Коротко


Подробно

Фото: AFP

Николас Мадуро снял злых духов с выборов

В Венесуэле завершилась предвыборная кампания

В Венесуэле вчера завершилась предвыборная кампания, по итогам которой президент Николас Мадуро надеется удержаться в кресле лидера страны, уже несколько лет охваченной политическим и экономическим кризисом. В бюллетенях еще три фамилии, но де-факто конкуренцию господину Мадуро может составить лишь Энри Фалькон — бывший чавист, который в 2010 году переметнулся на сторону оппозиции, но перед началом этой кампании не поддержал ее решение о бойкоте выборов. За ситуацией в Каракасе в последний день кампании наблюдал корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко.


Уже на пути из аэропорта Каракаса становится ясно, кто провел самую активную предвыборную кампанию. Плакаты с изображением Николаса Мадуро украшают едва ли не каждый столб. Столь же часто встречаются граффити в его поддержку. Агитация других кандидатов на этом фоне смотрится блекло.

Предельная концентрация революционно-красной символики вчера была замечена в самом центре Каракаса, на митинге сторонников президента Мадуро. Еще накануне близлежащие улицы оказались заполнены белыми автобусами национальной гвардии — бойцов из соседних регионов привезли в столицу для охраны правопорядка.

Утром к этим автобусам добавились и автобусы с участниками — их также привезли из регионов. Люди собирались группами и обсуждали предстоящий праздник, в то время как их руководители устраивали перекличку. Тем временем по всему центру города установили сцены с колонками, из которых доносились латиноамериканские ритмы. Подборка песен была специфической: «Команданте никогда не умрет», «Вперед, Нико».

За главной сценой собрались те, кого организаторы позвали в этот день быть рядом с Николасом Мадуро: например, колонна женщин в белых косынках и красных майках с надписью «Повара Родины». Одна из женщин рассказала “Ъ”, что это организация, которая распределяет продукты по школам и готовит детям еду.

Самой стройной была колонна отставных военных. Один из них на вопрос “Ъ”, обязательным ли было посещение манифестации, молча кивнул.

Собеседник “Ъ” с бейджем «Министерство нефтяной промышленности Венесуэлы» рассказал, что главы управлений и отделов собирали на этот митинг своих подчиненных. Впрочем, он заверил, что большинство избирателей по-прежнему любят Уго Чавеса и ценят его преемника Николаса Мадуро.

Ведущие митинга убеждали собравшихся в том, что «Родина — это как женщина, поэтому ее надо беречь и любить», и призывали прийти на участки и «предоставить Николасу Мадуро всю полноту власти». В этом же участников митинга чуть позднее убеждал и сам Николас Мадуро.

Кстати, начал он свою предвыборную кампанию столь же театрально — с участия в шаманском обряде. Представитель одного из коренных народов в красной набедренной повязке и головном уборе с перьями отогнал от президента злых духов. А тот в ответ заявил: «Путь, по которому я иду, благословенен».

Преградить ему путь могла бы венесуэльская оппозиция. Напомним, что в 2013 году Николас Мадуро опередил оппозиционного кандидата Энрике Каприлеса всего на 1,49%. Но на этих выборах сложилась принципиально иная ситуация: оппозиционная коалиция «Круглый стол демократического единства» кампанию бойкотировала, назвав ее фарсом.

Среди ключевых претензий к Николасу Мадуро — преследование его политических оппонентов. «В Венесуэле нет независимой юридической системы, что позволяет властям незаконно арестовывать лидеров оппозиции»,— согласился в разговоре с “Ъ” директор Human Rights Watch по Северной и Южной Америке Хосе Мигель Виванко. В качестве самого громкого дела он назвал приговор, вынесенный лидеру партии Voluntad Popular («Народная воля») Леопольдо Лопесу: ему присудили 14 лет тюрьмы за подстрекательство к антиправительственным протестам, хотя, по словам господина Виванко, «представленные доказательства вины политика были абсурдными». «Подобных случаев множество»,— резюмировал собеседник “Ъ”.

