Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

ШОС сплотили США и террористы

Сергей Лавров с коллегами пообщались в Пекине

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) готовится в июне впервые провести саммит в обновленном составе с главами Индии и Пакистана. Для подготовки мероприятия в Пекин прибыл глава МИД РФ Сергей Лавров, обсудивший с коллегами по ШОС повестку предстоящего саммита. Несмотря на то что на притирку Исламабада и Дели к остальным членам организации может уйти три-четыре года, их интеграция проходит лучше, чем ожидалось. Взаимодействие внутри ШОС свидетельствует о том, что помимо разногласий у членов этой организации сохраняются общие интересы: антитеррористическая деятельность в Афганистане, урегулирование в Сирии и борьба против наркотрафика. С подробностями из Пекина — корреспондент “Ъ” Михаил Коростиков.


Основной темой встречи министров стала подготовка саммита ШОС, который пройдет 9–10 июня в китайском Циндао. К подписанию готовятся более 20 многосторонних документов, предложенных всеми сторонами, но, как заметил в беседе с “Ъ” знакомый с ходом переговоров источник, «хорошо будет, если до подписания доживут две трети».

В число основных документов, которые участники саммита намерены подписать в Циндао, входят «Программа сотрудничества по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2019–2021 годы», «План действий по выполнению договора о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве членов ШОС на 2018–2022 годы», «Антинаркотическая стратегия ШОС», «Совместное обращение глав государств к молодежи» и «Программа действий по предупреждению вовлечения молодежи в деятельность деструктивных структур».

Июньский саммит станет первым, в котором полноценное участие в качестве членов ШОС примут главы Индии и Пакистана. С их вступлением были связаны серьезные опасения: Исламабад и Дели имеют неурегулированный территориальный спор и находятся в откровенно враждебных отношениях по целому ряду позиций. Незадолго до вступления в ШОС в прошлом году премьер-министр Индии Нарендра Моди назвал Пакистан «рассадником терроризма». Если бы две страны продолжили вести себя таким же образом и внутри ШОС, это бы парализовало организацию. Не все гладко и между Пекином и Дели: несколько журналистов из Индии независимо друг от друга спросили корреспондента “Ъ”, «не боится ли Москва стать сателлитом Китая».

Впрочем, по словам собеседников “Ъ” в Москве, процесс притирки новых членов идет легче, чем предполагалось, хотя и не без проблем. Во внешнеполитических ведомствах Индии и Пакистана пока не хватает кадров, хорошо знакомых с повесткой ШОС, из-за этого постоянно случаются недопонимания и накладки.

Все собеседники “Ъ” назвали одной из наиболее раздражающих проблем лингвистическую: официальными языками ШОС являются русский и китайский, но оба новых члена куда комфортнее чувствуют себя с английским. Переводческой службы в ШОС нет, по факту документооборот всегда велся на русском (китайцы традиционно присылали в организацию русистов), и представители Индии и Пакистана за свой счет вынуждены искать переводчиков, которые делают для них неофициальный английский вариант.

По мнению собеседников “Ъ”, «рано или поздно это может плохо кончиться»: фактически в Дели и Исламабад поступают два разных английских варианта документов, и разночтения в переводе могут привести к разнице в понимании сути принятых решений. В целом же процесс окончательной адаптации новых членов может занять, по мнению собеседников “Ъ”, «три-четыре года», и на это время о расширении организации, скорее всего, можно забыть. Очередь на вступление в ШОС тем временем не уменьшается. В настоящий момент наиболее интенсивная дискуссия ведется по кандидатурам Монголии и Ирана (Тегеран добивается членства в ШОС с 2008 года). Выразили желание попасть в организацию Турция и Афганистан, хотя в первом случае этому очевидно мешает членство в НАТО, а во втором — присутствие на территории иностранных войск.

Министры обсудили также ситуацию в Сирии, Иране и КНДР. По Сирии стороны согласовали единое заявление, в котором призвали к политическому урегулированию конфликта в соответствии с нормами международного права и недопустимости применения силы по отношению к суверенным государствам. Много внимания в этот раз было уделено ситуации в Афганистане. Сергей Лавров заявил, что «активность террористов "Исламского государства" (ИГ, запрещено в РФ.— “Ъ”) угрожает южным границам государств—членов ШОС».

По его словам, государства—члены организации призвали афганское правительство и «Талибан» «как можно скорее начать прямые переговоры», чтобы не допустить перехода значительной части талибов под знамена ИГ.

Китайская сторона традиционно внесла на нынешней встрече предложение по усилению в ШОС экономического сотрудничества. По данным “Ъ”, Пекин предложил подготовить к саммиту соглашение об упрощении процедур торговли и рамочное соглашение о сотрудничестве в сфере торговли услугами.

Эксперты уже прорабатывают эти документы, но шансы сделать их «проходными» пока невелики: представители Китая делают упор на правила Всемирной торговой организации, но, к примеру, Узбекистан членом ВТО не является и следовать ее правилам не хочет. Впрочем, по мнению одного из источников Ъ есть шанс выйти на некое рамочное соглашение, касающееся торговли услугами. Обсуждается и возможность подписания в Циндао «Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между Китаем и странами Евразийского экономического союза», многие из которых входят в ШОС.

По словам собеседников “Ъ” в российской делегации, представители КНР традиционно попытались включить в максимальное число документов одобрение со стороны ШОС китайского интеграционного проекта «Один пояс, один путь». Впрочем, сделать это шансов немного: против по-прежнему выступает Индия, считающая этот проект «новой Ост-Индской компанией», вредящей интересам Дели. В попытке привлечь в этом вопросе на свою сторону Россию китайский министр Ван И заявил, что «в рамках этой инициативы Москва и Пекин реализуют более 200 совместных проектов».

Это заявление вызвало у собравшихся недоумение. «Возможно, он имел в виду вообще все проекты экономического сотрудничества между двумя странами или что-то еще»,— заметил один из собеседников “Ъ”. Он напомнил, что, несмотря на позитивную динамику двусторонних отношений, новых крупных проектов между двумя странами не было уже несколько лет.

Комментарии
Профиль пользователя