Коротко


Подробно

Фото: Denis Balibouse / Reuters

Дебоширам хотят запретить приближаться к семьям

В Мосгордуме предлагают ввести охранные ордера для жертв побоев

В Мосгордуме предлагают ужесточить наказание за побои в семьях, попавшие ранее под декриминализацию. Дебоширов предлагается не штрафовать, а подвергать административным арестам, а жертвам — выдавать «охранные ордера», запретив виновникам побоев приближаться к ним и даже созваниваться. 5 апреля Госдума как раз приняла закон, позволяющий судам выдавать такие запреты, например, приближаться к некоторым объектам и даже выходить из дома в определенное время.


О желании ужесточить наказание за насилие в семьях заявила на выездном заседании комиссии Мосгордумы по безопасности ее глава Инна Святенко. Так, депутат предложила отменить для дебоширов штрафы в пользу административного ареста, а для жертв насилия ввести охранные ордера. Такие документы, пояснила госпожа Святенко, выдаются судами и запрещают виновникам побоев приближаться к жертвам, находиться с ними в одном помещении и даже созваниваться. «Пусть голова болит у того, кто безобразничает, как он будет жить, чтобы не встречаться с близкими, не оказываться в пределах ста метрах и не звонить им»,— сказала депутат, добавив, что Мосгордума подготовит на этот счет соответствующий законопроект и обратится с ним в Госдуму.

Сейчас семейным дебоширам грозит наказание по ст. 6.1.1 «Побои» КоАП РФ, предусматривающей штраф от 5 тыс. до 30 тыс. руб., административный арест на 10–15 суток либо обязательные работы в течение 60–120 часов. Отметим, что в 2017 году вступил в силу закон о декриминализации побоев в семье, который переводит их в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. В феврале 2018 года глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин заявил, что исключение из УК наказания за домашнее насилие привело к росту преступности против детей в приемных семьях. По данным МВД, в 2016 году в результате семейных конфликтов пострадали около 10 тыс. женщин и 5 тыс. детей. Но по результатам опросов Росстата, от домашнего насилия в 2016 году пострадали 16 млн женщин.

Примечательно, что в Госдуме с 2016 года находится законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», в котором выдвигались схожие идеи. В частности, документ предусматривал упрощенный порядок выдачи полицейскими внесудебных предписаний, запрещающих правонарушителям преследовать заявителя и его близких, вступать в устные или телефонные переговоры с ними и приобретать любые виды оружия. В конце 2017 года депутат Госдумы Оксана Пушкина сообщила о планах вернуться к законопроекту после его обсуждения со спикером парламента Вячеславом Володиным и парламентарием Ириной Яровой (см. “Ъ” от 21 декабря 2017 года). Один из соавторов законопроекта правозащитник Алена Попова сказала “Ъ”, что документ сейчас дорабатывается с представителями Конституционного суда РФ и эта работа может закончиться к маю текущего года. «Мосгордума не противоречит тому, что мы делаем»,— добавила госпожа Попова.

Тем временем Госдума 5 апреля приняла в третьем чтении закон, позволяющий судам реализовывать механизмы, предложенные правозащитниками и Мосгордумой. Так, проект поправок к УПК РФ позволяет судьям заменять арест подозреваемых или обвиняемых ограничением для них определенных действий. Речь идет о запрете приближаться к объектам ближе установленного расстояния, общаться с определенными гражданами (свидетелями и потерпевшими), пользоваться средствами связи и даже выходить из собственного дома в некоторые периоды времени. В тексте закона оговаривается, что срок действия запретов по уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести не может превышать одного года; в случае тяжких преступлений — двух лет, особо тяжких — трех лет. Предполагается, что за соблюдением ограничений проследит Федеральная служба исполнения наказаний с помощью электронных браслетов.

«Введение подобных запретов в УПК — в каком-то смысле революция в системе наказаний»,— считает адвокат Павел Астахов.



Он говорит, что подобная практика распространена в США: адвокат приводит в пример дело Майкла Гризмора, осужденного за действия сексуального характера в отношении ребенка. «Приговор ему включал запрет более чем по двадцати пунктам, в том числе менять место жительства, употреблять алкоголь, передвигаться попутными машинами, использовать соцсети»,— перечислил господин Астахов. Впрочем, эксперт не понимает, будет ли соблюдение запретов строго контролироваться в России. «Сложно сказать, насколько силовые ведомства располагают всем спектром технических средств и необходимым штатом сотрудников. Не исключено, что отсутствие возможности соблюдать запрет позволит избежать наказания»,— рассуждает он.

Александр Воронов, Валерия Мишина


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение