Коротко


Подробно

Фото: fishnews.ru

«Главный риск связан с изменением регулирования»

Герман Зверев, президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников

О том, как менялся порядок распределения квот на вылов рыбы, ожиданиях от их нового перераспределения в этом году и влиянии текущей валютной ситуации на отрасль “Ъ” рассказал президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников Герман Зверев.


— Как скажется на отрасли ослабление рубля?

— Это краткосрочный фактор, который произошел после завершения путины минтая, в ходе которой уже добыто свыше 1 млн тонн минтая, это более 600 тыс. тонн продукции, и она уже продана. Что касается поставок других видов на китайский и японский рынок, то для доходности этих товаров гораздо важнее отношение доллара к юаню и доллара к иене.

— Какие в целом существуют основные риски для развития отрасли?

— Главный риск связан с очередным переделом с использованием административного ресурса. Яркий пример — недавняя инициатива по изменениям правил вылова краба, что возмутило весь рынок.

— Но разве российская рыбопромысловая отрасль не привыкла к частой смене правил игры еще с 1990-х и 2000-х?

— Тогда шла перестройка советской плановой системы рыболовства, предприятия столкнулись со сложным финансовым положением. Нередко компании были вынуждены обращаться за сторонним финансированием под обязательства поставок продукции за бесценок, некоторые предприятия перешли под негласный контроль иностранных кредиторов. Предприятия работали в условиях высокой неопределенности, процветало браконьерство.

Отрасль была крайне разрознена. Крупные предприятия советского периода были разобраны на множество мелких компаний, имеющих по два добывающих судна. Объем вылова резко упал. Если в 1990 году в СССР выловили 7,8 млн тонн рыбы, то в 1994-м — только 3,5 млн тонн, а 2004-м — до 2,9 млн тонн. При этом доходность бизнеса была очень разной. Большинство предприятий работало в серой зоне как в плане вылова, так и в плане отчетности, налогов и пр. По итогам 2005 года почти половина предприятий отрасли оказались убыточными. Кроме того, шло резкое старение флота, в течение 1995–2005 годов доля судов со сверхнормативным сроком эксплуатации достигла почти 75%. Сами компании при этом не были заинтересованы в инвестициях и фокусировались на сиюминутной прибыли.

— И вот в 2008 году правила выдачи квот изменились. К чему это привело?

— Во-первых, у предприятий появился четкий горизонт планирования и инвестиций, соответственно, это стимулировало игроков вкладываться в ремонт и модернизацию флота. Во-вторых, в отрасли начались процессы консолидации, и чем крупнее становились компании, тем внимательнее они начинали относиться к соблюдению законодательства.

— Каковы основные тенденции сегодняшнего рынка?

— Консолидация продолжается: крупные компании укрупняют свои доли квот, повышают эффективность за счет синергии эффекта масштаба. Начаты проекты по строительству нового флота, развивается береговая переработка.

— Может ли отрасль быть интересна новым игрокам?

— В этом бизнесе высокая рентабельность — это хорошая альтернатива другим рынкам, где уже четко определены границы. Но вход в добывающую отрасль ограничен распределенными квотами, поэтому наиболее вероятна покупка действующего игрока.

— В этом году вновь будут перераспределяться квоты, уже на 15 лет. Как это может сказаться на отрасли?

— Это позитивный момент, что видно по кредиторской задолженности, которая показывает уровень доверия банковской системы к отрасли. Сейчас общий кредитный портфель рыбной отрасли превышает 80 млрд руб., причем практически нет токсичных долгов.

Интервью взял Анатолий Костырев


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение