«Это все равно что приватизировать обозначение бензина АИ-95»

Блицинтервью

Гендиректор корпорации «Российский учебник» (объединяет издательства «Вентана-Граф», «Дрофа» и «Астрель») Александр Брычкин рассказал “Ъ” о позиции компании и о том, как решение суда повлияет на ее деятельность.

Фото: Пресс-служба корпорации «Российский учебник»

— Стало ли решение суда неожиданным, если учесть, что все предыдущие аналогичные споры с конкурентами «Просвещение» выигрывало?

— Этот спор не окончен, да и право в нашей стране не носит прецедентного характера. Удивили три момента: скорость вынесения и оформления решения — судья вышла из совещательной комнаты с готовым решением меньше чем через десять минут, нежелание рассмотреть все представленные нами аргументы и выслушать важных свидетелей и согласие с требованиями истца, которые не были подтверждены документально. К примеру, суд не учел, что некоторые книги «Вентаны-Граф», включенные в размер компенсации, вовсе не содержали обозначения ФГОС. Для нас очевидны процессуальные нарушения и необоснованность решения, мы подадим апелляцию и, если потребуется, оспорим решение во всех вышестоящих судах.

— Сколько книг, по вашей оценке, учтено некорректно?

— Не менее 15–20% наименований, фигурирующих в иске, не подтверждалось кассовыми чеками. Неясно, когда книга находилась в обороте, «Просвещение» даже не представило эти пособия в суде. При определении компенсации суд должен сопоставлять ее с размером реально понесенного ущерба. По крайней мере, такова позиция высших судов. В прошедшем процессе вопрос реального ущерба вообще не рассматривался, и мы считаем, что его не было вовсе. Но дело даже не в этом: когда мы говорим об обозначении ФГОС, речь идет о знаке соответствия стандарту, а не о средстве индивидуализации, которое может как-то влиять на выбор потребителя, о чем свидетельствует представленное суду исследование «Левада-центра». Это все равно что приватизировать обозначение бензина АИ-95, такая приватизация нам кажется некорректной.

— В суде ваши юристы говорили о вероятном банкротстве компании. Вы действительно рассматриваете такую возможность?

— Нет, не рассматриваем, речь шла о необходимости для суда соизмерять размер компенсации с масштабом деятельности компании и реальными убытками истца. Компенсация не должна носить карательный характер и вести к тому, что ответчику будет нанесен значительный ущерб. А у нас складывается ощущение, что цель процесса состоит скорее в нанесении ущерба, нежели в том, чтобы решить вопрос якобы незаконного использования товарного знака.

— Ответчику «Просвещения» по другому иску — «Интеллект-Центру» — снизили компенсацию почти в два раза. Ждете ли вы подобного пересмотра и в вашем случае?

— У «Интеллект-Центра» снижение компенсации связано с тем, что они часть своих учебных пособий изъяли из оборота и уничтожили. У нас другая ситуация: мы выпускаем учебники, которые почти не распространяются через магазины.

— В вашем встречном иске нет денежных требований?

— В нем мы требуем признать использование «Просвещением» товарного знака недобросовестной конкуренцией. Дело в том, что сам знак появился в рамках госконтракта, который «Просвещение» получило через Российскую академию образования. В нем речь шла о разработке и сопровождении интернет-портала для Федерального государственного образовательного стандарта второго поколения. Однако издательство «Просвещение» не передало результаты выполнения контракта госзаказчику, как того требует закон, и впоследствии каким-то образом зарегистрировало это обозначение на себя. Кроме того, наши юристы обращали внимание суда на то, что в материалах дела нет доказательств перехода исключительного права на значок ФГОС от первоначального правообладателя ОАО «Издательство "Просвещение"» к АО «Издательство "Просвещение"», заявившему иск. Поэтому мы полагаем, что основания для владения этим знаком у истца отсутствуют.

— Вы говорили, что с июля 2017 года не ставите знаки ФГОС на свои пособия. Тогда об иске еще не было известно?

— Нет.

— «Просвещение» с вами связывалось в досудебном порядке?

— Это нельзя было назвать попыткой урегулирования: поздней осенью 2017 года от нас потребовали выплатить почти 5 млрд руб. в претензионном порядке. Издательство «Просвещение» не выходило с инициативой провести переговоры.

— Как скажется решение суда на деятельности компании?

— Мы строим свою деятельность, исходя из наиболее вероятного сценария развития ситуации. Поскольку иск и решения являются необоснованными и в пользу этого есть необходимые аргументы, мы уверены, что они дадут результаты. Говорить о том, что решение вообще вступит в силу, сейчас не приходится, мы готовы к долгому процессу.

— Деятельность «Вентаны-Граф» продолжится? Вы не планируете выпускать пособия под брендом «Российского учебника»?

— Это независимый процесс. В мае 2017 года мы вывели на рынок бренд «Российский учебник» и сейчас действительно хотим объединить разработки «Дрофы», «Вентаны-Граф» и «Астрели» под одним брендом. Этот процесс не может быть быстрым, потому что педагоги привыкли к сложившимся брендам и изменение этой привычки требует определенного времени. С июля 2017 года логотип «Российского учебника» стал появляться на наших обложках, в дальнейшем названия импринтов уйдут, останется единый бренд.

Интервью взяла Елизавета Макарова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...