Коротко

Новости

Подробно

Гексоген занесли на грязных перчатках

Наиболее интересными в протоколах о возбуждении и прекращении уголовного дела

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4


Корреспондент Ъ ОЛЬГА Ъ-АЛЛЕНОВА ознакомилась с материалами уголовного дела, полученного депутатом Сергеем Ковалевым накануне судебного заседания в Генпрокуратуре, и выяснила, что в деле о "рязанских учениях" не все так однозначно, как утверждает ФСБ.

Наиболее интересными в протоколах о возбуждении и прекращении уголовного дела против сотрудников УФСБ РФ по Рязанской области выглядят выводы следствия о характере вещества, находившегося в мешках, и разногласия в оценке этого вещества разными специалистами. Дело в том, что, как следует из протоколов, после того, как мешки были обнаружены и жители эвакуированы, приехавший на место происшествия специалист-взрывник дважды произвел экспресс-анализ взрывчатого вещества и в обоих случаях анализ показал отсутствие частиц взрывчатого вещества. Однако прибывший после начальник инженерно-технического отделения (ИТО) муниципальной милиции Рязани, осуществивший такой же анализ, обнаружил наличие частиц взрывчатого вещества типа "гексоген". Следователь, допросивший начальника ИТО, анализируя явное противоречие между двумя экспертизами, делает такой вывод: "Положительный результат этого (повторного.— Ъ) анализа стал возможным из-за наличия частиц взрывчатого вещества типа 'гексоген' на руках самого начальника ИТО, так как последний накануне работал с гексогеносодержащими взрывчатыми веществами и при этом не пользовался стерильными перчатками".


       После проведения экспертизы, как утверждает следствие, сотрудники УФСБ РФ по Рязанской области выехали на полигон для экспериментального подрыва содержимого обнаруженных мешков. "Из каждого мешка ими было отобрано примерно по 3 кг вещества. Вернувшись через 45-55 минут, они сообщили, что вещество не взорвалось". Ни одного свидетельства о том, что экспериментальный подрыв проводился на деле, а не на словах, в предоставленных материалах следствия нет.
       Еще одна интересная деталь дела связана с прибором, определяющим характер взрывчатого вещества. В справке, предоставленной Рязанским УФСБ, указано, что при экспресс-анализе применялся детектор паров ВВ М-02. Однако во время допроса из показаний начальника ИТО выяснилось, что для анализа он использовал прибор Exprel. Вот как объясняет это противоречие следствие: "В штатном комплекте на вооружении ИТО ОМОБ стоит детектор паров ВВ М-02, но этот прибор имеет ряд ограничений. Во избежание ложных срабатываний им нельзя пользоваться на ветру и в загрязненном воздухе. Прибор М-02 допускает высокую степень погрешности, и анализ, производимый им, занимает много времени, поэтому для быстрого исследования использовался прибор Exprel, который менее прихотлив, более удобен в обращении и более точен. Но так как Exprel не предусмотрен по штатной положенности, в справке, предоставленной в УФСБ, сотрудники ИТО указали, что ими применялся детектор паров ВВ М-02".
       Похоже, что противоречий в этом деле гораздо больше, чем это явствует из предоставленных Генпрокуратурой материалов следствия. Но судя по тому, как неохотно Генпрокуратура идет на контакт с комиссией по расследованию терактов осени 1999-го, последняя вряд ли сможет получить все интересующие ее материалы и разобраться в деле о "рязанских учениях".

Комментарии
Профиль пользователя