На улицах Каракаса встречаются стены, разрисованные надписями «Я не голосую» — к мнению оппозиции многие прислушались. По словам одного из собеседников “Ъ” из числа жителей города, люди — даже те, кто несколько лет назад выходил на акции протеста,— «пали духом» и теперь не верят в возможность перемен в результате выборов, так как власти «могут провернуть любые махинации». При этом житель Каракаса отметил, что «если все придут на участки, то Мадуро тотчас же не станет».

Один из видных оппозиционеров занял такую же позицию. Вопреки мнению соратников, свою кандидатуру на выборах выдвинул экс-губернатор штата Лара и бывший мэр третьего по величине города страны Баркисимето Энри Фалькон. До 2010 года он придерживался идеалов Боливарианской революции, но затем публично подверг критике политику властей, переметнулся в противоположный лагерь и впоследствии даже стал руководителем предвыборной кампании господина Каприлеса. «У венесуэльцев должно быть право на выбор между продолжением гибельного правления Мадуро и поддержкой прогресса и справедливости»,— пояснил он в колонке для New York Times свое решение идти на выборы. Тактику бойкота политик назвал бессмысленной и неэффективной, отмечая: «Мадуро просто подарят еще шесть лет у власти». Свою позицию при этом он подкрепил примерами неожиданно успешных выступлений оппозиции на выборах против авторитарных режимов — «от Аугусто Пиночета до Слободана Милошевича». «Правительства не выигрывали на выборах, которые проходили в условиях гиперинфляции,— за исключением случаев (как в Зимбабве в 2008 году), когда оппозиция совершила фатальную ошибку и бойкотировала выборы»,— убеждал скептиков Энри Фалькон.

Однако в итоге господин Фалькон столкнулся с жесткой критикой с обеих сторон. Один из самых влиятельных представителей руководства страны, первый вице-президент Единой социалистической партии Венесуэлы Диосдадо Кабельо назвал кандидата в президенты «предателем Боливарианской революции». А, например, ярый критик чавизма, генсек Организации американских государств (объединяет большинство стран Западного полушария) Луис Альмагро заверил, что Энри Фалькон — «инструмент в руках диктатуры Николаса Мадуро». «Мы просили венесуэльских оппозиционеров, чтобы они отделили зерна от плевел. Фалькон оказался единственным незерном»,— сказал господин Альмагро.

«Не думаю, что Фалькон — настоящий оппозиционер, он оппортунист»,— заверил “Ъ” почетный профессор Центрального университета Венесуэлы Карлос Сабино, упомянув также личные амбиции лидеров оппозиции. Между тем венесуэльский эксперт по конституционному праву Хесус Сильва отметил, что господин Фалькон «представляет важный сектор мирной оппозиции страны, которая признает, что выборы — единственный путь решения проблем». «Есть и другие оппозиционеры — те, которые прибегают к насилию и предпочли бы выборам военное вторжение американцев. К счастью, у них с каждым днем все меньше сторонников»,— заявил собеседник “Ъ”.

Обходиться без радикализма в ходе кампании призывали и оставшиеся два кандидата. Рейнальдо Кихада, как и Энри Фалькон, поддерживал лидера Боливарианской революции Уго Чавеса, но отказал в поддержке Николасу Мадуро. Сейчас он выступает за «продолжение революционного процесса», при этом критикуя нынешнее руководство страны за создание раскола в обществе и уничтожение частного сектора экономики. Наконец, четвертый кандидат — бывший пастор, блоггер и предприниматель Хавьер Бертуччи, отстаивающий традиционные ценности. В ходе кампании он устраивал акции помощи бедным венесуэльцам (команда политика распространяла в соцсетях информацию о них с хештегом «Супчик надежды») и утверждал, что решение баллотироваться принимал «совместно со Святым Духом».

Помогло ли это ему, станет известно 20 мая, в день выборов. Социологи называют фаворитом Николаса Мадуро, прогнозируя ему более убедительную победу, чем в 2013 году.

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение