Коротко


Подробно

Фото: РИА Новости

38 попугали

Санкции США довели до российских миллиардеров

Минфин США 6 апреля в ответ на «разнообразную злонамеренную деятельность РФ» приступил к принципиально новому расширению антироссийских санкций. В новый список впервые попали крупные бизнесмены, не связанные с нефтегазовой отраслью, и их активы. В их числе — Олег Дерипаска («Базэл», En+, «Русал» и др.), Виктор Вексельберг и его группа «Ренова», Сулейман Керимов, чей сын Саид контролирует «Полюс». Теперь американским гражданам и компаниям запрещено вести дела с фигурантами списка, что может резко осложнить для компаний ведение бизнеса из-за запрета на проведение платежей в долларах. В числе прочего санкции могут привести к разрыву давнего партнерства гражданина США Леонарда Блаватника с «Реновой» по «Русалу» и другим активам.


«Совокупность злонамеренной деятельности»


«Российское правительство непропорционально действует в интересах олигархов и правительственных элит,— перечислял 6 апреля претензии к Москве глава Минфина США Стивен Мнучин.— Оно вовлечено в разнообразную злонамеренную деятельность по всему земному шару, включая продолжающуюся оккупацию Крыма и разжигание насилия на Восточной Украине, поддержку режима (президента Сирии Башара.— “Ъ”) Асада материалами и оружием. Оно пытается подорвать западные демократии и ведет враждебную киберактивность». О том, что расширение санкций — это ответ не на какое-то единичное событие, а на «совокупность злонамеренной деятельности российского правительства по всему миру, которая продолжается и становится все более дерзкой», заявил журналистам и представитель Белого дома.

Новые санкции расширяют SDN-список, предполагающий наиболее строгий запрет для его фигурантов (с ними компаниям и физлицам нельзя вести практически никаких дел — от обычных контрактов до предоставления займов или покупки ценных бумаг компаний). Санкции затронули семь бизнесменов и топ-менеджеров, 17 правительственных служащих, 12 частных компаний и две госструктуры (подробнее см. на сайте “Ъ”).

В список впервые с начала санкций попал крупный российский частный бизнес, что позволяет считать это расширение не просто количественным, но и качественным.

До сих пор под санкции попадали чиновники, госбанки, госкомпании и их руководители, лица, связанные, по мнению Вашингтона, с Крымом или Донбассом, персоны, которых причисляют к ближнему кругу Владимира Путина, нефтегазовые компании и их руководители. Ненефтегазовый частный сектор запреты США не трогали. Более того, когда в январе по требованию Конгресса Минфин США публиковал «кремлевский доклад», туда демонстративно был вписан почти весь топ-100 российского списка миллиардеров Forbes, что дало возможность иронизировать о формальном выполнении поручения.

В новый список внесены как минимум две крупные бизнес-империи. Вместе с Олегом Дерипаской (23-е место в российском списке Forbes, состояние $5,1 млрд) и Виктором Вексельбергом (10-е место, $12,4 млрд) под санкциями оказались их основные активы. Вашингтон запретил вести бизнес с «Реновой», которая объединяет ключевые активы господина Вексельберга (через нее он контролирует энергокомпанию «Т Плюс», долю в «Русале», «Энергопром» и ряд активов, в том числе европейских и американских: Oerlikon, Sulzer, Columbus Nova и так далее), с «Базовым элементом» господина Дерипаски и входящими в него холдингом «Русские машины», группой ГАЗ, агрохолдингом «Кубань» и группой En+, владеющей «Евросибэнерго» и 48,13% акций «Русала». В список попала B-Finance Ltd с БВО, через которую Олег Дерипаска контролирует En+. Также в списке — сенатор Сулейман Керимов, напрямую владевший 40% золотодобытчика «Полюс» до 2013 года (позже пакетом владел фонд Suleyman Kerimov Foundation). С 2016 года контроль над «Полюсом» у его сына Саида, но на рынке по-прежнему считают, что отец сохранил ключевую роль в управлении активом.

Показательная выборка


Принцип выбора именно этих бизнесменов неясен: сложно понять, что их связывает со «злонамеренной деятельностью» Москвы теснее, чем прочих предпринимателей, фигурировавших в «кремлевском докладе». В ряде случаев это очевидно: так, под санкции попал Игорь Ротенберг и его активы (нефтесервисная «Газпром бурение» и NPV Engineering), а семья Ротенбергов неофициально считается близкой к Владимиру Путину.

«Не факт, что есть четкий принцип, которым руководствуются составители черных списков»,— заявил “Ъ” глава Совета по внешней и оборонной политике, научный директор клуба «Валдай» Федор Лукьянов. По его словам, все фигуранты «кремлевского доклада» под угрозой санкций. «Следующая порция ограничительных мер не за горами,— считает эксперт.— И под нее попадет кто угодно — даже те, кто Владимира Путина никогда близко не видел. В США есть установка: русских (в том числе бизнес) надо осадить. А "кремлевский доклад" — это механизм, который позволяет при необходимости (например, в случае какого-то коммерческого конфликта) вводить санкции».

Федор Лукьянов в эфире “Ъ FM”:

Я не думаю, что Европа будет вводить такие же ограничительные меры. Европа вообще по-другому немного устроена в плане санкций. Американцам проще, а Европа — это все-таки конгломерат многих стран с разными интересами. Здесь не столько важно, будет Европа вводить свои санкции или нет, сколько то, что при наличии американских санкций против определенных людей и компаний европейцы не будут рисковать, что санкции распространятся на тех, кто будет пытаться иметь дело с попавшими в список — это главный ограничитель.

Источник: «Главный принцип администрации Трампа — надо оказывать давление на Россию и российскую экономику»

«Действия Белого дома оказались гораздо более жесткими, чем предсказывали»,— напомнил “Ъ” программный директор Российского совета по международным делам (РСМД) Иван Тимофеев (источники американских СМИ утверждали, что добавят 6–10 фамилий). Господин Тимофеев также обращает внимание на отсутствие явного повода для введения санкций:

«Раньше санкции следовали за крымскими событиями, падением самолета в Донбассе, кибератакой (мнимой или явной), сейчас они вводятся в рутинном порядке и носят характер ковровой бомбардировки».



В черный список внесен ряд структур «Ростеха» — в частности, «Рособоронэкспорт». В госкорпорации заметили, что выбор этой компании «подтверждает истинную цель санкций: это всего лишь предлог, чтобы вытеснить Россию с мирового рынка вооружений». Среди чиновников в SDN-списке теперь глава МВД Владимир Колокольцев, секретарь Совбеза Николай Патрушев, глава Роскомнадзора Александр Жаров, губернатор Тульской области Алексей Дюмин (ранее был заместителем министра обороны), глава Росгвардии Виктор Золотов, экс-премьер РФ и ранее директор СВР Михаил Фрадков, глава комитета Совета федерации по международным делам Константин Косачев.

Без долларов, контрактов и партнеров


Компании, попавшие под новые санкции, комментируют ситуацию крайне осторожно. Так, в структурах Олега Дерипаски сделали практически идентичные заявления о том, что ситуация вызывает сожаление, а последствия проанализируют юристы. Представитель «Реновы» был недоступен для комментариев.

Но уже ясно, что в условиях санкций «Ренове» и компаниям Олега Дерипаски придется, возможно, потерять целый ряд контрагентов, партнеров, инвесторов, рынков сбыта и финансовых инструментов. Согласно разъяснениям и документам Минфина США, у американских граждан есть время для выхода из акционерного и долгового капитала En+, «Русала» и группы ГАЗ до 7 мая. А компании США, заключившие импортные контракты с какой-либо из попавших под санкции российских компаний до 6 апреля, должны завершить их к 5 июня, причем экспорт из США в пользу санкционных компаний ограничен немедленно.

SDN предполагает заморозку активов санкционных персон и компаний на территории США, при этом у «Реновы» есть инвестфонд в Нью-Йорке Columbus Nova, под управлением которого находятся активы стоимостью более $2 млрд, говорилось на сайте «Реновы» (6 апреля сайт внезапно ушел на реконструкцию).

Партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич считает, что для всех СП с американским участием есть только один сценарий — выход из СП: «Включение в SDN в долгосрочной перспективе не позволит принимать участие в деятельности СП».

По его словам, на резидентов ЕС обязанность соблюдения санкций США не распространяется, но включение в SDN-список ими все равно учитывается. «На практике компании стараются не взаимодействовать»,— говорит господин Панич. Он объясняет это в том числе тем, что при проведении расчетов в долларах любой платеж может быть заморожен, поскольку проводится американским банком через США. «Если включенные в SDN лица имеют банковские счета в США, они будут заморожены,— говорит юрист.— Также они не смогут пользоваться своим имуществом». Он также добавляет, что американцы не будут покупать акции попавших под санкции компаний, и «даже если неамериканец продает неамериканцу акции лица, занесенного в список SDN, есть риск, что средства будут заморожены до выяснения обстоятельств».

Санкции США могут очень неожиданно ударить по «Ренове», а именно — по партнерству группы с гражданином США и Великобритании, основателем Access Industries Леонардом Блаватником, который теперь будет вынужден выйти из совместных инвестиций с Виктором Вексельбергом до 7 мая. Это, в частности, 20,6% акций «Русала» (через Sual Partners), один из пяти крупнейших производителей углеграфитовой продукции мира «Энергопром», а также «Т Плюс» (доли партнеров нигде не раскрываются). Надо отметить, что еще в 2017 — начале 2018 года, когда Михаил Прохоров продавал свою долю в «Русале» и большую часть выкупила Zonoville Investments Limited, связанная с Sual, источники “Ъ” рассказывали, что господин Блаватник «участвует в этой сделке в меньшей степени». В Access Industries не ответили “Ъ”.

По словам источников “Ъ”, под вопросом оказывается и сделка по конвертации доли Glencore в «Русале» (8,75%) в акции En+ (10,55%), закрытие которой, по словам президента En+ Максима Сокова в марте, находилось «в финальной стадии» и ожидалось «не позднее начала апреля». В En+ отказались от комментариев, в Glencore не ответили “Ъ”.

Капитализация En+ 6 апреля рухнула на Лондонской бирже на 20,9%, до $5,5 млрд, «Русала» на Московской бирже — на 17,73%, до 430 млрд руб. ($7,4 млрд).

В итоге En+ потеряла за день $1,3 млрд, «Русал» — $1,7 млрд, а состояние Олега Дерипаски с учетом владения долями в этих компаниях за день могло снизиться почти на $1,7 млрд.

Санкции могут гораздо заметнее сказаться на бизнесе En+ и «Русала», чем на котировках компаний, отмечает сотрудник инвесткомпании. Речь идет не просто о переводе расчетов с покупателями алюминия из долларов в другую валюту, а о том, будут ли контрагенты «Русала» готовы нести риски работы с компанией. В 2017 году «Русал» продал 3,95 млн тонн первичного алюминия и сплавов на $8,32 млрд, три четверти которого экспортировал. На Америку в разные кварталы приходилось до 19% продаж компании, непосредственно в США она поставляла 10% объемов, а основной экспорт «Русала» шел в Европу, до 45%, и в Азию, до 20%. «Экспортные продажи "Русала" — это около 10% мирового спроса на алюминий за пределами Китая»,— указывает собеседник “Ъ”. При наихудшем сценарии, когда компанию начинают избегать покупатели, быстро заместить большую часть этих объемов за счет мощностей в других странах не получится, и тем более невозможно быстро нарастить спрос в России, что может привести к снижению выпуска алюминия, рассуждает он.

Также санкции, на первый взгляд, существенно осложняют перспективы «дуэли» «Русала» и «Интерроса» Владимира Потанина за пакеты друг друга в ГМК «Норильский никель» (27,8% и 32,9% соответственно), на выкуп которых с учетом многоступенчатого механизма «дуэли» и заложенной там премии к рынку может потребоваться до $15 млрд.

Кроме того, санкции могут затронуть, например, экспорт машин группы ГАЗ в США (точный объем не раскрыт, в 2016 году на экспорт в выручке ГАЗа пришлось 16% из 156 млрд руб.). Санкции могут осложнить партнерство с давним партнером ГАЗа Volkswagen Group (VW). Немцы ведут на ГАЗе контрактную сборку и поставляют детали. В ноябре 2017 года источник «Интерфакса» говорил, что Volkswagen Truck and Bus рассматривает вхождение в капитал группы ГАЗ, источники “Ъ” подтверждали наличие таких планов. Сейчас собеседник “Ъ” в отрасли полагает, что VW ничего делать не будет, дабы не рисковать американским рынком. В VW отказались от комментариев.

У «Русских машин» Олега Дерипаски есть СП с американской AGCO по выпуску в Подмосковье сельхозтехники брендов Massey Ferguson и Challenger. Другое СП, с американской Terex, производит дорожно-строительную технику. По данным источника “Ъ” в отрасли, ключевые компоненты импортируются. На ряде моделей стоят, например, двигатели Cummins или Perkins, и часть «поставляется с американских заводов», говорит он.

Капитализация «Полюса» на Лондонской бирже упала на 3,47%, на Московской — на 3,07%, до 582 млрд руб. ($10 млрд). В «Полюсе» заявили, что «не ожидают какого-либо эффекта для компании от санкций, так как Сулейман Керимов не является ее акционером».

В ожидании господдержки


Комментарии о политических последствиях новых санкций выдержаны в относительно спокойных тонах, хотя пострадавшим от Минфина США уже осторожно намекают на то, что правительство не оставит их вниманием. «Это проявление бессильной злобы»,— заявил “Ъ” источник в МИД РФ. «Если в Вашингтоне думают, что таким образом заставят Москву пойти на компромиссы, то это большая ошибка,— продолжает Иван Тимофеев.— Это вызывает недоумение и раздражение, и никаких подвижек в решении украинской проблемы или, например, вопроса кибербезопасности не будет». Ранее, комментируя один из предыдущих раундов санкций, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отмечал, что цель США — рассорить Владимира Путина с бизнес-элитой страны.

«Введение Вашингтоном новых санкций против российских олигархов — еще один шаг в реализации долгосрочной стратегии давления, которая предполагает постепенное раскачивание ситуации внутри российской элиты, создание у нее тревоги за завтрашний день»,— заявил “Ъ” президент Института стратегических оценок Александр Коновалов. Гендиректор РСМД Андрей Кортунов замечает, что «российская верхушка очень сильно зависит от власти», и не ожидает от нее «каких-то диссидентских действий или бунта». Внешнее давление может, напротив, способствовать укреплению этой группы, полагает он: «Если больше некуда идти за поддержкой, то за ней будут идти в Кремль». Глава Минпромторга Денис Мантуров уже заверил: «Российские компании, которые подпали под санкции, мы будем еще больше поддерживать».

Анатолий Джумайло, Владимир Дзагуто, Яна Циноева, Андрей Райский, Дмитрий Ладыгин, Павел Тарасенко, Сергей Строкань, Елена Черненко, отдел бизнеса


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение