Коротко


Подробно

Фото: Сафрон Голиков / Коммерсантъ   |  купить фото

«Практика складывается неоднозначная»

Конституционный суд решит, что считать доказательством пьянства за рулем

Могут ли служить свидетельством опьянения водителя лишь результаты освидетельствования, или суд вправе решить, что человек за рулем был пьян, и на основании других доказательств. Спор об этом вчера разгорелся в Конституционном суде (КС). Минюст, Генпрокуратура и Госдума считают, что судьи должны иметь возможность использовать разные методы подтверждения употребления алкоголя, включая показания свидетелей. Представители президента РФ и правительства говорят о необходимости внесения изменений в УК.


Ивановский облсуд направил запрос в КС с просьбой рассмотреть конституционность ст. 264 УК, предполагающей уголовное наказание для водителей (в том числе пьяных), по вине которых случилось ДТП. Поводом стало дело жителя Иваново Сергея Журавлева. Он скрылся с места аварии, в которой погибли люди, но явился с повинной через год, когда уже невозможно было провести проверку на опьянение. Суд первой инстанции приговорил господина Журавлева к лишению свободы, собрав доказательства, подтверждающие нетрезвую езду: видео, на котором водитель за рулем пьет шампанское, свидетельские показания, кассовые чеки на покупку алкоголя и другое (“Ъ” рассказывал об этом 19 марта 2018 года). Адвокаты обвиняемого обжаловали приговор, дело дошло до Верховного суда (ВС), затем вернулось в президиум Ивановского облсуда, который и обратился в КС за разъяснением.

Полпред Госдумы в КС Татьяна Касаева обратила внимание на формулировку ст. 264 УК, прямо не запрещая суду использовать «иные способы» определения состояния опьянения, а не только результаты освидетельствования: «Не исключается возможность использования любых доказательств, но каждое из них подлежит оценке с точки достоверности». Ее поддержала представитель Минюста в КС Мария Мельникова: «Судья, прокурор, следователь оценивает все доказательства по совокупности, и никакие из них не имеют заранее установленной силы». Представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева говорила, что «формальный подход» к определению состояния опьянения (только на основе результатов освидетельствования) стимулирует нарушителей покидать место ДТП, чтобы уйти от более серьезного наказания, ведь пьяный водитель, следует из 264-й статьи, получает больший срок по сравнению с трезвым. Она также сослалась на резолюцию комитета министров Совета Европы 1973 года, в которой сказано, что национальное законодательство должно обеспечивать невозможность водителя как отказаться, так и уклониться от проверки. Госпожа Васильева отметила, что Генпрокуратура ранее предлагала включить в постановление пленума ВС пункт, разрешающий судьям использовать любые доказательства пьяного вождения, если нет возможности проведения освидетельствования, но в ВС идею не поддержали. «Практика складывается неоднозначная, необходимо вносить изменения в УК»,— резюмировала Татьяна Васильева.

Представитель правительства в КС Михаил Барщевский говорил о том, что медицинское освидетельствование необходимо. «Объективная сторона преступления по 264-й статье — это нарушение ПДД, труп и пьяный водитель,— говорил он.— Труп как устанавливается? Только на основе медицинского документа. Аналогично должно подтверждаться и состояние опьянения — измерительным прибором». Свидетели, говорил он, могут ошибаться: покраснение лица, к примеру, может быть следствием приступа гипертонии, а неровная походка — поставарийного стресса. Но даже засвидетельствованный факт употребления алкоголя мало о чем говорит, отметил господин Барщевский: одинаковая порция спиртного влияет по-разному на людей весом 60 и 120 кг, важна именно концентрация алкоголя в крови, определяемая врачом. При этом сложившуюся практику, когда водители намеренно скрываются с места ДТП, чтобы избежать сурового наказания, Михаил Барщевский назвал нехорошей: «Решать проблему надо с помощью людей, ответственных за дорожное движение. Пускай ищут виновных».

Полпред президента в КС Михаил Кротов говорил о том, что водитель может покинуть место аварии по различным причинам — из-за паники, «спешки в роддом» — ни одна из них не может автоматически приравниваться к отказу от освидетельствования. «Территория обширна, не всегда можно доставить человека в медучреждения,— продолжил он.— Но даже подтверждение факта состояния опьянения не означает, что водитель был пьян именно в момент ДТП». С другой стороны, отметил господин Кротов, реальна ситуация, когда освидетельствование не показало содержания алкоголя, но следствие обладает набором других доказательств. Случай Сергея Журавлева говорит, что УК нужно корректировать, введя, в частности, уголовную ответственность за оставление места ДТП, считает господин Кротов.

О решении КС будет объявлено в течение месяца.

Иван Буранов


Материалы по теме:

Газета "Коммерсантъ" от 06.04.2018, стр. 5
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение