потенциально способного повлиять на судьбы всех автомобилистов в России. Это комиссию, судя по всему, теперь возглавит господин Акимов.

Дело в том, что в прежнем составе правительства ее возглавлял Игорь Шувалов, известный тем, что на заседаниях часто выслушивал представителей общественности (фаворитом был экспертный центр Probok.net) и давал ГИБДД поручения проработать тот или иной вопрос. Так, к примеру, было с разрешением поворота на красный свет светофора (вопрос так и не решился), введением приоритетного проезда на круговом движении (по итогам были внесены поправки в ПДД), разрешением ездить мотоциклистам между рядами (от этой идеи отказались), применением камер «Автодория» на дорогах Москвы (не применяется в столице с прошлого года) и т. д. По данным “Ъ”, ГИБДД часто выступала против многих инициатив, озвученных на комиссии, но решением господина Шувалова некоторые из них воплощались. Кроме того, через комиссию лоббировались различные поправки к правилам дорожного движения, необходимые и нужные столичному правительству и департаменту транспорту Москвы: известно, что у вице-мэра Максима Ликсутова и Игоря Шувалова были хорошие отношения.

А вот депутаты, ответственные за безопасность движения в Госдуме (в частности, Вячеслав Лысаков), господина Шувалова, как правило, критиковали и в состав комиссии не входили. Отчасти по этой причине многие законодательные инициативы, рожденные в недрах комиссии (например, законопроект о передаче полномочий по администрированию штрафов), долго тормозились.

На данный момент не ясно, будет ли меняться состав участников комиссии в связи с приходом нового вице-премьера. «В прежнем виде в этом органе я видел мало смысла,— заявил “Ъ” господин Лысаков.— Работа его была довольно бессистемная, собиралась комиссия нечасто. Состав был странный — представители всех ведомств входили, но почему-то представителей нашего, ответственного за административное законодательство, не было. Специалистов, глубоко разбиравшихся в проблематике, в аппарате комиссии тоже не было. Нужно, чтобы комиссия стала влиятельным координирующим органом — неким правительственным информационным центром, и новый вице-премьер, надеюсь, сделает все для этого. Если же комиссия продолжит работать по прежней схеме, то смысла в ней не вижу».

Впрочем, глава экспертного центра Probok Александр Шумский с господином Лысаковым не согласен. «Все реальные обсуждения и дискуссии по теме безопасности движения проходили именно в рамках комиссии,— заявил он “Ъ”.— Обычно решения принимаются в одном, двух кабинетах, но на комиссии, наоборот, всегда звучали разные точки зрения». По его словам, именно в рамках совещаний было принято решение использовать уменьшенные дорожные знаки — сначала в Москве в качестве эксперимента, затем это их закрепили в ГОСТе. «Эту идею, кстати, вынашивали очень много лет, но пока она не дошла до правительственной комиссии, ничего не делалось»,— отмечает господин Шумский.

Он также напомнил про недавно утвержденную стратегию по повышению безопасности дорожного движения до 2024 года, предполагающую радикальное снижение смертности: документ также готовился правительственной комиссией и Госавтоинспекцией. «Игорь Шувалов брал на себя ответственность за принятие решений, не боялся критики,— подчеркнул Александр Шумский.—

Раньше ГИБДД отрицало любые инициативы, сейчас руководство современное и мы надеемся на совсем другой подход в работе».



Источник, знакомый с работой комиссии, также напомнил о термине «Опасное вождение», появившийся в ПДД после общественного обсуждения в 2016 году во многом по инициативе комиссии и господина Шувалова. А ранее, говорит собеседник “Ъ”, был утвержден правительственный план по снижению числа выездов на встречную полосу и ужесточены требования к автошколам, что также дало результат в виде снижения аварийности.

Наталья Скорлыгина, Иван Буранов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

ежемесячный журнал

обсуждение