Коротко

Новости

Подробно

3

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Дело в шапочке

Грегори Портер спел в Москве

от

В Московском международном доме музыки выступил лучший из ныне живущих джазовых вокалистов двукратный обладатель «Грэмми» Грегори Портер. Его статус подтвердил аншлаг: заняты были все приставные стулья и даже диванчики у задней стенки галерки. На концерте побывал Борис Барабанов.


Грегори Портер находится в турне в поддержку недавно вышедшего альбома, целиком составленного из песен, входивших в репертуар Нэта Кинга Коула. Этот альбом — дань уважения классику, равно почитаемому и в джазовом мире, и среди обычных поклонников популярной музыки, знакомых с ним лишь по радиоэфиру.

Нэт Кинг Коул обладал не сравнимым ни с чем вокалом, воздействовавшим буквально на физиологическом уровне. В этом смысле Грегори Портер — достойный продолжатель его дела. Стоя на сцене Московского международного дома музыки, он жестами демонстрировал, где именно в его грудной клетке рождается теплый звук, как он поднимается вверх, как становится лиричнее и нежнее и как вырывается ураганом, сотрясая стены Светлановского зала. Мягко интонируя, Грегори Портер перемещался по своему диапазону с изяществом, не доступным на сегодняшней джазовой сцене больше никому.

Как и Нэт Кинг Коул, Грегори Портер — пижон. Остроносые туфли, узкие брючки, белая рубашка и бархатный пиджак с брошью. Плюс загадочный головной убор, споры о котором не прекращаются в среде его поклонников: шапочка-чулок, скрывающая уши, а на ней кепи с длинным козырьком.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

С точки зрения сценического присутствия Грегори Портер выглядел, конечно, гораздо более современно, нежели его духовный учитель. В отличие от сдержанно-мечтательного джентльмена Коула Грегори Портер позволял себе активно руководить аккомпанирующим квинтетом. В самые важные моменты он мог дирижировать непосредственно контрабасистом или посылать невидимые лучи восторга барабанщику, простирая к нему руки.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Группа действительно была выше всяческих похвал. Пианист мог изобразить правой рукой звук рассыпающегося жемчуга, а уже в следующей пьесе врубить аккорды Первого концерта Чайковского. Контрабасист мог бы сам, без поддержки товарищей, держать зал целое отделение, импровизируя в разных стилях, однако предпочел просто бросать в зал всем знакомые мелодии, от «Papa Was a Rolling Stone» до «Come Together». Но и Грегори Портер лихо импровизировал сольно.

Был момент, когда, отойдя от микрофона на приличное расстояние, он затянул исповедальный блюз, напомнив присутствующим о том, что вся сегодняшняя черная музыка происходит от песен темнокожих рабов.

Как и положено профессиональному американскому шоумену, Грегори Портер не отказал себе в удовольствии поговорить со зрителями, рассказать пару историй. Одну из самых трогательных любовных песен Грегори Портер предварил рассказом о том, как позвонил по скайпу отцу своей девушки, а тот спросил его, как он к ней относится. Портер в буквальном смысле потерял дар речи и ответил только через три дня — песней.

Комментарии
Профиль пользователя