Исход противостояния неочевиден

Кто выиграет от конфликта Роскомнадзора и Telegram

За прошедшие два дня Роскомнадзор заблокировал почти 20 млн IP-адресов в рамках операции по блокировке Telegram. Однако это не дало желаемого результата, и мессенджер все еще доступен. СМИ и соцсети заполнены новостями и обсуждением происходящего. Однако события последних дней вызывают много вопросов. Есть ли на них ответы? Выяснял Иван Якунин.

Фото: Антон Ваганов, Коммерсантъ

После первой волны антизападных санкций в 2014 году жители небольших городов писали в соцсетях, что спокойно проживут без зарубежных лакомств и поддержат отечественного производителя. Видимо, привычка поддерживать бизнес с российскими корнями проявилась и сейчас, потому что даже несмотря на блокировку, Telegram, кажется, пока не страдает от оттока пользователей. Наоборот, он закрепился в топе скачиваемых приложений. Отказались от Telegram несколько чиновников, но в беседах с прессой признались, что жалеют об этом.

В таких условиях возникает вопрос — кто конечный бенефициар в этой истории? Кто и что здесь выиграет?

Вот Павел Дуров в преддверии ICO мессенджера получил одобрение со стороны некоторых инвесторов. Похвалили Дурова и за рубежом, например, основатель WikiLeaks Джулиан Ассанж, который раньше критиковал мессенджер за недостатки в защите.

Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, в свою очередь, отмечает, что решение Таганского районного суда Москвы о блокировке Telegram не вызвало поддержки даже среди лояльной власти части населения: «Довольно трудно себе представить, чтобы история закончилась победой какой-то из сторон. Поэтому, мне кажется, у нее нет бенефициаров, по крайней мере, внутри России. Налицо отсутствие публичных союзников даже из числа записных депутатов и прочих экспертов "по вызову", которых зовут одобрить то или иное неочевидное действие власти. Есть большое количество содержательных вопросов, ответ на которые Роскомнадзор и его сторонники вряд ли могут дать».

И в понедельник, и во вторник информационное пространство было посвящено именно блокировке IP-адресов. Она затмила даже отравление Скрипалей и Сирию. СМИ гонялись за свежими данными о том, сколько же адресов заблокировал Роскомнадзор, а пользователи критиковали методы ведомства, кажется, забывая, что оно лишь исполняет решение суда.

Изначально конфликт инициировали спецслужбы, которым не предоставили ключи шифрования. ФСБ же сейчас в повестке вообще отсутствует, и это сделано намеренно, предположил политолог Михаил Карягин: «Александр Жаров и Роскомнадзор выступили в роли громоотвода.

Политическое решение принимается не в ведомстве и даже, на самом деле, не в ФСБ.

Почему спецслужба ушла "в тень"? Потому что Роскомнадзор уже очень давно набил такую оскомину в СМИ и имеет репутационные проблемы. Например, последние запретительные меры у меня ассоциируются не с ФСБ и не с судами, а именно с Роскомнадзором, поэтому все палки и шишки достались именно им».

Среди вопросов, которые остаются открытыми, — кого в принципе на данном этапе можно назвать победителем? Другие мессенджеры, которые рассчитывают на аудиторию Telegram? Или Роскомнадзор, который смог заблокировать 20 млн адресов? А не похоже ли это на проверку мощностей, попытку отработать механизм? Что ждет пользователей после этой интернет-войны?

Газета The Guardian, например, писала, что Россия таким образом стала на шаг ближе к китайской модели цензуры в интернете. Но политолог Федор Крашенинников считает, что калька этой системы в стране вряд ли появится: «Высокопоставленным лицам приносят распечатки в папочках. Кроме того, им, например, понятно, что такое телефон, телевизор, радио. А вот что такое интернет, нет.

То, что происходит, — это, конечно, одно из доказательств того, что никакой "китайский фаервол" в России невозможен просто в силу разности путей развития интернета, которые прошли наши страны.

Ничего похожего в России создать не получится. Все у нас будет немножко по-другому».

Ждать ли теперь массовых протестов? Пока акции, символом которых стал бумажный самолет, были малочисленны. Многие пользователи просто установили VPN или подключились к прокси-серверу. Такое отношение к решению суда, каким бы оно ни было, может стать для власти опасным прецедентом.

Глава Роскомнадзора Александр Жаров в интервью газете «Известия» заявил, что до конца 2018 года пройдет проверка компании Facebook на предмет выполнения требований российского законодательства. По его словам, если будут выявлены нарушения, встанет вопрос о блокировке соцсети.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...