Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Сотрудничество в сфере мирного атома не попадает под санкционное давление»

Глава «Росатома» Алексей Лихачев — в интервью «Ъ FM»

Как американские санкции против Ирана скажутся на проектах «Росатома» в этой стране? И какой сейчас в мире спрос на строительство АЭС российскими специалистами? На эти вопросы в интервью корреспонденту «Коммерсантъ FM» Владимиру Расулову ответил глава госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев на форуме «Атомэкспо-2018» в Сочи.


— На каком этапе сейчас находится сотрудничество с Ираном в сфере ядерной энергетики, в том числе в свете международных санкций?

— Я бы хотел напомнить, что первый блок атомной станции «Бушер» был сдан иранскому заказчику в 2013 году. В 2014 году мы подписали новое соглашение о возможности встроить до восьми блоков на этой площадке и старте проекта — втором и третьем «Бушере». Совместный всеобъемлющий план действий вступил в силу 16 января 2016 года, причем день имплементации наступил благодаря вывозу, который осуществляла Россия, «Росатом» в частности, обогащенных материалов с территории Ирана. Мы остаемся приверженцами СВПД, и вместе с европейскими странами, КНР, и, кстати, с учетом мнения МАГАТЭ, должны сделать все, чтобы сохранить СВПД как механизм контроля нераспространения ядерного оружия. Тем не менее, исходим из того, что сотрудничество в атомной сфере, в сфере мирного атома, в том числе строительство атомных станций не попадает под санкционную политику. Что касательно законодательных инициатив, которые сегодня находятся в Государственной думе, то это право законодателя наделить президента Российской Федерации дополнительными полномочиями для того, чтобы адекватно отвечать на внешнеполитические вызовы. Как бы ни развивался этот сценарий, могу заявить только одно: «Росатом» сделает все от себя зависящее, чтобы полностью исполнить все обязательства перед нашими иностранными партнерами.

— На нынешнем «Атомэкспо» представлены около 70 стран, что говорит о неослабевающем интересе к мероприятию и в целом к теме развития атомной энергетики в мире. Если посмотреть на это в практической плоскости, как вы лично оцениваете интерес сейчас к атомным проектам со стороны условных стран-новичков? Можно ли считать устойчивым трендом появление реальных запросов со стороны новых стран на строительство атомных электростанций?

— Я бы хотел начать с того, что нам интересны две группы стран. Первая группа, которая продолжает и ускоряет движение по развитию уже существующей компетенции, и те страны, которые приняли решение о поэтапном выводе энергетических компетенций из атомной сферы. Практическая оценка — это большой кусок работы, это весьма солидные деньги, даже имея в виду работу только с ядерным наследием в тех или иных странах. Если же говорить о так называемых странах-новичках, то здесь не только коммерческая заинтересованность, но и такая, если хотите, идеологическая поддержка этих стран. Вот главные черты нашего отношения. Практически все они имеют еще очень высокие темпы экономического роста как национального продукта, так и отдельных компетенций, особенно в терминах четвертого технологического уклада. Мы готовы идти с ними в будущее, нам интересно. Мы поддержим их в том числе и в одностороннем порядке, помогая создавать ядерную инфраструктуру, готовя кадры. И очень надеемся, что это сторицей нам вернется, окупится в ближайшие десятилетия.

— Достаточен ли сейчас спрос на строительство АЭС и компенсирует ли он сокращение объемов строительства за последние десять лет на традиционных рынках?

— Да. За последнее десятилетие в целом атомная генерация выросла более чем на 20 ГВт — это солидная цифра с учетом, понятное дело, замещения. Но при этом мы понимаем, какие грандиозные задачи стоят впереди по строительству, если действительно планета начнет смену тренда в электрогенерации с углеводородной на «зеленую».

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение